КРИЗИС «СЕРЕДИНЫ ЖИЗНИ» И ЦЕННОСТНЫЕ КОНФЛИКТЫ ЛИЧНОСТИ Краева М.Ю.

МГОУ


Номер: 5-2
Год: 2015
Страницы: 213-221
Журнал: Актуальные проблемы гуманитарных и естественных наук

Ключевые слова

Кризис «середины жизни», ценностные ориентации, внутренний конфликт, внутренний вакуум, нейтральная зона, кризис нереализованности, кризис опустошенности, кризис бесперспективности, мотивационная недостаточность, жизненный путь, crisis «of the middle of life», valuable orientations, internal conflict, internal vacuum, neutral zone, crisis of an implementation failure, crisis of exinanition, hopelessness crisis, motivational insufficiency, course of life

Просмотр статьи

⛔️ (обновите страницу, если статья не отобразилась)

Аннотация к статье

В статье рассмотрены вопросы исследования кризиса середины жизни и ценностных конфликтов. Выявлены особенности осознания своей жизненной стратегии и мотивационного статуса событий жизни. Мотивационный статус как отражение ценностных установок характеризует непрерывность временных интервалов в картине жизни и реализации ценностей в бытийной организации жизни человека.

Текст научной статьи

Кризис «середины жизни» - один из самых загадочных кризисов, через которые проходит человек на своем жизненном пути. Кризис, который не обходит стороной никого, и не зависит ни от социального состояния и достижений личности, ни его материального положения и семейной ситуации. Часто на этом переломном для личности моменте изменяется траектория его взглядов, интересов и человек начинает «новую» жизнь. Что же скрывается за этим сложным периодом жизни? Чем вызван этот кризис? Эти вопросы давно привлекали внимание многих исследователей, которые пытались связать его появление с разными факторами: с психофизиологическими особенностями организма в этот период, с особенностями самореализации личности и.т.д. Особый интерес представляют попытки понять природу кризиса середины жизни через ценностно - смысловую призму человека. На наш взгляд, это наиболее «горячая» точка в понимании проблем этого возраста. В то же время само название этого кризиса «середины жизни» подводит исследователя к чему-то более широкому, осмыслению всего жизненного пути, отношения человека к фундаментальным вопросам его самосознания, отношения к проблеме «рождения и смерти». Мы в данной статье постараемся рассмотреть вопрос о том, взаимосвязаны ли между собой конфликты ценностной сферы личности и осмыслением ею своей жизненной стратегии. Объект исследования: ценностные конфликты в событийной картине жизни личности. Предмет исследования: выявление взаимосвязи типа ценностного конфликта и типа кризиса «середины жизни». В качестве гипотезы мы предположили, что тип кризиса середины жизни обусловлен не столько удовлетворением, блокадой или девальвацией ценности, сколько с осознанием связей между событиями своей жизни и их мотивационным статусом, выявляющим те ценности, которые находятся в истоках целеполагания жизненных событий. Состояние внутренней стабильности и позитивный выход из «проблемных» участков жизненного пути связан не столько с удовлетворением потребностей и реализацией ценностей, сколько с осознанием своего жизненного пути и представленностью в самосознании высших «мета - ценностей». Человек издавна искал средства, с помощью которых в калейдоскопе текущих дел и забот можно обнаружить порядок, определить главные, наиболее яркие линии жизни и закономерности, освещающие картину жизненного пути в целом. Представление об образе времени жизни формировались у человека в мифологических, философских, наивно психологических представлениях. Еще со 2-го тысячелетия до н.