ОНТОЛОГИЯ СОЦИАЛЬНОГО ВОСПРОИЗВОДСТВА Павлов А.П.,Павлов П.А.

Сибирский федеральный университет


Номер: 5-1
Год: 2015
Страницы: 251-256
Журнал: Актуальные проблемы гуманитарных и естественных наук

Ключевые слова

социальное воспроизводство, социальный порядок, социальное бытие, социальный мир, социальный этос, social reproduction, social order, social being, social world, social ethos

Просмотр статьи

⛔️ (обновите страницу, если статья не отобразилась)

Аннотация к статье

Ключевая проблема исследования - природа и воспроизводство социального мироустройства в контексте актуализации человеческого бытия. «Социальный мир» определяется авторами как социальный порядок, устроение бытия людей, соприсутствующих в мире и объединяемых общим Событием. Событие рассматривается как предельное основание человеческого существования, исходная точка его экзистенционального нахождения, присутствия в мире. Особое внимание уделяется социальным этосам как «корневым» принципам бытия людей, мироустроения, а также анализу оптимизации отношений между этосами и социетальными структурами.

Текст научной статьи

Анализ воспроизводства в дискурсивном поле социальной онтологии позволяет глубже понять механизмы социальной динамики, природу социальных порядков. Понятие «воспроизводство» первоначально рассматривалось преимущественно в макроэкономических теориях [5, 101-102]. Во второй половине ХХ в. получили развитие постнеклассические дискурсы и научные подходы, которые позволили глубже понять природу и динамику социальных воспроизводительных процессов, избавится от их упрощенных натуралистических и детерминистских трактовок.[3; 7]. Понятие используется в трудах и идеях философов, работающих в русле феноменологического, экзистенциалистского и фундаментально-онтологического дискурсов, в частности, М.Хайдеггера, С.Л. Франка, М. Бахтина, В. Бибихина, В. Волкова, О. Хархордина и др. [1,2,4,9,11]. В рамках этих дискурсов социальное воспроизводство рассматривается как непрерывный процесс «удержания» социального опыта в темпоральных режимах, и пространственных границах социального порядка, его сохранение, «дление», благодаря социетальным механизмам и онтологическим ресурсам данного социума. В процессе воспроизводства не только фиксируются, закрепляются новые социальные формы социального бытия, образовавшиеся в результате социальных изменений. Механизм воспроизводства отбирает только те формы, которые не нарушают и не разрушают базовые элементы социального порядка, включая элементы, «отвечающие» за устроение бытия людей. Но для того, чтобы экзистенциальное бытие участвовало в конституировании общества оно само должно быть определенным образом устроено. Устроение бытия не следует рассматривать по аналогии со структурной устроенностью социального сущего (социума). Речь идет не о воспроизводстве общества как некой автономной целостности, а о воспроизводстве «социального мира». Онтология социального воспроизводства, по сути, есть онтология мира, мироустройства как воплощения бытия людей в формах социального сущего. Слово «мир» в настоящее время практически утрачено, редко применяется в современных обыденных, и научных дискурсах. «Мир» наиболее тесно корреспондирует с понятием «социальный порядок». Можно сказать так: мир есть онтологически воплощенный порядок. В отличие от социетальных механизмов воспроизводства бытия, которые сводятся к его репрезентации в форме символически маркированных реплик, реифицированных «картин» социальной реальности, «мир-порядок» есть «чистая» его открытость, самоявленность, просвет, пребывающее в себе, самодостаточное, самотождественное совместное бытие. У мира как целостности есть своя история, своя темпоральность, свои интенциональные фокусы. Рассмотрим наиболее важные, на наш взгляд, особенности социального мира. 1) Режим открытости/закрытости бытия. Социальный мир - предельно открыт для тех, кто находится внутри и закрыт для чужаков. Причем это онтологическая, экзистенциальная закрытость. Чужака могут принимать в доме со всеми почестями и радушием, но мир для него всё равно будет закрыт как непосвященному. 2) Социальный мир не нуждается в подтверждении своей подлинности. Сам факт включенности в мир, сопричастности миру уже есть условие подлинности, как самого мира, так и тех, кто в нем находится. 3) Мир есть солидарное соприсутствие, задаваемое неким со-бытием, онтологическим центром («очагом»). Присутствовать - значит быть озабоченным неким сущим как целым, находиться вблизи этого сущего. 