ПРИЧИННАЯ СВЯЗЬ КАК ОБЯЗАТЕЛЬНЫЙ ПРИЗНАК ОБЪЕКТИВНОЙ СТОРОНЫ В ТРАНСПОРТНОМ ПРЕСТУПЛЕНИИ Бурдин К.И.

Уральский государственный юридический университет


Номер: 4-4
Год: 2015
Страницы: 91-93
Журнал: Актуальные проблемы гуманитарных и естественных наук

Ключевые слова

транспортные преступления, причинная связь, механизм совершения транспортного преступления , the road traffic offences, the causal relationship, the mechanism of committing a road traffic offence

Просмотр статьи

⛔️ (обновите страницу, если статья не отобразилась)

Аннотация к статье

В статье исследуются проблемы при квалификации транспортных преступлений, возникающие при установлении причинной связи, а также способы и методы ее установления.

Текст научной статьи

С учетом непрерывного и интенсивного увеличения в последние годы количества транспортных средств на территории Российской Федерации, являющихся непосредственными участниками дорожного движения, все более актуальными и значимыми становятся проблемы, касающиеся безопасности дорожного движения. В связи с этим, безусловно, увеличивается и количество дорожно-транспортных происшествий, а, следовательно, возрастает количество случаев привлечения к административной и уголовной ответственности в правоприменительной практике. Хотелось бы рассмотреть некоторые вопросы, имеющие особое значение для правильной квалификации транспортного преступления. Важнейшим признаком объективной стороны любого транспортного преступления является причинная связь между деянием и наступившими последствиями. Специфика причинной связи в транспортных преступлениях заключается в сложности самого механизма преступления, множественности факторов и обстоятельств, влияющих на развитие событий, непредсказуемого результата и неоднозначности последствий (вероятность их наступления или избежания). Еще более сложной представляется задача правоприменителя: объективно установить механизм совершения транспортного преступления, в том числе причинную связь, воспроизвести условия и сопутствующие совершению преступления обстоятельства, собрать доказательственную базу и иные сведения, способствующие правильной квалификации деяния виновного лица как административного правонарушения либо преступления и последующему привлечению данного лица к соответствующему виду ответственности. Пленум Верховного Суда РФ разъяснил в пункте 5 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 09.12.2008 N 25 (ред. от 23.12.2010) «О судебной практике по делам о преступлениях, связанных с нарушением правил дорожного движения и эксплуатации транспортных средств, а также с их неправомерным завладением без цели хищения», что «при исследовании причин создавшейся аварийной обстановки необходимо установить, какие пункты правил дорожного движения или эксплуатации транспортных средств нарушены и какие нарушения находятся в причинной связи с наступившими последствиями, предусмотренными статьей 264 УК РФ». Из вышесказанного следует, что причинную связь надлежит устанавливать между нарушением правил дорожного движения или эксплуатации транспортных средств и наступившими в результате такого нарушения последствиями. Возникает следующий вопрос: каким должно быть это нарушение? Безусловно, оно должно охватываться сознанием лица, управляющего транспортным средством, т.е. водитель либо умышленно должен нарушить данные правила, либо по неосторожности. В случае же, если нарушение указанных правил происходит при отсутствии вины и не в причинной связи с действиями водителя, т.е. носит случайный характер, то отсутствует состав преступления, предусмотренный ст. 264 УК РФ. Если преступный результат наступил вследствие случайного стечения обстоятельств, пересечения двух рядов причинности, одним из которых были действия обвиняемого, то ответственности быть не может [2, 243]. Кроме того, как справедливо заметил З. Соктоев, отсутствие у водителя психического отношения к нарушению правил дорожного движения или эксплуатации транспортных средств исключает юридически значимую причинную связь [6, 66]. Вопреки приведенному разъяснению Пленума ВС РФ в доктрине приводится мнение, что для правильного установления причинной связи необходимо доказывать и промежуточный этап развития объективной стороны между нарушением правил дорожного движения или эксплуатации транспортных средств и наступившими последствиями. В данном случае нужно согласиться с С.В. Проценко, который отмечает эффективность применения принципа изолированности, согласно которому, устанавливая наличие или отсутствие причинной связи, мы искусственно как бы изолируем юридически значимые явления от взаимодействия друг с другом. А именно условие (нарушение правил безопасности движения и (или) эксплуатации) от общественно опасного деяния и само деяние от наступившего общественно опасного последствия. Далее С.В. Проценко абсолютно правильно говорит, что нарушение правил безопасности движения и (или) эксплуатации «представляет собой всего лишь создание необходимого условия, но не причины для наступления преступного результата. Это определенный (первый) этап развития объективной стороны транспортного преступления, который состоит в том, что условие (соответствующее нарушение правил), способное породить причину (общественно опасное деяние), полностью совершено и уже вызвало в объективном мире определенные изменения. Хотя эти изменения пока что не привели, но они способны привести к деянию, причиняющему тяжкий вред здоровью человека, смерть человеку, смерть двум и более лицам. То есть к тому общественно опасному деянию, которое закономерно приведет к наступлению материальных общественно опасных последствий. Тем самым нарушение правил безопасности движения и (или) эксплуатации является важнейшей характеристикой транспортного преступления, указывающей, как, каким образом развивался механизм транспортного преступления, в какой последовательности, какие при этом были нарушены правила безопасности функционирования транспорта» [5, 60]. В отличие от причины, непосредственно порождающей то или иное явление или процесс, условие составляет ту среду, обстановку, в которой последние возникают, существуют и развиваются [8, 497]. Кроме того, нельзя смешивать причину и условие наступления преступного результата. Причина порождает следствие генетически, благодаря процессам, происходящим внутри нее. Условия же только внешним образом благоприятствуют наступлению последствия, среди них могут быть и те, которые препятствуют наступлению последствия, т. е. действию причины [2, 241]. Так, наличие такого причинно-следственного механизма наглядно показывает трудность в установлении причинной связи и, как следствие, сложность для процесса доказывания Некоторые научные деятели в структуре объективной стороны дополнительно выделяют аварийную обстановку [3, 23-24; 7, 716], а также так называемый непосредственный результат [1, 122]. Если говорить о методах установления причинной связи, то, как известно, правила Бэкона-Милля содержат следующие методы: а) метод единственного сходства; б) метод единственного различия; в) соединенный метод сходства и различия; г) метод остатков; д) метод сопутствующих изменений [4, 354-365]. Эти методы необходимы для установления причинной связи не только в транспортном, но и в любом другом преступлении, однако их применение по отношению к транспортным преступлениям можно смело назвать обязательным. В заключении отметим, что соответствующие нарушения правил безопасности движения или эксплуатации транспортных средств должны выступать обязательными условиями транспортного преступления, и только тогда можно сделать вывод, что это нарушение является главным и непосредственным условием совершения общественно опасного деяния.

Научные конференции

 

(c) Архив публикаций научного журнала. Полное или частичное копирование материалов сайта возможно только с письменного разрешения администрации, а также с указанием прямой активной ссылки на источник.