ХОЗЯЙСТВЕННО-ЭКОНОМИЧЕСКИЙ ЦИКЛИЧЕСКИЙ КАЛЕНДАРЬ ПЕРВОБЫТНОГО НАСЕЛЕНИЯ ДНЕПРОВСКОГО НАДПОРОЖЬЯ Демченко О.В.

Одесский национальный университет им. И.И. Мечникова


Номер: 12-1
Год: 2015
Страницы: 82-86
Журнал: Актуальные проблемы гуманитарных и естественных наук

Ключевые слова

Днепровское Надпорожье, адаптивная стратегия, рыболовство, охота, собирательство, сезонное планирование, Dnieper Rapids Region, adaptive strategy, fishing, hunting, gathering, seasonal planning

Просмотр статьи

⛔️ (обновите страницу, если статья не отобразилась)

Аннотация к статье

В статье рассматривается адаптивная стратегия жизнеобеспечения к палеографическим условиям обитания первобытного населения Днепровского Надпорожья в период позднего мезолита - неолита. Путем анализа археологических материалов и данных естественных наук, реконструируется модель хозяйственно-экономического циклического календаря.

Текст научной статьи

Днепровское Надпорожье своеобразный регион, который расположен между Средним и Нижним течением Днепра, между современными городами Днепропетровск и Запорожье (Украина). На современном этапе территория является частью Северной границы степной зоны Украины с характерными для степи природными характеристиками. Специфичность региона заключается в его ландшафтных и гидрологических условиях. Целью данной публикации является реконструкция адаптивной стратегии жизнеобеспечения населения Днепровского Надпорожья в позднем мезолите - неолите. Сопоставив данные радиохронологии геологических отложений степной зоны Украины и археологических материалов, мы соотносим период нашего исследования с концом бореального - атлантическим периодами голоцена [6, 190]. Отрезок Днепра в этом регионе представляет собой участок прорыва реки через гранитный массив Украинского кристаллического щита, который произошел в плиоцене [4, 358]. В результате прорыва Днепр на этом участке протекает в меридиональном направлении, имеет быстрое течение, а ландшафт приобрел каньонообразный вид. Помимо этого здесь сосредоточено большое количество островов, крупных скал, порогов и забор. Общее увлажнение климата и обводнение территории современной Украины в течение бореального периода голоцена отразилось на южной границе степной зоны. Под влиянием послеледниковой гляциоэвстатичной Фландрской трансгрессии Средиземного моря начинается постепенное повышение уровня Черного моря, которое достигло своего максимального уровня 5 - 6 тыс. лет [18, 84]. Колебания уровня моря сопровождалось и определенными сдвигами в морфогенезе Днепра и других рек. По мнению многих исследователей, в это время происходит переуглубление причерноморских рек, которое фиксируется по, так называемым, «стадиями вреза» в русловых фациях аллювия [7, 159; 16, 18 - 27]. Подъем территории и максимальное снижение регионального базиса эрозии при регрессии новоэвксинского бассейна обусловили врезание рек, сужение их русел, углубление долин, дальнейший рост привязанных к ним балок и оврагов. Скорее всего, именно с этими событиями следует связывать поднятие на поверхность днепровских скальных массивов в Надпорожье и завершение процесса образования островов, которые как раз в позднемезолитическое время стали доступными для обустройства на них стоянок и поселений древних рыболовов-охотников-собирателей. Население Надпорожья, в отличии от сопредельных регионов, долгое время сохраняло присваивающий тип хозяйства, основанный на тактике комплексной эксплуатации ресурсов. В условиях благоприятной природно-экологической обстановки, на участках с повышенной концентрацией фито- и зооресурсов (а именно таким участком и было в изучаемое время Днепровское Надпорожье), традиционные методы «добывания» - получение пищевого продукта обеспечивали не меньшую стабильность социума, чем производящие методы хозяйства, а в ряде случаев оказывались даже более эффективными [8, 183 - 191]. Такая стратегия поведения предусматривала обязательное сезонное планирование деятельности для успешного жизнеобеспечения, которое было тесно связано с природными биоритмами и годовыми климатическими колебаниями. Поскольку, без сомнения, часть флоры и фауны, как основных источников пищи населения, выпадала из разряда «доступных» в определенные периоды года. Анализ материалов мезо-неолитического периода Днепровского Надпорожья показывает четко спланированный населением годовой цикл промыслов, что проявлялось в выборе такой стратегии жизнеобеспечения, которая гарантировала максимальное получение желаемого продукта питания в конкретный период года при минимальном риске. При реконструкции «циклического календаря» экономики наиболее приемлемым представляется начинать характеристику хозяйственно-экономического цикла с весеннего периода, поскольку именно в этот период заканчивались запасы продуктов питания на зимний