К ВОПРОСУ О МАССОВЫХ ПОЛИТИЧЕСКИХ ПРОТЕСТАХ В РОССИИ НА СОВРЕМЕННОМ ЭТАПЕ Бакулина А.А.

Дальневосточный федеральный университет


Номер: 12-7
Год: 2015
Страницы: 120-122
Журнал: Актуальные проблемы гуманитарных и естественных наук

Ключевые слова

политическое поведение, массовое политическое сознание, акции протеста, политическая система, political behavior, mass political consciousness, overt protest, political system

Просмотр статьи

⛔️ (обновите страницу, если статья не отобразилась)

Аннотация к статье

Статья посвящена исследованию проблем массовых политических протестов, особенностей политического процесса в современной России и факторов, обусловливающих их характеристики на современном этапе

Текст научной статьи

Становление российской государственности, изменение архитектуры политической системы России в начале 21 века, обусловленное потребностями в политической модернизации, сопровождается нестабильностью в сфере общественных отношений. Итоги федеральных выборов, несогласие граждан с отдельными управленческими решениями региональных и местных органов власти обусловили массовые гражданские протесты в 2009-2012 годах. Так, в 2011-2012 годах возникли массовые выступления «За честные выборы». При этом в отличие от выступлений в более ранние периоды времени: в 1998 году, для которого была характерна «рельсовая война» шахтеров, в 2005 году, когда массовые выступления носили преимущественно социально-экономический характер и были обусловлены реформами, направленными на «монетизацию» льгот, с конца 2009 года социальной базой выступлений становятся преимущественно представители среднего класса России. Однако для вышеуказанных массовых выступлений свойственен локальный характер, привязанность к конкретной и близкой людям проблеме, в связи с чем отдельные социологи отнесли к их категории «NIMBY» («Not In My Back Yard» или «Только не в моем дворе») [2, 8]. Тем не менее, отдельные движения выходят за пределы собственных интересов, мотивации; ценностные ориентации участников инициативных групп и социальных движений - разные, отличается и степень их вовлеченности в общественную деятельность. Часто в процессе деятельности активисты движений выходят за пределы своей узкой и специфичной проблемы, поднимают глобальные проблемы. В качестве примеров протестных движений можно назвать организованные акции в Пикалево в 2009 году, в результате которых была решена системная проблема города в экономической сфере, движение в Санкт-Петербурге за сохранение историко-культурного наследия города, в Астрахани против фальсификации на выборах, в Тольятти против массовых увольнений, в Ижевске против отмены социальных льгот в 2009 году, в Иркутке в 2010 году в защиту Байкала и против Байкальского ЦБК, в Химках в защиту Химкинского леса в 2010 году [2, 9-12]. Также можно отметить эволюцию протестных движений - от городских движений в рамках конкретных, узконаправленных проблем до политического протеста, пик которого пришелся на 2011-2012 годы, обусловленного несогласием с отдельными элементами политической системы и особенностью функционирования избирательной системы. События 2011-2012 года продемонстрировали возможности российской оппозиции по организации массовых выступлений, но при этом показали системные проблемы - отсутствие общепризнанной концепции, единой идеологической основы, носителей принципиально иной идеологии среди оппозиционных групп, самоидентификации как условия взаимодействия социальных групп, и, как следствие, раздробленность. «Нет ни четкого адресата, ни четкого врага внутри страны, ни повестки, ни лозунга, под которым могли бы объединиться недовольные, и нет организующей силы, которая, подхватив эти настроения, могла бы вывести людей на улицу», - отмечает генеральный директор ВЦИОМ В. Федоров [1, 3]. Об этих проблемах писал еще А. Солженицын, который отмечал: «Ах, если бы мы были способны к истинному всеобъединению: мирными средствами, но воистину всенародно выразить наш гнев....