4) Быть в мире - значит быть у себя дома, получать свидетельство о том, что «я бытийствую». Поэтому мир всегда одновременно снаружи и изнутри. Внутринаходимость и вненаходимость - модусы мира, мировости. Пустота мира есть свидетельство его покинутости, одновременно, она есть свидетельство утраты мира человеком. Экзистенциально эта утрата ощущается как внесобытийность, как мир, в котором уже нет онтологических скрепов: душевная пустота, попадание во вневременье. Знаменитое хайдеггеровское «забвение бытия»есть также и «забвение мира». Мир - это то прочное и надежное место, в которое всегда должно возвращаться. «Мы будем понимать под домом нулевую точку системы координат, которую мы приписываем миру, чтобы найти свое место в нем…, особый способ жизни, составленный из маленьких и привычных элементов, дорогих нам» [12, 550]. Дом есть нечто большее, чем физическая территория. Это символическое место, в котором обитает человек [11, 215]. Акторами мира выступают естественные общности, объединяющие людей не столько формальными целями, сколько потребностью находится вместе. Такими общностями в истории человечества были различные братства, товарищества, солидарные коллективы, общины и т.д., которых объединяет этос: прочные этические связи, принципы, укоренённые в обыденном сознании людей и «вплетённые» в их повседневную жизнь. Нам представляется, что «скрепы» этоса содержаться в организации его пространства. Речь идет о сегментированном, символически маркированном пространстве, включающим экзистенциальные зоны: синхронические, так и диахронические «реперные» точки человеческого бытия. Экзистенциальное пространство этосов есть пространство символических разметок, маршрутов, перекрёстков жизненного пути человека, включённых в публичное (совместное с «другими») социальное пространство. Но это, одновременно, есть личностное, «внутреннее» пространство человека, в котором его бытие раскрывается как само себя раскрывающееся бытие. «Весь совокупный бесконечный мир представляется чем-то имеющим смысл и значение лишь в связи с этим потаённым внутренним миром, который есть единственное истинное средоточия бытия вообще» [9, 320-321]. Человек не просто «распаковывает» предметные формы, прочитывает социальные коды, заложенные в основание мира, он устанавливает личностный, персональный канал связи с миром. Важнейшей составляющей социального воспроизводства является процесс устроения общества как политического, институционального целого, как социальной системы. Такое устроение общества можно называть «социетальным». Принципы социетального порядка и механизм его воспроизводства исследованы Т. Парсонсом [6]. На наш взгляд, ошибка американского социолога состоит в том, что он в своем анализе природы социального порядка, не выходит за пределы самой социетальной системы. «Сбои» социального воспроизводства имманентны самой системе. Между тем, они связаны с нарушением связи между социетальными механизмами воспроизводства общества и «внесистемными» примордиальными образованиями, образующимися на границах между социетальным (политическим) миром и спонтанным «жизненным миром». Возрастающая сложность социальной жизни приводит к тому, что социальные институты не успевают контролировать и отслеживать изменения в обществе, а также последствия этих изменений. «Сбои» обусловлены, на наш взгляд, нарушением конструктов, связывающих социетальное общество и примордиальный жизненный мир людей. Эти конструкты образуют пространственно-временную область, «социальный хронотоп», в котором устанавливаются режимы онтологической включённости, укоренённости трансцендентальных реплик в структуры непосредственного человеческого бытия. Но для того, чтобы экзистенциальное бытие участвовало в конституировании общества оно само должно быть определенным образом устроено. Устроение бытия не следует рассматривать по аналогии со структурной устроенностью социального сущего (общества). Социальное воспроизводство есть процесс удержания социального бытия в событийном пространстве социальной реальности, конституируемой как «подлинный» аутентичным мир, социальный порядок. По существу, социальная реальность есть «повседневный мир, переживаемый и интерпретируемый действующими в нем людьми, как структурированный мир значений, выступающих в форме типических представлений об объектах [6, 51]. Социальная реальность всегда