период и становились доступными источники жизнеобеспечения, которые отсутствовали в холодное время года. Начиная с марта начинало активизироваться рыболовство, в частности лов щуки (Esox Lucius Linne), которая среди рыб является одной из наиболее холодолюбивых и размножается раньше других промысловых рыб - при температуре воды 3 - 7 С˚. Особый интерес представляет Вырезуб (Rutilus frisii frisii), поскольку является полупроходной рыбой, а значит, был доступен для добычи в конкретные периоды года. Вырезуб нагуливается в солоноватых и опресненных участках моря, а на нерест идет в реки. Предпочитает места с быстрым течением и чистой прохладной водой и песчано-галечниковым или каменистым дном, где тяготеет к участкам с водоворотами, глубокими и проточными ямами, что отвечает гидрологическим особенностям Надпорожья. Н.И. Сыроватская считает, что весенний ход начинался с началом ледохода и заканчивался в конце апреля. В мае - сентябре в уловах он отсутствовал, иногда встречался в единичных экземплярах [15]. Ход в порожистый участок Днепровского Надпорожья осуществляли только половозрелые особи при длине тела 50 см и более [10, 70 - 75]. По большому счету, период с апреля по июнь связан с нерестом большого количества рыб, и логично предположить, что он был наиболее продуктивным временем года для рыбного промысла. Помимо вышеназванных видов, судя по ихтиологическим материалам с поселений, основными промысловыми видами были также сом, сазан, судак. Этим видам свойствен нерестовый ход (с небольшими временными отличиями) с апреля по июнь [3, 202; 9, 354]. В рацион питания населения входили, по-видимому, и другие рыбы, однако их видовой состав определить однозначно нельзя, поскольку они зачастую указываются в археологических отчетах и публикациях как «другие рыбы», «разные рыбы», «кости мелких рыб». Можно лишь предположить, что объектами рыболовства также являлись и другие виды рыб характерные для Днепровских порогов (до зарегулирования): вьюн, голец, густера, елец, жерех, карась, красноперка, лещ, линь, налим, окунь, плотва и др. Весной и осенью проводили также т.н. «поколюгу» - охоту на переправах на мигрирующих через реки животных (оленя, лося) [13; 14]. По этнографическим данным, охота на крупных копытных (благородный олень, лось и др.) в летний период производилась достаточно редко и имела в основном сопутствующий характер [14, 88]. В это время значительную роль играла охота на приречную дичь, в том числе охота на «линных птиц». Наиболее продуктивным такой промысел считается в июле, когда молодые птицы подрастают, а старые линяют, сбрасывая перья и постепенно отращивая новые. В это время они либо совсем не летают, либо летают очень плохо, становясь легкой добычей охотника. Несмотря на распространенную точку зрения, что рыбный промысел наиболее продуктивный в теплое время года, необходимо отметить, что в жаркие месяцы лета активность большинства рыб уменьшается, что отражается на улове. Доказательством такой гипотезы может служить исследования поселений сурско-днепровской культуры на о. Сурской п. 2 и п. 3. В.Н. Даниленко (автор раскопок) считал, что п. 3 являлся филиалом поселения на п. 2. Единственным различием между этими пунктами являлось количественное соотношение фауны: «…обращает на себя внимание сравнительно большое количество костей болотных птиц и черепахи и почти полное отсутствие костей рыбы» [5, 34]. Если учесть, что в жаркие летние периоды (июль - август) активность рыб значительно падает, а у приречных птиц наступает период линьки, то такой состав фауны на п. 3 не будет вызывать удивления. В летний период часть населения занималась собирательством. Объектами собирательства выступали разнообразные плоды, ягоды, съедобные растения и пр., а также продукты, связанные с водоёмами (моллюски, черепахи и пр.). Осенний период можно характеризовать как активный период заготовительных работ. Завершается этап активного собирательства (грибы, моллюски и др.). Вновь возрастает роль рыболовства, что связано со второй волной миграции вырезуба. Осенний, хорошо выраженный ход вырезуба начинался со второй половины октября, его максимум приходится на ноябрь. В декабре его ход заканчивается. Наивысшая жирность вырезуба приходилась именно на осень [15]. Неудивительно, что к этому виду рыб, которые всегда вылавливались только больших размеров и имели большую энергетическую ценность, у населения было особое отношение [10, 70 - 75]. Данный вид рыб встречается и на ранненеолитических поселениях Днестра. Размеры рыб в основном 50 - 60 см, что превышает размеры их современного промысла. Е.