В других странах такими массовыми выходами и поворачивают ход своей истории.» [4, 200]. Первоначально реакция властей на массовые протестные акции 2011 - 2012 годов была направлена на либерализацию политической системы: были смягчены требования к условиям создания и функционирования политических партий, введены прямые выборы руководителей регионов, однако затем была продолжена политика централизации. Для указанной политики был характерен жесткий курс в отношении оппозиции, ужесточение административного законодательства в части ответственности за организацию и участие в несанкционированных митингах и иных акциях, новые требования к деятельности неправительственных организаций, реформа Академии наук, которая привела в том числе к изъятию у нее собственности и лишению ее реальной независимости. Либерализация политической системы не привела к изменению основных характеристик массового политического сознания россиян, для которого свойственно слабо развитое индивидуальное начало, низкое политическое участие, несистемность, отсутствие целостности и устойчивости, ситуативность, антитетичность, социальный инфантилизм, стремление к государственному патернализму. Указанные характеристики массового политического сознания, соответствие функционирующего политического режима политической культуре населения, проблемы «несистемной» оппозиции сочетаются с другими факторами, такими как гуманизация российского культурного опыта, высокий образовательный потенциал, высокий уровень профессионализма в отдельных сферах, что в целом обусловливает отсутствие массовых протестных движений в настоящее время. Как отмечает российской исследователь Г. Тульчинский, «опыт 1991 и 1993, 1998, 2011 - 2012 годов показывает, что в наши дни уже, наверное, невозможен бунт «бессмысленный и беспощадный» типа пугачевщины или 1918 г. Народ убедительно и веско продемонстрировал горькую и мудрую сдержанность и стойкость, показав, что он мудрее и зрее своих властителей....Медленно... возникает правовая культура.» [5, 162-163]. Согласно исследованиям российских социологов экономические трудности не конвертируются в политическую нестабильность. 77 процентов опрошенных в 2015 году не собирается участвовать в протестных выступлениях. Изменилось отношение к уличным акциям: «недопустимыми», «ведущими к дестабилизации» называют их 30 процентов респондентов (в январе 2012 года было 22). Сократилось и число тех, кто считает митинги «проявлением демократии и нормальным способом решения проблем»: в 2012 году сторонников такого подхода было 36 процентов, в 2015 году - 23. Как показывают опросы, большинство граждан надеются на то, что «правительство людей не бросит» [1, 3]. При этом основная причина пассивности граждан также связана с тем, что гражданские, политические права в России не являются значимыми для большинства населения. По данным ВЦИОМ более 70 процентов россиян готовы «попрощаться» с демократией и личными свободами ради сохранения порядка в стране. Более 90 процентов россиян не проявляли в последние два года никакой гражданской или политической активности [1, 3]. Тем не менее, массовые митинги протеста 2011 - 2012 годов показали пример интенсивной мобилизации граждан в крупных городах, но, в тоже время, невозможность объединения оппозиции и раскол в обществе, не способном предъявлять власти альтернативные требования. Также сильны идеологические различия между представителями различных направлений оппозиции [2, 502]. Согласно результатам общероссийского социологического опроса «Гражданский активизм: новые субъекты общественно-политического действия», проведенного Институтом социологии РАН при поддержке Некоммерческого фонда - Институт социально-экономических и политических исследований в марте 2014 года, россияне «придерживаются различных взглядов на роль государства в жизни страны… Большинство в России (56%) сейчас составляют «государственники (этатисты) - державники», которые…выступают за «порядок», наведенный «сильной рукой»….Либералов-западников лишь 8%, треть (36%) являют собой в политическом отношении нечто среднее.» [3, 11]. Вышеуказанное позволяет сделать вывод о различных подходах граждан России к роли государства в общественном устройстве и приверженности большинства государству с сильной централизованной властью и патерналистской системой отношений, в связи с чем именно федеральным органам власти принадлежит ключевая роль в создании условий для формирования единой российской национальной идентичности с участием институтов гражданского общества, организации более эффективных каналов коммуникации общества и государства, в усилении культурно-воспитательной функции государства, развитии правосознания, укреплении государственной власти на всех уровнях.

Научные конференции

 

(c) Архив публикаций научного журнала. Полное или частичное копирование материалов сайта возможно только с письменного разрешения администрации, а также с указанием прямой активной ссылки на источник.