КОММУНИКАТИВНЫЕ ТИПЫ ПРЕДЛОЖЕНИЙ КАК СРЕДСТВО ВЫРАЖЕНИЯ КАТЕГОРИИ ОЦЕНКИ В АНГЛОЯЗЫЧНЫХ СМИ Жарина О.А.,Борисенко В.А.,Мкртчян Т.Ю.

Южный федеральный университет


Номер: 11-2
Год: 2015
Страницы: 175-177
Журнал: Актуальные проблемы гуманитарных и естественных наук

Ключевые слова

категория оценки, коммуникативный тип предложения, синтаксис, the category of estimation, communicative sentence type, syntax

Просмотр статьи

⛔️ (обновите страницу, если статья не отобразилась)

Аннотация к статье

Статья посвящена рассмотрению способов реализации категории оценки на синтаксическом уровне. В качестве предмета исследования выступают коммуникативные типы предложений, анализируется их способность передавать оценочные суждения. Материалом исследования послужили англоязычные газетные статьи 2014-2015 годов.

Текст научной статьи

Оценка является одним их аспектов взаимодействия человека и действительности. Понятие оценки определяет особенности взаимодействия человека и окружающего мира, человека и общества. В любом без исключения языке присутствуют представления о плохом и хорошем, на основе которых говорящим оценивается реальный мир. Языковая оценка является основным способом отражения системы ценностей в обществе. Следовательно, оценка является неотъемлемой частью коммуникации. В основе оценки лежат наши субъективные суждения и мысли о предметах и явлениях, то, как мы ощущаем мир вокруг нас. Язык - постоянно развивающаяся и изменяющаяся система, а язык СМИ наиболее чутко реагирует на все изменения, отражает их. Как правило, журналист стремится в сжатой форме донести до читателей весь объем информации, воздействовать на общественное мнение через собственную интерпретацию событий и процессов. Однако, выражая собственное мнение и оценку происходящему, журналист не всегда прибегает к открытому высказыванию или очевидным, эксплицитным оценочным средствам, а дает возможность читательской аудитории самостоятельно сформировать свое отношение к предмету оценки. В этом случае речь идет об имплицитных способах выражения авторской оценки [1, 6]. Таким образом, категория оценки может быть выражена как эксплицитно, так и имплицитно. Способность выражать оценку свойственна единицам языковой системы разных уровней - фонетического, морфологического, лексического и синтаксического. Вопрос о выражении категории оценки на синтаксическом уровне рассматривали такие лингвисты, как Е.С. Мезенева, Н.В. Ильина, Е.А. Зимина, А.В. Зубов, В.И. Шаховский, И.И. Токарева и др. Как правило, говоря о реализации функции оценки на синтаксическом уровне, ученые говорят о так называемом экспрессивном синтаксисе [3, 199], использующем в своем арсенале единицы с ярко выраженными эмоционально-экспрессивными оттенками. К таким единицам относятся повторы, параллельные конструкции, инверсия [2, 197], парцеллированные конструкции [4, 51] и различные типы предложений. В данной статье мы рассмотрим способность различных коммуникативных типов предложений (восклицательных, побудительных и вопросительных) выражать оценку. Фактическим материалом послужили статьи из «The Guardian» и «The New York Times» за 2014 - 2015 года. Как показал анализ фактического материала восклицательные предложения, обладая высокой степенью экспрессивности, не всегда содержат явную оценку. При этом об истинной оценочности суждения можно судить лишь при наличии контекста. Например, “Oh, the Scots!” (The New York Times, 2014) - восклицательное номинативное предложение может быть переведено как «Ох уж эти шотландцы!». При этом знак оценки выявляется только при наличии контекста, так как данное предложение, вырванное из контекста, может выражать как положительную, так и отрицательную оценку. Предложение “A real politic, indeed!” (The New York Times, 2015), вне контекста, содержит положительную оценку, но, опираясь на контекст - “It is simply preposterous! A real politic, indeed!”, можно понять, что данное предложение имеет отрицательное оценочное значение, служит для выражения сарказма и при переводе звучит как «Тоже мне, политик!». В отличие от восклицательных предложений побудительные предложения направлены на открытое выражение авторской оценки, призывая читателя к действию. Оценочное суждение в таких предложениях может быть направлено как на читательскую аудиторию, так и на предмет оценки. Например, “ But no questions, please!” (The Guardian, 2015) - этим восклицанием автор концентрирует внимание читателей на основной теме статьи, подчеркивая ее значимость. Анализ фактического материала показал, что наиболее часто для выражения оценки используются вопросительные предложения, в частности, риторические вопросы. Риторические вопросы, рассматриваемые с точки зрения выражения оценочного суждения, служат для заострения внимания на ключевых аспектах, либо для выражения отношения автора. Например, “Who cares either way?” (The Guardian, 2015) - этим вопросом автор газетного текста показывает свое пренебрежительное отношение к ситуации, описываемой в статье. Если знак оценки предложений из контекста был положительный, то с помощью данного риторического вопроса, он меняется