ПРИЗНАКИ СРАВНЕНИЯ КАК СТРУКТУРНО-СЕМАНТИЧЕСКОЙ КАТЕГОРИИ Ермакова Н.Л.,Логачева А.А.

Орловский государственный университет


Номер: 3-1
Год: 2015
Страницы: 294-298
Журнал: Актуальные проблемы гуманитарных и естественных наук

Ключевые слова

сравнение, изоморфизм, синкретичность, переходность, имплицитные структуры, comparison, isomorphism, syncretism, transitivity, implicative structures

Просмотр статьи

⛔️ (обновите страницу, если статья не отобразилась)

Аннотация к статье

В статье анализируется сравнение как структурно-семантическая категория языка с учетом того, что она обладает набором разноуровневых средств выражения: функционально-семантическая категория с полевой структурой организации, то есть содержательная структура, представляющая собой реализацию того или иного функционально-семантического поля в речи; ситуация сравнения.

Текст научной статьи

Во второй половине ХХ века расширилось понятие грамматической категории. Впервые понятие грамматической категории в процессе описания частей речи дал Л.В. Щерба: «Существование всякой грамматической категории обусловливается тесной, неразрывной связью её смысла и всех её формальных признаков» [6, 65]. С тех пор описаны категории темпоральности, каузальности, противительности, отрицательности и т.д. Семантика сравнения выражается системой разноуровневых форм. Сравнение как лингвистическое явление отличается от других единиц конструктивными признаками. На любом уровне оно представляет собой трехчастную структуру: то, что сравнивают, то, с чем сравнивают и то основание, на котором осуществляется сравнение. В сложных сравнительных конструкциях есть еще оператор, то есть связующий элемент, с помощью которого соединяются сравниваемые части. Обычно в качестве связующих элементов выступают сравнительные союзы. Сравнение нами рассматривается как структурно-семантическая категория, выделяемая на основе системного подхода к ее исследованию. Системный подход «требует определения места речевого факта в системах языка (в его классификации), а для этого необходимо установить его связи и отношения с единицами языка, определить его свойства/признаки» [2, 38]. В.В. Бабайцева, говоря о системе языка как целостной структуре, замечает, что эта система объединяет единицы разных уровней: синтаксического, морфологического, лексико-фразеологического, морфемного, фонетико-фонологического. Компоненты каждого уровня объединены в системы. Каждая из них объединяет более частные системы. «Уровневые системы не изолированы друг от друга. Они связаны уже построением языковой системы: единицы более низких уровней служат строительным материалом для единиц более высоких уровней. Так, из звуков состоят морфемы, из звуков и морфем - слова, объединяющиеся в лексико-семантические группы и структурно-семантические классы слов (части речи). Из словоформ и словосочетаний строятся (и состоят) простые предложения, которые входят в состав сложных. Из простых и сложных предложений строится текст - самая сложная единица языковой системы: в тексте (в еще большей степени, чем в предложении) «работают» единицы всех уровней» [2, 33]. Принцип системности проявляется при рассмотрении всех уровней языка. Особенно актуальным стало внимание к системной организации языка в XX веке, хотя понимание языка как системы в русистике не является новым. Еще Ф.И. Буслаев отмечал, что человеческая речь представляет собой систему взаимосвязанных элементов, где организующая роль принадлежит синтаксису. И обобщая свои рассуждения о предложении как основной структурной единице речи, пишет: «… и членораздельные звуки, сложившиеся в слова, и каждое отдельное слово суть не что иное, как живые члены целого живого состава, именуемого предложением» [2, 21]. Системный подход означает изучение компонентов (элементов) системы, их связей и отношений, определение места в системе языка как типичных, так и переходных, синкретичных образований. Но и на каждом уровне языка могут быть выделены свои частные системы. Система представляет собой упорядоченную совокупность взаимозависимых и взаимосвязанных единиц (элементов, компонентов) разных уровней, выступающих как целостное образование [2, 51]. «При этом единицы более низкого уровня образуют единицы более высокого уровня и, наоборот, единицы более высокого уровня членятся на единицы более низкого уровня. Синтаксические единицы более низкого уровня в построениях более высокого уровня выступают как элементы (компоненты), которые вступают друг с другом в синтаксические связи и отношения» [1, 99]. Поэтому В.