э. дошли упоминания древних вавилонян о Таблицах судеб, в которых все будущие события каждого человека записаны богами. Свою будущую судьбу люди с древности пытаются определить и горящих сырых лучинах, в узорах на ладони, в расположении звезд в ночном небе. Интерес к личной истории, к своим истокам и корням побуждал человека к составлению родословных книг и генеалогических таблиц. Культура рождала и бережно хранила любые, пусть даже иллюзорные возможности преодоления ограниченности индивидуальной жизни. По выражению Джона Бернала, «как только смерть была осознанна, люди начали искать и находить различные психологические средства, помогающие человеку «обойти» сознание смерти» [1,с. 436 ]. «Рождение - смерть» - границы между бытием и небытием. Мысль о том, что «меня не было», тревожит не меньше, чем мысль «меня не будет». Старт и завершение жизненного пути являются перманентной основой бытия, несмотря на их кажущуюся «закадровость». На каждом рубеже и этапе своей жизни неизбежно осмысление человеком своего психологического времени. По выражению К. Ясперса, «тот, кто отрекается от своего возраста, либо несчастен, либо болен» [5,с.706 ]. Субъективное время определяется насыщенностью событий. Человек видит не только свое настоящее, но всегда имеет определенные ожидания, т.е. надежды, страхи, мечты о будущем. Вместе с тем, временная перспектива включает в себя и прошлое человека. Именно оно важно для определения уровня притязаний, настроения, творчества, проявления инициативы. Именно от состояния психологического поля зависит то, что впоследствии было названо П. Фрессом «временной кругозор личности» (Фресс, 1957). Концепция времени, свойственная каждой личности, формируется в практической деятельности. Эта концепция конструирует связь между настоящим, прошлым и будущим личности, при этом интересно, что нарушения осознания какого-либо временного интервала отражается на остальных и даже может определять тип кризиса. Так, когда прошлое кажется пустым и незначительным, человек переживает жизнь как несостоявшуюся, при отсутствии планов на будущее - жизнь видится бесперспективной. Для каждого человека в жизни на разных ее этапах конструирование жизненной стратегии проходит через проблему ценностного выбора. Само понятие «ценность» говорит о ее роли в мировоззрении и бытийной организации жизни личности. Ценностные конфликты являются самыми непримиримыми, а угроза существованию главной ценности - рассматривается человеком как чрезвычайная ситуация. Одним из самых распространенных подходов к изучению ценностных ориентаций является концепция М. Рокича. В его методике различаются 2 класса ценностей, которые он определяет следующим образом: «терминальные - убеждения в том, что какая-то конечная цель индивидуального существования стоит того, чтобы к ней стремиться; инструментальные - убеждения в том, что какой-то образ действий или свойство личности является предпочтительным в любой ситуации». Хорошо всем известный список этих ценностей позволяет рационально описать отдельные, конкретные представления, доступные проверке, зачастую фиксированные и не поддающиеся развитию. Этот научный взгляд, полученный психологией, реально воплотился в жизнь, причем не просто как дань преходящей моде, а повсеместно и надолго. Трудно оспорить необходимый характер этого подхода, но он привязывает многие исследования к тому, что носит поверхностный характер и ограничивает наше познание только тем, что математически достоверно доказано. В основе ценностного выбора личности, по мнению Фанталовой Е.Б., лежат две неизбежные составляющие - это ценность выбираемого объекта и доступность как возможность его обретения. Ценно и доступно, ценно и мало доступно, ценно и не доступно - вот перечень взаимодополняющих характеристик, от которых зависит удовлетворение жизненно важных потребностей человека [6 ]. Рассогласование ценности и доступности приводят либо к внутреннему конфликту (при высокой ценности и низкой доступности), к внутреннему вакууму (при низкой ценности и высокой доступности) и нейтральной зоне (при уравновешенности ценности и доступности). Динамика мотивационной сферы личности рассматривается при этом в двух плоскостях сознания: 1) между плоскостью, вмещающей в себя осознание ведущих жизненных целей, личностных смыслов, дальних жизненных целей; и 2)плоскостью всего, что является непосредственно доступным, связанным с осуществлением конкретных, легко достижимых целей, находится в «обозримом психологическом поле», в зоне «легкой досягаемости». Однако изучение ценностей связано с некоторыми трудностями. Люди