ВИДЫ ХУДОЖЕСТВЕННОГО ПРОСТРАНСТВА В РОМАНЕ М. БУЛГАКОВА «БЕЛАЯ ГВАРДИЯ» Папакина Л.Н.,Тахмезова Э.Б.

Филиал ДГПУ в г.Дербенте


Номер: 10-2
Год: 2015
Страницы: 151-154
Журнал: Актуальные проблемы гуманитарных и естественных наук

Ключевые слова

художественное пространство, континуум, дискретность, локализация пространства, art space continuum, discrete, localized area

Просмотр статьи

⛔️ (обновите страницу, если статья не отобразилась)

Аннотация к статье

В данной статье исследуются все виды художественного пространства, которые характеризуются дискретностью, акцентуализацией значимых деталей, фрагментарностью предъявления и целостностью восприятия в романе М.Булгакова «Белая гвардия».

Текст научной статьи

Моделирование художественного пространства осуществляется авторами дифференцированно, что зависит, прежде всего, от идиостиля автора, той задачи по вовлечению читателя в событийный план произведения, которую он перед собой ставит. Одни авторы до мельчайших подробностей передают все детали сопутствующей героям реальности, скрупулезно описывают каждую характеристику окружающей обстановки. В результате такой детализации внимательный читатель получает возможность почти физически ощутить вкус, цвет, объем пространственного континуума художественного образа. Но есть и иной подход: не описывая все окружающее, выделить отдельные пространственные фигуры и описать подробно только их, потому что именно они останутся в памяти читателя. Наконец, есть и третья возможность - посредством отдельных штрихов, характеризующих самые главные характеристики пространства, стимулировать воссоздание целого (это мыслительная работа адресата). Безусловно, в таком изображении пространственный континуум приобретает некую схематичность, условность. Но как бы ни были подробны описательные характеристики или как бы схематично ни были переданы детали пространственного континуума - всегда и в любом произведении при моделировании пространственных отношений художники слова допускают разрывы художественного пространства, обусловленные необходимостью динамичного развития сюжета и активизации познавательной деятельности читателя. Вместе с тем, рассматривая реализацию внутрижанрового пространственного континуума, следует признать, что определяющими факторами является индивидуально-авторское видение событий и фактов, а также сама динамика этих событий вкупе с характеристикой героев, через восприятие которых данное событие входит в подсознание читателя. С позиций авторской стилевой индивидуальности Н.Д. Морозова выделяет следующие виды пространственного континуума: объёмно-статический, объёмно-динамический, пунктирный и необозначенный пространственный континуум. На наш взгляд, объемно-статический и объемно-динамический континуум могут быть одновременно подробными, детальными или пунктирными. Для каждого автора в той или иной мере близок один из данных вариантов отражения пространственного континуума, но в то же время все они могут быть представлены в одном произведении. Объёмно - статический пространственный континуум характеризуется детальным описанием места действия, при этом задействуются языковые средства (имена существительные, прилагательные, наречия), выполняющие локализующую функцию. Экспликация объёмно-статического подхода в создании пространственного континуума в художественном произведении способствует тому, что "в воображении читателя возникает чёткое фотографическое отражение последнего, в результате чего описываемые в произведении события приближаются к читателю, обретая крупный план" [3,122]: Сам же инженер бодрствовал и находился в своем тесно заставленном, занавешенном, набитом книгами и, вследствие этого, чрезвычайно уютном кабинетике. Стоячая лампа, изображающая египетскую царевну, прикрытую зеленым зонтиком с цветами, красила всю комнату нежно и таинственно, и сам инженер был таинствен в глубоком кожаном кресле [1,52]. Описание кабинета при всей своей лаконичности может являться иллюстрацией объемно-статистического принципа описания пространства. Читатель получает всю необходимую для создания образа художественного пространства информацию: кабинет, книги, лампа в форме царевны, зонтик, цветы, кресло. Имена существительные, локализующие пространство, детализированы атрибутивами: заставленном, занавешенном, уютном, стоячая, египетскую, зеленым, кожаном. Пространство заполнено. Нет необходимости дальнейшей детализации, так как зеленая лампа высвечивает ровно столько, сколько бы бросилось в глаза читателю, войди он в этот небольшой кабинет. Характерно, что создание объёмно-статического пространственного континуума сопровождается некоторым временным дисконтинуумом. Временной ход событий останавливается, появляется пауза, в течение которой читатель получает возможность обратить внимание на пространственную организацию событий. Как показывает фактический материал, объемно-статический принцип отражения пространственного континуума в романе М.