ЗАРУБЕЖНЫЙ ОПЫТ РЕГУЛИРОВАНИЯ ПРОЦЕССОВ РАЗВИТИЯ МАЛОЧИСЛЕННЫХ НАРОДОВ СЕВЕРА Ларченко Л.В.,Колесников Р.А.

Российский государственный педагогический университет им. А.И. Герцена


Номер: 10-2
Год: 2015
Страницы: 54-56
Журнал: Актуальные проблемы гуманитарных и естественных наук

Ключевые слова

коренные малочисленные народы Севера, зарубежный опыт, традиционное хозяйство, indigenous peoples of the North, foreign experience , traditional economy

Просмотр статьи

⛔️ (обновите страницу, если статья не отобразилась)

Аннотация к статье

В статье анализируется зарубежный опыт северных стран по вовлечению коренных малочисленных народов Севера в экономическую деятельность. Сделан вывод, что коренные народы Севера плохо приспосабливаются к труду по найму. Для сохранения северных народов как этноса необходимо сохранение его самобытности за счет развития традиционных отраслей хозяйствования.

Текст научной статьи

Проблемы коренного населения приобрели в последнее время исключительно важное значение. Это объясняется не только повышением значимости Севера в целом, но и ширящимся во всем мире размахом национально-этнических движений, стремлением различных групп населения самоопределить себя как нацию. Основная, но не единственная, цель национально-этнического движения - борьба за политические права, за территорию и ресурсы, т.е. за свои жизненные интересы. Особенно впечатляет рост общественной активности северных аборигенов. На зарубежном Севере возникли десятки общественных организаций, сформированных на этнической основе. В нашей стране также происходит рост общественного движения северных народов, однако масштабы его значительно слабее, но требования в основном те же. Ускоренное промышленное освоение территорий традиционного расселения большинства малочисленных народов в России осуществлялось государством, а потом и частным бизнесом без учета экономических, социальных и экологических последствий и привело к серьезным проблемам. Главная из них - нарушение природной среды обитания малочисленных народов и уменьшение площадей, пригодных для ведения традиционного хозяйства. Для многих малочисленных народов Севера проблема усугубилась тем, что на их территории оказались богатые месторождения природных ресурсов. Это обстоятельство существенно обострило проблему взаимоотношений коренного населения и добывающих предприятий в условиях формирующегося рынка в его практически нерегулируемой форме [1]. В США и Канаде в 1960-70-х гг. возлагали надежду на максимальное вовлечение представителей КМНС в работу по найму: на транспорт, промышленность, государственную службу. Однако затем выяснилось, что движение только в этом направлении не обеспечивает радикального решения проблемы. В 1980-е гг. больше внимания стало уделяться второму пути - ставке на традиционное хозяйство, по крайней мере, к его расширению и укреплению. При этом возникла новая проблема: занятие только традиционным хозяйством не может обеспечить растущие экономические потребности. Особенно сложно на американском Севере, где отсутствует оленеводство, как отрасль животноводства. Кроме того, несмотря на все усилия, ухудшается экологическая обстановка, что сказывается на возможности охоты, рыболовства и промыслов [2]. Исследования проблем малочисленных народов в зарубежных странах привели ученых к мнению, что аборигены плохо приспосабливаются к работе по найму, а тем более к предпринимательству. Однако занятость такого рода пока все-таки остается основным путем, по которому идут народы Севера. Так, например, на Аляске для не менее половины населения основным источником существования служит работа по найму. Проблема это серьезная, она служит предметом очень внимательного изучения во всех северных странах. Выводы, которые делают исследователи, говорят о том, что аборигенам нужно создавать особый режим труда и отдыха, обеспечивающие им щадящие условия, частые отъезды домой для встречи с семьей и занятий охотой, промыслами т.д. Больше, чем на год-полтора договора заключать не рекомендуется. К тому же для аборигенов нужны специальные системы подготовки. Не удалось достичь положительных результатов и с предпринимательством. Многолетние наблюдения американского антрополога и этногорафа Нормана Шанса и аляскинского экономиста Т. А. Моурхауза показали экономическую и финансовую несостоятельность местных национальных компаний, которые были созданы благодаря государственной поддержке. Позднее были опубликованы итоги наблюдений за эскимосами северного берега Аляски. Процветающие вначале корпорации коренного населения постепенно приходили в упадок. Более того, многие эскимосские лидеры были изобличены в злоупотреблениях. Безработица достигла больших величин . Даже расширенный самостоятельный контроль над природными богатствами не обеспечивает северным аборигенам экономическое благополучие, поэтому большое значение приобретает государственная помощь. Однако жизнь на «подачках» имеет свою негативную сторону, поскольку вызывает ответное иждивенческое поведение, а этнос в целом начинает деградировать, поскольку с точки зрения жизнеспособности этноса любой народ складывается как народ-производитель. Поэтому для сохранения северных народов как этноса необходимо сохранение его самобытности за счет развития хозяйственной сферы, основанной на традиционных отраслях этих народов в местах их традиционного проживания. Для сохранения КМНС как этноса непременным условием является устойчивое развитие традиционных отраслей хозяйствования. А для этого необходимо решить вопрос собственности на главное средство производства - землю. Мировая практика накопила много вариантов решения данного вопроса. За рубежом впервые земли были предоставлены аборигенам в исключительное пользование на Аляске в 1971 году. Тогда им было выделено 11 млн. га (11% земель штата) и 962 млн. долл., которые необходимо было выплатить в течение 20 лет. В Канаде это было сделано в период с 1975 по 1991 год в разное время по отношению к различным народам Севера. Кроме того, была единовременно выплачена сумма в 1 млрд. долл. за 14 лет, т.е. по 4 тыс. долл. на человека в год. На Аляске было выплачено несколько меньше - по 700 долларов. В 1981 году были декларированы небольшие права саами на северные районы в Швеции [3, с. 97]. Что общего в этих соглашениях? Во всех соглашениях прослеживается то, что даются полные права на возобновимые охотничье-промысловые ресурсы, но весьма ограниченные - на невозобновимые, минеральные. При этом аборигены получают часть лицензионных платежей и отчисления от прибыли добывающих компаний. В дальнейшем прослеживается тенденция еще большего ограничения прав на невозобновимые ресурсы недр. На Аляске с окончанием срока действия договора 1971 года подвергается сомнению правовая обоснованность передачи недр даже под ограниченный контроль коренного населения. Недра считаются достоянием всего народа, всей страны. Нужно отметить, что политический и административно-территориальный статус коренных жителей Севера - постоянный объект противоречий и разногласий. В рамках государства, где коренное население представлено небольшим количеством относительно пришлого населения, которое и сделало основной вклад в развитие территории, трудно решить вопрос кому же принадлежат права на землю и ресурсы этих территорий. К тому же проблемой остается вопрос - кого же считать коренным населением. Эта проблема существует и в России. Так, например, в Ненецком автономном округе к ним, очевидно, можно отнести и русское население, живущее в низовьях реки Печоры с XV века. Проблема регулирования процессов развития КМНС в местах широкомасштабного освоения углеводородных ресурсов крайне сложна, ее разрешение требует участия многих специалистов и практиков. Но решать ее нужно, причем незамедлительно, поскольку речь идет как о судьбе целых этносов, имеющих многовековую историю, так и об экономическом развитии страны.

Научные конференции

 

(c) Архив публикаций научного журнала. Полное или частичное копирование материалов сайта возможно только с письменного разрешения администрации, а также с указанием прямой активной ссылки на источник.