предполагает позицию «внутринаходимости». Реальность содержит инвариант (алгоритм, матрицу, социокод), который сохраняется в многочисленных социальных изменениях и трансформациях. Поэтому социальная реальность содержит в себе не только действительную реальность, но и возможную реальность, поскольку можно предположить, что инвариант проявит себя в будущем. Социальная реальность есть феноменальное единство насущного и должного, ожидаемого. Слово «насущное» обычно осмысливается как обыденное, обиходное, жизненно важное здесь и сейчас. Онтологическое ожидание есть готовность к встрече с неизбежным как должным. Это ожидание порождает онтологическую напряженность, благодаря которой социальная реальность пребывает в необходимом жизненном тонусе, находится в орбите внимания и заботы людей. Должное соприсутствующее в мире как несущая конструкция, удерживающее бытие в его сущностной определенности, есть этос или по терминологии Р. Бенедикт этос культуры [13]. Именно забота становится сутью воспроизводства. Но предметом заботы может быть лишь то, что обладает качеством сущего. И таким сущим выступает социальный мир. Конституирование мира является «общим делом». Общее дело есть участие людей в мироустроении. Но процесс мироустройства есть одновременно устроение самого человека. Человек устраивается в мире, который сам же и обустраивает. Это устроение приобретает форму событийности. Событийность как актуальное соприсутствие удерживает единство «видимого» предметного овеществленного мира и неосязаемого бытия-в-себе. Для осмысления социального воспроизводства важно обратить внимание на события, которые А.Р. Филиппов называет абсолютными, то есть события рождения и смерти, сакральных и учредительных событий. [8, 26]. Абсолютное событие размыкает социальную реальность как сущее, очищает его от символических реплик, «форм» (Г. Зиммель), которые заполнили социальное пространство, вытеснив из него анклавы исконного человеческого бытия. Событие есть обнаружение предельного основания нахождения. Экзистенциальный предел - есть принципиальная точка возврата экзистенции к самой себе. Событие есть обнаружение и обнажение бытийной пустоты. Именно с неё начинается воспроизводство как воспроизводство социального мира. Остановимся на основных его стадиях. 1. Событие как катарсис. Новый социальный мир еще не возник. Нет еще контуров нового мира. Но есть его ожидание, предчувствие. Это ожидание сопровождается душевным переживанием бытийной пустоты: старый мир как бы существует, но существует ли он в действительности? Событие как катарсис не оставляет сомнения: старый мир - Ничто, абсолютная немота, оболочка. Он не реагирует на наши вызовы, мы не получаем от него отклика, ответа. Бытие не исчезает, но оно сбрасывает с себя оболочку абстрактных репрезентантов социальной реальности, социетальных реплик, символов. Кто, к примеру, из здравомыслящих людей в конце 1980-х годов всерьез обращал внимание на старые лозунги советского времени, вкладывал в них хоть какой-то смысл? Бытие выходит из потаённости, прорывается как алетейя - экзистенциальная несокрытость, самообнаружение себя в событийном присутствии. Мир не оформляется как сущее. Он самодостаточен уже самим фактом причастности событию, пребыванию в нём. 2. Сакрализация события. Событие конституируется как миф, мифологический нарратив. Миф не есть картина социальной реальности, в нём нет еще концептуализации, нет силы долженствования. Он действует через механизмы партиципации, через ритуальные практики соучастия в общем сакральном Событии. Но уже на данной стадии социальный мир приобретает черты социального этоса. Агентами социальных этосов выступают различные братства, общины, «крестьянский мир» и т.д. 3. Концептуализация. Событие определяет собственные границы, формируя собственный хронотоп. Появляются сакральные и научные учения, дискурсы, тексты, а также их социальные агенты, толкователи (учителя, эксперты, учёные, шаманы и т.