ПРОБЛЕМА ТРАДИЦИЙ И НОВАТОРСТВА В ТВОРЧЕСТВЕ М.А. БУЛГАКОВА Танашева М.З.

Кабардино-Балкарский государственный университет им.Х.М.Бербекова


Номер: 4-4
Год: 2015
Страницы: 85-87
Журнал: Актуальные проблемы гуманитарных и естественных наук

Ключевые слова

литературная традиция, новаторство, сатира, гротеск, literary tradition, innovation, satire, grotesque

Просмотр статьи

⛔️ (обновите страницу, если статья не отобразилась)

Аннотация к статье

В данной статье рассматриваются понятия «литературная традиция» и «новаторство». Исследуется влияние гоголевской и щедринской традиций на становление творчества М.А. Булгакова.

Текст научной статьи

В литературоведении термин «литературная традиция» используется в случае, если речь идет о передаче художественного опыта из поколения в поколение, его творческом преломлении в истории литературы. Одни традиции удерживаются в литературе сравнительно недолго, другие, трансформируясь, переходят из века в век. Под «новаторством» мы понимаем создание нового путем отказа от одних традиций и обращением к другим. Новаторство невозможно без высокого таланта, творческой смелости и понимания требований времени. Уже достаточно длительное время литературоведы пытаются обнаружить предпосылки преемственности литературных традиций, но конкретного решения этой проблемы не найдено. По мнению М. Шолохова все писатели «связаны преемственностью художественного мышления и литературными традициями» [13, 175]. В данной статье мы cтавим целью исследовать влияние гоголевской и щедринской традиций на становление творчества М.А. Булгакова. Следование традициям Н.В. Гоголя и М. Е. Салтыкова-Щедрина особенно видно в сатирической направленности произведений М.А. Булгакова. Творчество выдающихся русских писателей Н.В. Гоголя и М.Е. Салтыкова-Щедрина оказало благотворное влияние на литературную жизнь не только своего времени, но и на творческий путь писателей следующих поколений. Так, например, в XX в. сатирические традиции отразились в ряде произведений М. Горького, В. Маяковского, М. Булгакова, других. Нельзя не отметить, что М.Е. Салтыков-Щедрин во всех своих произведениях обращается к творчеству Н.В. Гоголя, к упоминанию его произведений, к употреблению гоголевских образов, к использованию сюжетно-композиционных приемов и т.д. В любом виде искусства существует преемственность. Когда видишь в литературе большого художника слова, то всегда обнаруживаешь, что он сумел воспользоваться достоинствами своих предшественников. Великие писатели не появляются на пустом месте, они в своем творчестве опираются на то лучшее, что было создано до них. Но всегда следует помнить, что художественное творчество не остается простым использованием готовых форм, приемов. Опираясь на традицию, оно каждый раз является новым способом, новым актом познания действительности. В сущности, традиция - это особая ценность, принадлежащая прежним поколениям, и писатель призван обогатить, дополнить ее своим творчеством. При определенной изученности, проблема гоголевской и щедринской традиций в творчестве М.Булгакова на сегодняшний день остаётся актуальной для современного литературоведения. Обратимся непосредственно к булгаковскому творчеству и попытаемся выявить те элементы поэтики, стиля, языка, которые заимствованы им у предшественников. Современными исследователями определяется значение традиций в творчестве Булгакова. М.Чудакова отмечает, что М.Булгаков «старался учиться у классиков, чтобы их заменить. Для него задачей было не стать «новым» классиком взамен «старого», а новым, т.е. еще одним - продолжить собою род, не давая образоваться тому пробелу, который казался очевидным ... Это было самосознание не ученика, а наследника, продолжателя рода» [11, 25]. Булгаков весьма органично входит в русскую литературу. Первые повести и рассказы открыто ориентированы на гоголевские традиции, что подтверждается высказываниями П.С. Попова: «Михаил Афанасьевич с младенческих лет отдавался чтению и писательству. Первый рассказ «Похождение Светлана» был им написан, когда автору исполнилось всего семь лет. С девяти лет Булгаков зачитывался Гоголем, - писателем, которого он неизменно ставил себе за образец и любил наибольше из всех классиков русской литературы» [9, 156]. Первое увлечение Булгакова - фантастика украинских и петербургских повестей Гоголя с присущим им романтическим и реалистическим гротеском. Зунделович Я.О. под гротеском «понимает такую направленность действий и положений, при которой утрируется какое-нибудь явление, путем перемещения плоскостей, в которых это явление обычно строится. Получающееся таким образом воспроизведение известного явления «отстраняет» его в сторону или комедийной плоскостности, или, наоборот, трагической углубленности» [7, 61]. Следует подчеркнуть, что гротеск и фантастика - это неслучайные явления в творчестве писателя. При сравнении сюжетно-композиционных деталей «Сорочинской ярмарки» Н.В. Гоголя (1831г.) и «Похождения Чичикова» м.