В. Бабайцева систему синтаксических единиц представляет в определенной последовательности, обусловленной их «горизонтальными» и «вертикальными» отношениями. Она выделяет «подход снизу» и «подход сверху». При подходе «снизу» перечень единиц идет от низшего уровня к высшему (от словоформы к тексту), он показывает, из чего строятся синтаксические единицы; а при подходе «сверху» (от текста к члену предложения) выясняется, на какие единицы членятся единицы более высокого уровня. Переходные и синкретичные явления связывают систему языка: «Важнейшими системообразующими факторами являются изоморфизм и переходность, создающие целостность и связность как на различных уровнях, так и между уровнями. Одноуровневые переходные явления скрепляют систему языка в основном по горизонтали, изоморфные - по вертикали, то есть связывают между собой уровни языка» [2, 52]. Изоморфизм в языке В.В. Бабайцева определяет как сходство (но не тождество) языковых единиц разных уровней по значению и функции при различии в форме (строении), а изоморфные явления - это сходные факты языка и речи, принадлежащие к разным уровням языковой системы. Системно и подробно теория переходности была разработана В.В. Бабайцевой (1967, 2000). Центральное понятие своей теории В.В. Бабайцева определяет так: «Переходность - это такое свойство языка, которое скрепляет языковые факты в целостную систему, отражая синхронные связи и взаимодействие между ними и обусловливая возможность диахронных преобразований». Соответственно этому переходность подразделяется на синхронную и диахронную [3, 15, 22, 27]. Анализ нашего материала и показывает взаимодействие синхронной и диахронной переходности, так как раскрывает множество синкретичных случаев, выбранных из лирических текстов. А именно синкретизм является наиболее важным следствием синхронной и диахронной переходности. Слово синкретизм имеет греческое происхождение: от synkrеtismos - соединение. В.В. Бабайцева характеризует два значения этого термина: 1) совпадение в процессе развития языка функционально различных грамматических категорий и форм в одной форме, приводящее к грамматической омонимии, например, синкретизм падежей. В русском языке одно окончание может оформлять И. и В. п.; Р. и П. п. и т.д.; одно окончание может выражать и разноплановые значения, например, значения рода, числа и падежа; 2) совмещение (синтез) дифференциальных структурных и семантических признаков единиц, противопоставленных друг другу в системе языка и связанных явлениями переходности. Синкретичные образования этого вида обозначаются также терминами: «гибридные», «контаминационные», «промежуточные», «периферийные», «диффузные» [5, 446; 3, 235]. В сфере наших научных интересов находится сложноподчиненное сравнительное предложение, поэтому чаще используется второе значение термина. Только в свете теории синкретизма (теории синхронной переходности) становится возможным решение вопросов о промежуточных явлениях между союзными и бессоюзными сложными предложениями, между подчинением и сочинением, между видами и разновидностями СПП, сложносочиненное предложение (ССП), сложное бессоюзное предложение (СБП), вопросов о синтаксическом статусе различных конструкций, о структурно-семантическом описании ядра и периферии. В рамках этой теории следует рассматривать и проблему выяснения морфологического статуса грамматических показателей сравнительных, временных, условных, причинных, объектных и других отношений в различных синтаксических конструкциях. Системообразующими факторами В.В.Бабайцева называет изоморфизм и явления переходности, которые обеспечивают связь между уровнями и между языковыми единицами внутри уровней. Если синхронная переходность характеризуется как свойство, скрепляющее факты в целостную систему, отражая синхронные связи и взаимодействия между ними и обусловливая возможность диахронных преобразований, то изоморфизм обозначает сходство языковых единиц разных уровней по значению и функции при различии в форме. «Изоморфные явления - это сходные по значению факты языка и речи, выраженные средствами разных уровней языковой системы» [2, 35]. В.В.Бабайцева, иллюстрирует явления изоморфизма на примере категории сравнения. Она характеризует данную категорию как структурно-семантическую. Так, категория сравнения может быть выражена: · на лексическом уровне: словами подобный, похожий и другие в разных формах: Между тучами и морем гордо реет Буревестник, черной молнии подобный. (М.Горький) (пример В.В.Бабайцевой); · на морфологическом уровне: формами степеней сравнения: Правда светлее солнца. (Пословица) Самое длинное на земле расстояние - то, которое преодолевать не хочется. (А.Дементьев) (пример В.В.Бабайцевой); · на уровне словосочетания: петь соловьем; · на уровне простого предложения с обстоятельствами сравнения и уподобления: За дверью тикал, как ходики, сверчок. (К.Паустовский) Черно-бурою лисицей под горой улегся лес. (Д.Кедрин) (пример В.В.