«ЛИХАЯ КОЛЕЯ БОЛЕЗНЕЙ»: МЕДИЦИНСКАЯ ЛЕКСИКА В ГАЗЕТНОМ ТЕКСТЕ Орлова Н.М.

Саратовский государственный университет им. Н.Г.Чернышевского


Номер: 5-1
Год: 2015
Страницы: 280-282
Журнал: Актуальные проблемы гуманитарных и естественных наук

Ключевые слова

медицинская лексика, метафора, публицистика, medical terminology, metaphor, journalism

Просмотр статьи

⛔️ (обновите страницу, если статья не отобразилась)

Аннотация к статье

В статье анализируется тематический состав медицинской лексики, включенной в газетные тексты публицистического стиля, а также возможности её метафоризации .

Текст научной статьи

Использование медицинской лексики в качестве политической метафоры имеет давнюю традицию. Так, в 1910 году вышла книга статей Д.С. Мережковского «Больная Россия», которой был предпослан эпиграф из Андрея Белого, давший название нашей статье: «Туда, - где смертей и болезней Лихая прошла колея, - Исчезни в пространстве, исчезни, Россия, Россия моя!». Для русских философов «больная Россия» - устойчивый образ, воспроизводившийся в ряде работ крупных мыслителей. Образ российского социума, пораженного болезнями, исчезает из языка публицистики советского времени, чтобы снова возродиться через столетие, в новую переломную эпоху. Результаты изучения «медицинской метафоры» нашли отражение в фундаментальном труде А.П.Чудинова [6]. Морбиальная (морбуальная) метафора (метафора болезни) в политическом дискурсе была подвергнута исследованию также другими современными учеными. Мы провели тематическую таксономию медицинской лексики, поскольку она помогает ответить на вопрос, какие именно типы терминов вовлекаются в неспециальный контекст. Методика такой типологии ранее была выработана нами для разных лексических пластов - как терминологических, в частности, для морской и медицинской терминологии [3], так и для лексики, маркированной генетически и стилистически [4, 74]. В публицистическом стиле представлены следующие группы терминов: наименования болезней, симптомов и болезненных состояний; наименования лекарственных средств и биологических добавок: наименования лиц по профессии - врачей, пациентов и персонала лечебных учреждений; наименования медицинских учреждений, больниц, помещений больницы и т.п.; наименования документов; наименования действий и процессов, осуществляемых в целях лечения и диагностики. Анализ специальной лексики по тематическим группам позволил сделать следующие выводы. Группы медицинской лексики, представленной в текстах публицистического стиля, разнообразны по количеству входящих в них компонентов. Наиболее многочисленными являются наименования болезней, симптомов, болезненных состояний; действий и процессов, осуществляемых в целях лечения и диагностики; врачей и персонала, - иными словами, тематические объединения, которые непосредственно связаны с пациентом и врачом. Лексика этих групп также наиболее частотна. Использование наименований лекарственных средств ограничено преимущественно публикациями рекламного характера. Так, даже название одного из самых широко известных лекарств - аспирин - отмечено в статьях со скрытой рекламой. Компоненты группы наименований болезней имеют наиболее широкую сферу употребления и используются, наряду с остальной терминологией, не только в рекламе, но и заметках, статьях, интервью, в художественно-публицистических жанрах. Единичные термины не вошли в тематические группы публицистического дискурса: генетические маркеры, автомобиль скорой помощи, реанимобиль и нек. др. В отличие от текстов художественной литературы, редко фиксируются наименования медицинского оборудования и аппаратуры (за исключением приборов, «излечивающих» от всех болезней, нуждающихся в широкой рекламе и не являющихся, в сущности, медицинским оборудованием). Рекламно-познавательный текст может быть посвящен новейшим модификациям традиционных приборов (термометр, ортопедический матрас); в нём представлены термины электронный и ртутный градусник (термометр). Отмечены также многочисленные случаи не только прямого, но и переносного (метафорического) употребления медицинской лексики в сообщениях политического и экономического характера; метафоризации подвергаются термины болезнь, кризис, инъекции, вливания (финансовые, денежные, нефтяные), коллапс, чума, диагноз и др. Если в художественной речи даже уникальные художественные приемы обусловлены творческой индивидуальностью автора или жанровой принадлежностью текста [5, 535], то в публицистике образная реализация семантики слова связана в первую очередь с функцией прямого воздействия и стилевыми доминантами, заключающимися, как отмечается в современном речеведении, в сочетании экспрессии, стандарта и социальной оценочности [1, 126-127]. Концепт «болезнь», как уже говорилось, - традиционный символ для описания переломных моментов в развитии общества. Это понятие лежит в основе порождения морбиальной метафоры (в том числе с указанием названия конкретной «болезни»): фашизм как болезнь общества, наркомания - чума общества, преступление - чума общества; «дегенеративная болезнь» американского общества - расовая проблема и т.п. Некоторые морбиальные метафоры обрели статус официальных терминов в экономике, политике, социологии, ср.: Голландская болезнь (Dutch decease), шоковая терапия. Эти метафоры могут быть развернутыми и выступать как организующее начало публицистических текстов. Наличие болезней предполагает постановку диагноза; этот термин тоже часто подвергается метафоризации (Антивоенный конгресс интеллигенции поставил диагноз России; Сталин - диагноз России и т.д.). Слово кризис не принадлежит исключительно к сфере медицинской терминологии и являет собой пример межфункционально-стилевой омонимии. Однако в общем контексте «общества, пораженного болезнями, больного общества» оттенок значения, связанный с медициной, ощущается достаточно отчетливо. Слова, семантически связанные с тяжелым состоянием организма, нахождением человека на границе жизни и смерти (реанимировать, коллапсировать, амнезия) используются как при характеристике положения в экономике, так и общего состояния общества или личности: экономический коллапс; мы начинаем видеть проявление разрушительных последствий китайской исторической амнезии; для спасения России необходимо реанимировать её нравственное начало. Среди метафорически переосмысленных терминов психиатрии и специальной психологии лидируют «дебил», «дебильность» и неологизм «дебилизация». Строго говоря, дебильность является самой слабой (легкой) степенью умственной отсталости, поэтому возможно искусственное введение в такое состояние путем неблагоприятного воздействия общества на личность (Дебилизация американского общества прошла точку возврата; ЕГЭ - это путь в дебилизацию). В газетном языке активны общеязыковые метафоры, такие, как операция (при описании военных действий), обозначения душевных недугов и их симптомов (бешеный, сумасшедший) в метафорическом употреблении, освоенный общенародным языком и получивший в нём множество семантических оттенков термин «шок»: судя по бешеным скидкам, накрутки были совсем сумасшедшими; цены шокируют; после больницы я плясала как сумасшедшая. Особое место занимает психиатрический термин «шоковая терапия», который стал историзмом, однако может употребляться в публицистике, если речь идет о недавнем прошлом; благодаря богатой внутренней форме он сохранился и в художественной речи. Лексикография фиксирует вхождение этого словосочетания в газетную речь. В то же время неоднократно отмечалось, что не только термины, но и профессионализмы входят в «литературно нормированное пространство языка» [2, 124]. В заключение можно сказать, что метафора болезни свойственна не только русской публицистике, но и публицистическому стилю в других языках, поскольку она способна передавать информацию в яркой, краткой и доступной форме, обладает мощным прагматическим потенциалом.

Научные конференции

 

(c) Архив публикаций научного журнала. Полное или частичное копирование материалов сайта возможно только с письменного разрешения администрации, а также с указанием прямой активной ссылки на источник.