А. Булгакова (1922г.) у Гоголя можно отметить следующие внешние гротескные моменты: разделение на 13 глав («чертово число»), образ цыгана, наделенного дьявольскими характеристиками, свидетельствующий о вмешательстве черта. У Булгакова повествование также отталкивается от описания «царства теней» и проделок «шутника сатаны». «Похождения Чичикова» сразу же трактуют действительность через характерную метафору: «Диковинный сон... Будто бы в царстве теней, над входом в которое мерцает неугасимая лампада с надписью: «Мертвые души», шутник сатана открыл дверь. Зашевелилось мертвое царство и потянулась из него бесконечная вереница… И двинулась вся ватага на Советскую Русь, и произошли в ней тогда изумительные происшествия» [2, 208]. «Сорочинская ярмарка» для Гоголя и «Похождения Чичикова» для Булгакова были первыми произведениями, в которых был употреблен гротеск. В последующем творчестве у обоих авторов характер гротеска претерпевает изменения. В «Иване Федоровиче Шпоньке и его тетушке» Гоголь и «Дьяволиаде» Булгаков, описывая быт, отодвигают на второй план фантастику, отдавая предпочтение реалистическому изображению действительности. По мнению Зунделовича Я.О., «при построении реалистического гротеска надо, с одной стороны, делать лишь легкие сдвиги в плане данности, чтобы реальное оставалось реальным, а с другой - из таких легких сдвигов должна в результате получиться острая по смещению явлений картина данного» [8, 137]. При изучении вопроса традиций в сатирической литературе начала XX столетия следует обратить внимание на сходство мотивов творчества М.Е. Салтыкова-Щедрина и М.А. Булгакова, проявившееся в сюжетах, художественных приемах, языке, в самом мировоззрении обоих сатириков. Но существуют и определенные различия. Глубокому и объективному сопоставлению Щедрина и Булгакова мешает недостаточная изученность творчества Булгакова-сатирика. Будущий писатель принадлежал к семье русской интеллигенции, кумиром которой был М.Е. Салтыков-Щедрин. Л. Е. Белозерская, жена Булгакова, вспоминала, что собрание сочинений М. Е. Салтыкова-Щедрина стояло на книжной полке в кабинете писателя. [9, 139]. Начало XX века, время значительных перемен, мало располагало к созданию сатирических произведений. М.А. Булгаков испытывал привязанность к русской интеллигенции, подвергавшейся гонениям, и, также как и М.Е. Салтыков-Щедрин, считал себя вправе изображать уродства новой жизни, странные, с его точки зрения, для революционной страны контрасты. Огромная обличительная сила придавала творчеству М.Е. Салтыкова-Щедрина и М.А. Булгакова неповторимый стиль с характерными только для них меткими образами, сравнениями, неожиданными словосочетаниями. Их сатира включала в себя саму действительность, глубокий психологизм, тонкость анализа внутреннего мира человека и одновременно гротескность, фантастичность сюжетов, пародийность, переосмысление ситуаций и героев из иных литературных источников. Тема крепостничества и жизни крестьянства сыграла важную роль в творчестве М.Е. Салтыкова-Щедрина. Скрывая беспощадную критику самодержавия, Салтыков-Щедрин прибегает к сказочным мотивам. В сказках представлена галерея образов общества в виде зооморфных, сказочных персонажей. Также как и М.Е. Салтыков-Щедрин, М.А.Булгаков прибегает к сатире, чтобы выразить свое отношение к общественно-политической обстановке в России начала XX века. Гротесковая форма в сочетании с фантастикой позволили автору написать едкую сатиру на советское общество. К середине 20-х годов прошлого столетия, при создании повестей «Роковые яйца» и «Собачье сердце», писатель зарекомендовал себя как талантливый художник слова с ярко выраженной сатирической манерой. Смело можно утверждать, что выход в свет этих повестей свидетельствовал о том, что Булгаков успешно работал в жанре сатирической научно-фантастической повести, ставшей новым явлением в литературе тех лет. Для реализации замысла в обеих повестях Булгаковым был избран научно-фантастический сюжет, где важная роль отведена изобретателям. По своему пафосу повести являются сатирическими, но, в то же время, носят и открыто обличительный характер. На смену юмору пришла хлесткая сатира. Сама сатира, ставшая постоянной спутницей Булгакова-художника, в повестях «Роковые яйца» и «Собачье сердце» приобрела еще глубокий социально-философский смысл. М.А. Булгаков не сатирик в общепринятом понимании. Жанр сатиры, в котором написаны «Роковые яйца» и «Собачье сердце», предполагает изображение в смешном виде чего-то совсем не смешного в реальности. Таким образом, опираясь на труды отечественных исследователей (В.Г. Боборыкин, З.Г. Галинская, М.О. Чудакова) и тексты художественных произведений, мы делаем вывод, что М.А. Булгаков в своем творчестве следовал традициям Н.В. Гоголя и М.Е. Салтыкова-Щедрина, в то же время он открывал новые страницы в сатирическом изображении действительности 20-х годов XXвека.

Научные конференции

 

(c) Архив публикаций научного журнала. Полное или частичное копирование материалов сайта возможно только с письменного разрешения администрации, а также с указанием прямой активной ссылки на источник.