Бабайцевой) · на уровне сложного предложения (сложноподчиненного предложения с придаточным сравнительным и так называемым отрицательным параллелизмом): И к нам от них эфирный шепот, Как будто веет темный ропот… (И.Козлов) Клюет и бросает и смотрит в окно, Как будто задумал со мною одно. (М.Лермонтов) Казалось он не стар, но был уж сед, Как будто бы под ношей бед. (Н.Огарев) Чего-то нет, чего-то жаль, Душа о чем-то все горюет; Как будто друг уехал вдаль, Как будто весть какую чует. (Ф.Глинка) И в жизни вновь звучит уныло мне Одно и то же непрерывной цепью, Как ветра шум над бесконечной степью. (Н.Огарев) Как ей обязана ты волей, Так я неволею своей. (А.Дельвиг) Как одинокая гробница Вниманье путника зовет, Так эта бледная страница Пусть милый взор твой привлечет. (М.Лермонтов) · на уровне текста с помощью форм глагола сравнить и местоимения-наречия так: На грудь кладет тихонько руку И падает. Туманный взор Изображает смерть и муку. Так медленно по скату гор, На солнце искрами блистая, Спадает глыба снеговая. (А.Пушкин) Между языковыми средствами разных уровней существуют системные взаимодействия, которые могут быть основанием для образования синкретичных явлений, например, на синтаксическом уровне оппозиция сложное предложение - простое предложение. На шкале синхронной переходности В.В.Бабайцевой промежуточное звено занимают простые предложения со сравнительными оборотами с разной степенью выражения предикативности. Кратко охарактеризуем данную шкалу, применительно к категории сравнения. Конструкции, «в которых на основании общего признака или комплекса признаков сравниваются предметы», образуют «функционально-семантические ряды предложений, связанных между собой явлениями переходности» [3, 522]. Такие предложения В.В. Бабайцева распределяет по шкале переходности, крайними точками которой являются сложноподчиненные предложения (звено А) и простые предложения (звено Б): А - Герасим рос немой и могучий, как дерево растет на плодородной почве. (И.Тургенев.) Аб - Широкие тени ходят по равнине, как облака по небу. (А.Чехов.) АБ - Пруд местами, как сталь, сверкал на солнце. (И.Тургенев.) аБ - Как дым рассеялись мечты. (М.Лермонтов.) Б - Пруд как блестящая сталь. (А.Фет.) Звенья Аб, АБ и аБ, пишет В. Бабайцева, образуют зону синкретизма, в которую входят предложения, совмещающие (в разной степени!) свойства оппозиционных звеньев А и Б. Чётко противопоставлены звенья А (сложноподчинённые предложения) и Б (простые предложения). Наиболее существенным признаком сложноподчинённых предложений является наличие двух предикативных (грамматических) основ: Герасим вырос немой и могучий и дерево растёт. Средством связи придаточного предложения с главным является союз как. Наиболее существенным признаком простого предложения (звено Б) в отличие от сложноподчинённого является наличие одной предикативной основы. Подробно описаны остальные позиции шкалы. Так, предложения типа Аб находятся на периферии сложноподчинённого предложения, так как сравнительная часть представляет собой неполное предложение, в котором есть подлежащее и второстепенной член, входящий в состав сказуемого (по небу). Сравните: Они глядели мне в глаза, как человек перед расстрелом. (А. Вознесенский.) Предложения типа аБ (Как дым рассеялись мечты) находятся в системе простых предложений, так как сравнение как дым выполняет роль обстоятельства и может быть заменёно творительным сравнения (Дымом рассеялись мечты). Это отличает звено аБ от звена АБ, в котором такая трансформация невозможна. Конструкции типа АБ, по мнению В.В.Бабайцевой, занимают промежуточное положение, так как они могут быть с равным основанием квалифицированы как СПП с неполным придаточным сравнительным предложением или как простое предложение со сравнительным оборотом. К А и к Б они тяготеют приблизительно в равной мере. От звена аБ эти конструкции отличаются невозможностью замены сравнительного оборота творительным падежом [3, 35]. Изучение категории сравнения, привело к современному пониманию сравнения как структурно-семантической категории языка с учетом того, что она обладает набором разноуровневых средств выражения: функционально-семантическая категория с полевой структурой организации; категориальная ситуация, то есть содержательная структура, представляющая собой реализацию того или иного ФСП в речи; ситуация сравнения. Результатом исследования категории сравнения как разноуровневого образования является вывод многих ученых о том, что «сравнение - слабо центрированное ФСП, которое опирается не на грамматическую, а на семантическую категорию», то есть общий смысл, объединяющий систему разноуровневых языковых единиц его выражения.

Научные конференции

 

(c) Архив публикаций научного журнала. Полное или частичное копирование материалов сайта возможно только с письменного разрешения администрации, а также с указанием прямой активной ссылки на источник.