СИМВОЛИЧЕСКАЯ СТРУКТУРА РЕПРЕЗЕНТАНТОВ «ТРИ» И «СЕМЬ» В ОСЕТИНСКОЙ ЛИНГВОКУЛЬТУРЕ Дзедаева М.С.

Северо-Осетинский государственный университет им. К.Л. Хетагурова


Номер: 3-3
Год: 2015
Страницы: 85-88
Журнал: Актуальные проблемы гуманитарных и естественных наук

Ключевые слова

число, номинатор, концепт, когнитивный признак, символизм , number, nominator, concept, cognitive feature, symbolism

Просмотр статьи

⛔️ (обновите страницу, если статья не отобразилась)

Аннотация к статье

В статье на материале Нартского эпоса выявляются когнитивные признаки концепта «Нымœц» /число/ репрезентированные номинаторами æртæ «три» и авд «семь» как параметры описания модели мира и универсальные числовые коды, получившие национальную трактовку в осетинской лингвокультуре

Текст научной статьи

Архаичные культурные пространства пронизаны мифопоэтическими основами числа и числовых моделей, в которых число выступает уже самостоятельно, вне непременной связи с объектами. В архаичных традициях числа описывали ситуации, которым придавалось сакральное значение. Тем самым число становилось образом мира и отсюда - средством для его периодического восстановления в циклической схеме развития для преодоления хаотических тенденций [8,630]. Также числу придавалось сакральное «космизирующее» значение фиксировать параметры образа мира, с одной стороны, и служить матрицей для его периодического восстановления в циклической системе развития, с другой. Древние народы приписывали числам скрытый смысл и магическую возможность влияния на все окружающее: считалось, что числа использовались богами для управления миром [7, 105]. Числа трактовались как божественные символы Вселенной, основа представлений о мироздании, символ гармонии и порядка в противовес Хаосу. Числа считались неотъемлемыми характеристиками всех существ и предметов: они управляют не только физической гармонией и законами жизни, пространством и временем, но и отношениями с Богом, который понимался как Мировое единство, Высшая Истина [8,629]. Роль числа наиболее значима в тех культурах, тексты которых базируются на развитом классификационном принципе, согласно которому все объекты (особенно сакрально значимые) связаны друг с другом определенной системой иерархических отношений [9,630]. Концепт «число» в языковой картине мира объективирует один из наиболее известных классов знаков, ориентированный на качественно-количественную оценку элементов особого числового кода, с помощью которого описывается мир. Выделяют два вида чисел - счетные числа и священные числа. Счетные числа служат условными знаками, соотносясь с физическим планом, священные числа, выполняя символическую функцию, относятся к метафизическому плану, представляя оппозицию Материя - Дух, как полюса Единой Сущности. Все сущее в проявленном мире отличается количеством и качеством, то есть числом. В данной статье на материале Нартского эпоса (НЭ) выявляются когнитивные признаки числовой символики объективированные номинаторами æртæ «три» и авд «семь» в осетинской лингвокультуре. Нартский эпос как совокупность преданий сказаний (авторство, которого приписывают себе одновременно несколько народов Северного Кавказа) ˗ это древний и архаичный по типологии эпос, построенный на мифологической подоснове. Нартский эпос создавался скифо-сармато-аланскими и местные кавказскими племенами с VIII-VII вв. д.н.э. до XIII-XIVвв. н.