А. Цепкин предполагает, что вырезуба добывали во время нереста колющими орудиями или преграждая путь их следования изгородями из прутьев [17, 127 - 132]. С осени также начинается время активного нагула всех видов рыб, которые активно накапливают энергетические запасы для зимовки. Начиная с конца ноября разнообразие ихтиофауны падает, однако лесные массивы пополняются копытными и другими животными, которые стягиваются сюда на зимовку. С конца августа по ноябрь результативна охота «на реву» на благородного оленя. В зимний период население существовало за счет заготовок и, бесспорно, охоты. Зимой производилась охота на пушного зверя, которая впрочем, начиналась еще с октября. На зайца охотились «по чернотопу», в октябре, по первому снегу. Охотничий сезон на белку начинался в октябре и заканчивался к концу марта [14, 87 - 88]. На памятниках Надпорожья часто отмечаются кости бобра, который был достаточно ценен не только из-за меха, но и из-за его мяса (до 50 кг), которое употреблялось в пищу. Другие пушные животные гораздо меньше (белка, барсук, сурок и др.) или их мясо малопригодно в пищу (лиса, куница и др.). Зимой имела место индивидуальная, а также групповая облавная охота. К периоду «зима - начало весны» приурочивалась охота на крупных копытных методами скрада и гона. Обычно это происходило с наступлением наста. Исследователи предполагают существование рыбного промысла в первобытного населения Надпорожья и в зимний период, отмечая, что «особенности поселений и самих людей, обитавших в Днепровском Надпорожье, обуславливались природной средой: Днепровские пороги издавна привлекали людей тем, что даже зимой не покрывались льдом и давали пищу в наиболее голодные сезоны года» [2, 30]. Такую точку зрения можно принять, но с некоторым замечанием. Рыболовство в зимний период года могло иметь место, однако основные промысловые виды рыб, которые вылавливались населением, теряли свою активность в этот период (щука, судак и др.) или вообще впадали в состояние наподобие спячки (карп, окунь, сом, ерш и др.). Понижение температуры заставляет большинство рыб уходить на глубокие места, где температура более стабильна. Рыбы пререкочевывают на глубины, почти перестают двигаться, прекращают питание и как бы впадают в спячку [12, 132]. Анализ ихтиологических материалов показал разнообразие видового состава улова первобытного населения региона. Экология этих видов предполагает существование сезонного планирования промысла (вырезуб, жерех как проходные виды, зимняя «спячка» большого количества рыб, периоды нереста и т.д.), а также организацию ловли на нескольких, различных по гидрологическому режиму, «рыбных местах» (бурных каменистых участках, заводях, прибрежных зонах и т.д.). Все это способствовало развитию различных способов рыбной ловли, специализированных орудий и приспособлений, плавсредств и т.п. Так, например, щук, вылавливали в основном ставными сетями и сетями в плавнях среди растительных пробелов, реже тягловыми неводами [11, 327], судака - неводами, сетями, а также на крючек [10, 59 - 50], ловля сома, вирезуба, сазана и некоторых других видов могла иметь и форму «охоты» с помощью гарпунов и острог и т.д. То же самое можно говорить и об охоте, которая, являясь неспециализированной, требовала от первобытного охотника глубоких знаний (относительно экологии и повадок животных) и умений (различных методов охоты в зависимости от периода года). Хозяйственно-экономический годовой цикл, диктовавший способы получения продуктов питания, являлся главным критерием для выбора мест создания поселений и стоянок [1, 65]. Населением была выработана четкая поселенческая стратегия, которая соответствовала хозяйственным потребностям. Так, островные поселения являлись местами обитания небольшой группы людей в теплый период года (апрель - ноябрь), а в холодный период (ноябрь - март) обустраивались береговые поселения, на которых проживало несколько «островных групп». При этом, в зависимости от сезона, человек неоднократно возвращался на уже обжитые места. Такая устоявшаяся система постоянных сезонных переселений в рамках конкретной территории является показателем богатой кормовой базы, которая была в состоянии обеспечить стабильность жизни без внедрения производящих форм хозяйства или дальних перекочевок. Успешность адаптивной стратегии населения заключалась в четко спланированном экономическом календаре, который соответствовал климатическим годовым колебаниям и учитывал естественные биоритмы фауны. Все это диктовало места и принципы создания поселений (островные, береговые; базовые зимние, летние сезонные и т.д.), смену экономико-хозяйственной доминанты на протяжении года (рыбный промысел, собирательтсво и лов приречной дичи, охота), специализацию орудий и предметов быта, формирование мировоззрения и т.д.

Научные конференции

 

(c) Архив публикаций научного журнала. Полное или частичное копирование материалов сайта возможно только с письменного разрешения администрации, а также с указанием прямой активной ссылки на источник.