на отрицательный. В статье “Sunday Times Rich List: Britain's richest double their wealth in 10 years”, посвященной финансовому положению людей Великобритании, можно заметить еще один случай применения риторического вопроса как средства выражения имплицитной оценки: “Crisis? What crisis? The 1,000 wealthiest people in the UK are now worth £547bn, not counting what’s in their bank accounts, according to the latest Sunday Times Rich List”. Слово “crisis” при любом контексте является негативно окрашенным словом и может передавать отрицательный знак оценки для всего высказывания. В данном примере мы видим, что риторические вопросы “Crisis? What crisis?”, под влиянием последующего контекста и с его помощью, передают положительную авторскую оценку того, что некоторые чрезмерно богатые люди Соединенного Королевства не замечают экономического кризиса. В данном случае вопросы “Crisis? What crisis?” передают недоумение: «О каком кризисе идет речь?». Однако можно рассматривать данный отрывок с точки зрения того, что автор статьи хотел передать свое пренебрежение к богачам, которые умножают свое богатство, в то время как простые люди сильнее всего ощущают последствия экономического кризиса. С этой точки зрения вопросы “Crisis? What crisis?” могут пониматься как «Какое нам дело до кризиса?». В статье“What will people say?”: Indian Americans balance family with LGBT identity” (The Guardian, 2015) уже из риторического вопроса в заголовке (“What will people say?”) можно понять, что речь пойдет о чем-то, что порицается и не является нормой в сегодняшнем обществе. «Что же скажут люди?» - так мы думаем, когда речь заходит о том, что является отрицательным отклонением от нормы, что вызывает осуждение и негативную реакцию общественности. Таким образом, в заголовке автор предупреждает, что то, о чем пойдет речь в статье, оценивается им негативно, и он призывает читателей разделить его точку зрения. Особенность построения риторического вопроса “Would Ed Miliband be strong enough to stand against Nicola Sturgeon?” в статье “So after the scare tactics, do English voters really see the SNP as a threat?” (The Guardian, 2015) выражает сомнения автора статьи в возможностях британского политика, заставляет читателей задуматься над этим, разделить сомнения автора. Кроме того, в названии статьи содержится риторический вопрос, выражающий отношение автора и англичан к Шотландской Национальной партии. В статье “Amid Errors, Obama Publicly Wrestles With Drones’ Limits” (The New York Times, 2015), риторическим вопросом “Troops on the ground?” журналист сообщает свое негативное отношение к высадке войск. Данное предложение не содержит отрицательно окрашенных слов, однако вопросительная интонация передает негативную авторскую оценку. Пример риторического вопроса, выражающего сомнение автора в сообщаемых фактах, можно встретить в предложениях: “That tells you everything you want to know about the BDS movement. It does?” (The Guardian, 2015). Риторический вопрос в данном случае меняет знак высказывания с положительного на отрицательный, что помогает передать несогласие автора с приведенным высказыванием. Как правило, в риторических вопросах скрыта информация, которую автор хочет донести до читательской аудитории. Хорошим примером такой передачи информации служит риторический вопрос “Are we in danger of getting hysterical about imagined food allergies?” (The New York Times, 2015). Автор не высказывает открыто своего отношения к теме статьи, однако, если обратить внимание на приведенный в качестве примера риторический вопрос, можно обнаружить то сообщение, которое хотел передать читателям автор: “We are in danger of getting hysterical about imagined food allergies”. Такое предложение эксплицитно выражает авторскую оценку, а риторический вопрос выражает ту же самую оценку и передает тот же самый смысл, но только имплицитно. В предложении “Let’s be honest about this last detail - is anyone even slightly surprised?” (The New York Times, 2015) скрыт ответ на поставленный вопрос. Автор, как и в примере выше, не высказывает эксплицитно свое мнение, он делает это скрытно, применяя способ передачи своего сообщения имплицитно - через риторический вопрос. То есть, если данный риторический вопрос представить в виде утвердительного предложения, то получим следующий смысл: “Anyone isn’t even slightly surprised”. Наблюдается замена положительного знака высказывания на отрицательный. Таким образом, анализ фактического материала позволяет говорить о том, что коммуникативные типы предложений являются продуктивным способом выражения оценки на синтаксическом уровне. При этом стоит отметить, что на синтаксическом уровне практически отсутствуют способы явной положительной или отрицательной оценки, то есть можно говорить о потенциально оценочных структурах, знак оценки в которых понимается только при наличии контекста.

Научные конференции

 

(c) Архив публикаций научного журнала. Полное или частичное копирование материалов сайта возможно только с письменного разрешения администрации, а также с указанием прямой активной ссылки на источник.