э. [2, 66]. Формирование и развитие эпоса возможно не только под действием объективной действительности, но также в силу внутренних закономерностей, составляющих необходимый компонент национальной специфики. Мельчайшие изменения содержательной стороны текста, связанные с заимствованием или инокультурным влиянием, вписываются во внутреннюю канву жанра повествования, обрастая национальным колоритом. На материале Нартского эпоса было зафиксировано значение числа как параметра описания модели мира и универсальные числовые коды, получившие национальную трактовку в осетинской фольклорной картине мира. Число - три (æртæ) практически во всех религиозных традициях имеет особое, священное значение, ассоциирующееся с жизнью, явлением абсолюта в акте творения (преодоление единичной замкнутости и двойственности), продолжением рода - от союза мужчины (единица) с женщиной (двоица) рождается ребенок (триада) [6: 69]. Число три связанно с тремя важнейшими категориями жизни осетин: Хуыцау - Бог, хур - солнце и зæхх - земля. Когнитивные признаки актулизируются в концепте «число» через божественную символику «слеза», «святилище» и «голубка»: «Хуыцау æрæппæрста Батрадзы мæлаты фæдыл æртæ цæссыджы, кæм æрхаудтой, уым февзарди æртæ кувæндоны Таранджелос, Мыкалгабыртæ æмæ Реком» [НЭ]. Бог оплакал Батраза и пролил три слезы, где слезы упали, появились три святилища Таранджелос, Мыкалгабырт и Реком; «Æмæ æртæ æхсинæджы йæ хъулæй атахт» [НЭ]. И взлетели три голубки из его альчика; «Бæлас ныррухс и, æмæ йыл бады æртæ ‘хсинæджы» [НЭ] .Дерево (золотая яблоня) озарилось и при свете увидели они три голубки сидящих на нем; «Уыцы афон Уастырджы ратахт йе ‘ртыкъахыг бæхыл» [НЭ]. В этот час появился Уастырджи на трехногом коне; «Уаигæн йæ тых йæ ныфс æмæ уд сты хохы фидары; уым болат лагъзы мидагис æртæ баæлоны. Уыдонæй иу у йæ тых, дыккаг - йæ ныфс, æртыккаг та - йæ уд» [НЭ]. У великана его сила воля и душа спрятаны в горе, там в железном сундуке сидят три голубя: один его сила, второй - его воля, третий - его душа. Голубки - это существа-медиаторы, проводники древней космогонии, объединяющие все три мира. В осетинской религиозной традиции молитва к Богу произносится с тремя пирогами круглой формы (чъири). Круг символизирует землю, бесконечности и законченность. Три пирога означают прошлое настоящее и будущее: «Кувæггаг та уыд - æртæ гуыдыны æмæ галлы сгуы» (НЭ). Для обращения к Богу у них было - три лепешки и рог быка; «Кæстæртæ æртæ чъирийы æрбахастой куывынмæ» [НЭ]. Младшие принесли три пирога для обращения к Богу. В «Словаре символов» Нади Жульен дается следующие сведения о сакральном значении числа три: «…тройка - число совершенное, доступный чувствам образ божества, которое изображается в виде пересекающихся кругов» (конкретно этот образ до сих пор на столах у осетин в виде трех пирогов) [7,374]. На пиры-моления в доме Алагата (НЭ) обычно собирались хорошо известные «три (группы) нартов», или «три нартовских (рода)» - Алагата, Ахсартаггата и Бората: «Араст сты Æртæ Нарты фæсивасивæд, Уырызмæг сæ разæй» [НЭ]. Отправились молодые нарты из Трех Нартов, возглавляемые Урызмагом; «Æртæ Нарты ныхасы бадынц æмæ тархон канынц» Заседают старейшие Трех Нартов на совете [НЭ]. Семь (авд) - священное число, символ божественности. Мир, по представлениям осетин и других индоевропейских народов, по вертикали делится на три части: верхнюю, где обитают боги и птицы, среднюю, где живут люди, а также ˗ дикие и домашние животные, и нижнюю, где обитают злые духи, рептилии и пр. Верхний и нижний миры, согласно осетинской мифологии, делятся на семь частей. Именно число семь характеризует культ семи богов у осетин и общую идею вселенной. Влияние семичастного деления отразилось на мировой оси. Авд Дзуары («семь божеств») сочетает в себе семь божеств - Афсати, Донбеттыр, Реком, Фалвара, Уастырджы, Уацилла, Тутыр. Согласно верованием осетин Авд Дзуары живет на небе, но иногда появляется на земле, но не в своем образе - образе небожителя, который осетинской мифологией не описан, а в образе ярко светящийся птицы с большими крыльями. От Авд Дзуара зависит урожай хлебных злаков, увеличения поголовья домашнего скота и его защита от болезней, благополучие людей [1,10]. Такая религиозная символика осетин имеет глубокие мифологические истоки: «Цæугæ цæуын арвыл авд Уастырджы æмæ авд Елийы ауыдта» [НЭ]. Во время пути увидел он в небе семь Уастырджы и семь Елийя; «Агуындæйы чындздзон уæрдон уыдис æвзистæй æмæ дзы ифтыгъд уыдис авд сæрджын