Булгакова «Белая гвардия» не является абсолютным, а скорее, тяготеет к штриховым зарисовкам, к пунктирному отражению пространственного континуума. Это объясняется тем, что события развиваются стремительно, и у автора нет достаточного художественного времени для подробного описания пространства, в котором развивается действие. Приведем еще одну иллюстрацию: В глубоких снегах, верстах в восьми от предместья Города, на севере, в сторожке, брошенной сторожем и заваленной наглухо белым снегом, сидел штабс-капитан. На столике лежала краюха хлеба, стоял ящик полевого телефона и малюсенькая трехлинейная лампочка с закопченным пузатым стеклом. В печке догорал огонек [1,182]. Здесь, как и в предыдущем фрагменте, объемно-статический континуум представлен пунктирно - даны лаконичные характеристики только самых основных деталей события, предъявленного читателю. И одновременно представлены определяющие характеристики, разворачивающие логический вектор повествования. Читатель по данным штрих-элементам легко домысливает пространство, заполняя его собственным видением, основанным на личностной эмпирике. Понятно, что сторожка темная, маленькая и холодная, так как: 1) Огонек в печке догорал; 2) Лампочка была малюсенькая; 3) Стекло ее было закопченное. Для идиостиля М. Булгакова свойственно выделение единичных характеризующих признаков пространственного континуума с целью фиксирования в подсознании читателя основных элементов пространства, позволяющего ощутить себя участником или свидетелем представленных событий. В соответствии с этим принципом строится и объемно-динамический пространственный континуум, который предполагает отражение пространства, возникающее в результате совокупности действий, совершаемых персонажами. В этом случае художественное пространство создаётся постепенно: в результате действий персонажей вырисовываются отдельные пространственные параметры, которые затем соединяются, создавая в воображении читателя целостный, объёмный образ пространства: Когда же она посадила его на что-то мягкое и пыльное, под ее рукой сбоку вспыхнула лампа под вишневым платком. Он разглядел узоры бархата, край двубортного сюртука на стене в раме и желто-золотой эполет [1,213]. В это время он видел арку. В сущности говоря, это были две комнаты. Потолки такие низкие, что, если бы взрослый человек встал на цыпочки, он достал бы до них рукой. Там, за аркой, в глубине, было темно, но бок старого пианино блестел лаком, еще что-то поблескивало, и, кажется, цветы фикусы. А здесь опять этот край эполета в раме [1,214]. Глазами раненого Турбина автор, а следом и читатель, воспринимают пространственный континуум в объемно-динамическом плане. Сначала вспыхивает лампа (под вишневым платком) и в глаза бросается узор на бархате, затем - угол картины с золотым эполетом. Первое впечатление фрагментарно, обрывочно. Затем боль на некоторое время отступает, и Турбин начинает различать арку, соединяющую комнаты и перспективу - выступающий угол пианино, цветы. Знаменателен вводный компонент «кажется», который буквально соединяет героя, автора и читателя в единый субъект, воспринимающий пространственный континуум не в объективности авторского видения, а в субъективности раненого героя, субъективности, ставшей определяющей для всех трех участников (адресанта, адресата и героя произведения). Также субъективно и упоминание чего-то, что поблескивало. Таким образом, окружающее объективно-динамическое пространство эпизода постепенно заполняется новыми деталями, но все они частичны, а некоторые вообще неопределенны. Как видим, пунктирное и объемно-динамическое изображение пространственного континуума совмещены; в этом заключается единый авторский подход в отражении различных видов пространственного континуума. Безусловно, в процессе отражения картины мира автор художественного произведения волен не ставить перед собой задачу достоверного воссоздания реального пространственного континуума. Читатель получает лишь самые поверхностные сведения о локализации действий и событий в пространстве. Специального описания места действия нет, но есть констатация наличия того или иного пространственного континуума. Необозначенный пространственный континуум приобретает в таких случаях большую дискретность и соответствует дискретной передаче времени в произведении, что не нарушает логического повествования: Стали это мы в полночь, ждем смены… Ни рук, ни ног. Нету смены. Костров, понятное дело, разжечь не можем, деревня в двух верстах, Трактир - верста. Ночью чудится: поле шевелится. Кажется - ползут… [1,42]. Дискретность пространственного континуума усилена дискретностью временного и, соответственно, событийного континуума. Лексико-синтаксические характеристики эксплицируют эту всеобщую дискретность: Трактир - верста (пространственный континуум). Ночью чудится: поле шевелится (пространственно-временной континуум). Кажется - ползут… (пространственно-событийный). Эти прерывистость и поверхностность (кажется, чудится) повествования не свойственны автору, но свойственны герою (Мышлаевскому), который старается быстро, лаконично и по возможности максимально полно передать события, участником которых он являлся. Несмотря на дискретность и пунктирность пространственного континуума, читатель получает объемное представление о событиях и времени, то есть, становится слушателем-современником. При этом события лишены конкретной пространственной локализации, они представляют собой неопределенный фон: действие может развиваться в любом замерзшем и заснеженном предместье любого города в период смуты. Таким образом, особенностью идиостиля М.Булгакова является дискретность, фрагментарность художественного пространства, формирующего линейность повествования и способствующего активизации читательского восприятия.

Научные конференции

 

(c) Архив публикаций научного журнала. Полное или частичное копирование материалов сайта возможно только с письменного разрешения администрации, а также с указанием прямой активной ссылки на источник.