д.). Событие становится темой для обсуждения, дискурсом. В то же время событие институализируется, становится символическим капиталом, являющимся ресурсом социального устроения, благополучия. По поводу события выстраиваются смысловые «аттракторы» и «маргинальные» смысловые зоны. 4. Артикуляция, репликация. На данной стадии окончательно формируется механизм социетальной репликации: фабрикация абстрактных репрезентантов, которые делают мир предсказуемым, понятным. Быть субъектом (абстрактным репрезентантом человека) «некрасиво». Но именно субъекты могут строить совместные с другими планы, координировать и соотносить свои действия с людьми, с которыми они даже не знакомы, включаться в различные сектора общественной жизни (такие же абстрактные, как и он сам). С другой стороны, именно открытые социальные миры таят угрозу человеческой самости. Не случайно, тема встречи человека с «открытыми мирами» в научной и художественной литературе рассматривается как человеческая драма, подчас трагедия. 5. Затухающие события. «Умирание» события не обязательно сопровождается кризисами, войнами, катаклизмами, конфликтами. Но в любом случае оно сопровождается «сбоями» в социальном воспроизводстве, в сломе прежних способов бытия, в появлении альтернативных картин социальной реальности, поскольку существующая реальность перестаёт быть пространством идентичности социальных акторов. Она (социальная реальность) превращается в абстрактные схематизмы, которые не способны репрезентировать бытие. Происходит насыщение событийного пространства абстрактными репликами (репрезентантами) реальности, которые вытесняют из него экзистенциальные способы и каналы онтологического воспроизводства. Удерживающий конструкцию социального хронотопа этос фактически перестаёт существовать. Он замещается виртуальными (абстрактными) солидарностями, «виртуальными стратами». «Социальное пространство (социальный универсум) распадается на сегментированные, не связанные между собой подуниверсумы, образуя хаотически распадающуюся смысловую среду» [2, 117]. Социальное воспроизводство не существует без «точек отчёта», без наблюдателей и наблюдений. Наблюдение осуществляется лишь со стороны социетальной системы, но не со стороны социальных этосов как примордиальных общностей и порядков. То, что происходит «внутри бытия», остается «за скобками» социетального мышления, рефлексии. Механизм воспроизводства социальной реальности направлен на репликацию собственных реплик, эмансипированных от «корневого» события, от бытия людей. В какой-то момент она (социальная реальность) становится неразличимой, нечувствительной к себе самой. Это приводит к тому, что акторы социального порядка выпадают из процесса социального воспроизводства, поскольку утрачивают способность распознавать социальную реальность, которая «дробится», размывается, трансформируется в схематизмы, симулякры. Основной (и, видимо, единственный) способ восстановления и оптимизации социального воспроизводства: возрождение этосов как «корневых» принципов бытия людей, мироустроения, а также оптимизация отношений между этосами и социетальными структурами. Это даёт возможность акторам удерживать мир в его событийности. Другими словами, мир может существовать как непрерывный процесс со-бытия в мире тех, кто ему соприсутствует. События могут различным образом «входить» в жизнь людей. Тихо, незаметно (рождение новых парадигм духовности, например, буддизма, христианства), или, наоборот, бурно (революции, перевороты). Они могут нести людям свет и радость, а могут приносить страдания и смерть. Часто события, начинающиеся как нечто обнадёживающее, радостное перерастают в трагедию или фарс. Этому есть многочисленные свидетельства российской истории (революции 1917 г., «перестройка» конца 1980-х гг.). События 2014-2015 гг. на Украине также подтверждение сказанному. Событие - это всегда «сбой», «сшибка» привычного хода жизни людей, обусловленный сломом латентных механизмов социального воспроизводства. Этот сбой наиболее явно обнаруживается в социетальных (системных) структурах: экономических, финансовых, политических и т.д. Можно согласиться с В. Волковым и О. Хархординым в том, что причина социальных изменений - в изменении фоновых практик, которые выступают источником и механизмом для интерпретаций идентичностей, идентичностей, определенного вида активности. [4, 23]. Но зарождается и зреет он в недрах имплицитных структур примордиального социального мира. На основе данного анализа проблемы социального воспроизводства как процесса конституирования социального мира в событийном хронотопе мы надеемся, можно развивать далее теорию социального воспроизводства в социально онтологическом дискурсе.

Научные конференции

 

(c) Архив публикаций научного журнала. Полное или частичное копирование материалов сайта возможно только с письменного разрешения администрации, а также с указанием прямой активной ссылки на источник.