сæджы - Æфсатийы лæвæр» [НЭ]. Во время свадьбы арба Агунды была запряжена семью большеголовыми оленями - подарок Афсати; «Цы стъалыты гуппар хонынц, уыдон кæддæр уыдысты авд хойы. Звезды, которые самые яркие на небе, когда-то были семью сестрами [НЭ]. В осетинской демонологии ˗ уæйыг «великан» имеет семь голов авд cæpы. Эпитет ваигов авдсæрон «семиглавый» в ряде нартовских сказаний превратился в имя собственное этих существ. Нередко великаны выступают группами по семь. По-видимому, семь ваигов в осетинской мифологии предстают в качестве антагонистов Семи богам. А сам факт их противопоставления свидетельствует о наличии в религиозных воззрениях древних осетин элементов дуализма, для которого свойственно противопоставление светлого и темного начал, поэтому семь демонов были покровителями «семи мраков»: «Авд уæйыджы цардысты, иу иннæмæй тынгдæр» [НЭ]. Семь уаигов, один другого сильней жили вместе; «Авд дæлдзæхы ныххауын» [ФЕ]. Упасть в преисподнюю до седьмого уровня; «Авд дæлдзæхы бын» [ФЕ]. Быть за седьмым уровнем загробного мира; «Быдыр нæ баурæдтæ Байсæджды Цалх æмæ йæ Сослан ралгъыста авд азæй фылдар дæ пайда ма уад» [НЭ]. Поле не остановило огненное колесо и Сослан проклял его, чтобы более семи лет с него не было проку. Таким образом, семичастное деление верхнего и нижнего миров и их обитателей ˗ божественных и демонических сил - характерн для осетинской мифологии. Такие представления о мире восходят к арийским представлениям о семичастном делении мира, распространившееся у осетин и на социум: «Бурæфæрныгæн уыди авд хъæуы» [НЭ]. У Бориати Борафарнуга было семь селений. Семичастное деление нашло отражение и в ряде других фактов этнографии и мифологии осетин. В Нартском эпосе осетин упоминаются Авд Нapтæ / Авд Нарт, или Авд Нарты «семь (групп) нартов»: Нартовское общество делилось на семь групп; в нартовском селении было семь общественных мест для собраний ˗ авд ныхасы; в большом доме рода Алагата нарты пируют, сидя в семь рядов: «Авд Ныхасмæ рахастой хъуыддаг, Авд Ныхасы йыл фæтæрхон кодтой, уæддæр ницæуыл ахицæн сты» [НК]. Дело о делении наследство было отдано на рассмотрение семи Ныхасам, но и семь Ныхасов не смогли решить его; «Урызмаджы сбадын кодтой уæле авд рæгъы сæр, алы рагъыл дæр йæм дæттынц авд нуазæн» [НК]. Во время пира Урызмага посадили во главе семи столов и с каждого стола подали ему семь кубков. Нарты жили в родовых башнях, которые были преимущественно семиэтажными: Ратæррæст кодта æмæ раст Уырызмæг æмæ Сатанайы авд æддæгуæлæ мæсыджы сæр сæмбæлд[НК]. Запрыгнул и оказался прямо на крыше семиэтажной башни Урызмага и Сатаны[НЭ]. Факт совмещения в рамках осетинской религиозно-мифологической традиции семи- и трехчастного деления социума, позволяет предположить, что сакрализации у осетин числа «семь», произошла в результате объединения троичной и четверичной числовых характеристик Вселенной в представлениях древних осетин: по горизонтали мир делится на четыре стороны света, а по вертикали ˗ на три (верхний, средний и нижний миры). Средний мир не подвергся делению на семь частей по вертикали, так как в этой сфере следует принять во внимание, что со средней частью мировой оси соотносились родовые или аульные башни осетин [8,115]. Таким образом, символические структуры репрезентантов æртæ «три» и авд «семь» включают положительные и отрицательные аспекты. Бинарные оппозиции - отражают: 1. дуалистические представления осетин о существовании божественного пантеона и демонария; 2. оппозицию кувдового и поминального символических представлений ( «жизнь»- «смерть»); 3. противоборство позитивных и негативных сил - положительные и отрицательные мифологические и сказочные герои; 4. структуру верхнего и нижнего миров.

Научные конференции

 

(c) Архив публикаций научного журнала. Полное или частичное копирование материалов сайта возможно только с письменного разрешения администрации, а также с указанием прямой активной ссылки на источник.