не понимают абстрактно выраженные ценности и испытывают сложности при их формулировании. Ценностные ориентации личности, которые объединяют ее внутренний мир и окружающую действительность, формируют сложную многоуровневую, иерархическую систему. Такая система - один из самых важных компонентов структуры личности, который объединяет потребностно - мотивационную сферу и систему личностных смыслов. Часто бывает так, что декларируемая человеком и присвоенная им ценность вступает в противоречие с более глубинными, и не столь осознанными (или вытесняемыми) мотивами. В одном рекламном исследовании респондентов просили оценить запах двух кусочков мыла, которые они держали одновременно в двух руках. Большинство испытуемых предпочло один и тот же запах. На самом деле, запах был одинаков, разница была в массе кусочков. Популярным оказался более тяжелый «запах». Подобным образом, можно утверждать, что простая фиксация ценности и ее удовлетворения или блокады еще не могут свидетельствовать ни о конфликте, ни о вакууме, ни о внутреннем развитии личности. Скорее, это ключ к личностным смыслам и тем ценностям, которые лежат в основе планирования человеком своей жизни и неизбежно проявляются в тех или иных жизненных событиях. Кризис может стать затяжным, а ситуации казаться «тупиковыми» в тех случаях, когда человек не осознает (или не хочет осознать) мотивы, лежащие в основе своего целеполагания, не видит связи между явлениями своей жизни, а за свои истинные ценности выдает социально одобряемые. Нереализованность доминирующих ценностей может лежать в основе кризиса и приводить к различным искажениям восприятия жизненного пути личности. Существует великое множество типичных жизненных ситуаций; приведем лишь несколько примеров. Давление безнадежных социальных условий, хронические телесные недомогания, постоянные, отягощающие душу житейские заботы и нужда - все это в отсутствие борьбы, душевных порывов, целей и идей. Все это часто приводит к апатии, безразличию и крайнему оскудению психической жизни. Проживая предметную повседневность, такой человек не заглядывает «за рамки» текущей и утекающей действительности, не оценивает свои поступки с точки зрения законов духовной жизни и метафизических целей, и даже терминальные ценности представлены в его сознании не всегда отчетливо, «..как бы». Подобная ситуация в экзистенциальной психотерапии обозначается термином «вакуум», а Василюк Ф.Е. описывает ее как «внешне трудный и внутренне простой жизненный мир» [2, с. 157-189 ]. Деятельности в этом мире присуща неуклонная устремленность к предмету потребления. Субъект не знает сомнений, искушений, колебаний, чувства вины и мук совести. Простота внутреннего мира освобождает деятельность от всевозможных внутренних препятствий и ограничений. Процесс переживания в этом жизненном мире заключается в безоговорочном принятии реальности, в отказе от борьбы с нею и в попытках добиться удовлетворения своих потребностей в рамках этой реальности. Основная цель переживаний - приспособиться к существующей реальности. Выявление соотношения «ценности» и «доступности» в данном случае представляет проблему. Такая же проблема возникает при событийном анализе обеспеченных, не очень деятельных, не преследующих никакой жизненной цели, не имеющих почти никаких обязанностей людей, которые в большинстве своем недовольны жизнью. Современная тревожная и эгоистическая гонка происходит только ради того, чтобы получить экономическую выгоду, физическая жизнь человека находится под защитой социальных институтов, интенсивное воздействие СМИ и рекламы, «раскачивают» потребности человека, для того, чтобы как писал Дж. Перкинс в «Исповеди экономического убийцы» под видом рекомендаций и советов добиться подчиненного положения доверчивых сверхпотребителей. Пустота, бессодержательность жизни порождает имитацию полноценной жизни и способствует развитию истерического типа личности. Как показано в исследованиях отечественных психологов, личностные ценности и ценностные ориентации индивида тесно связаны с его целями и видением собственных жизненных перспектив. Так, в частности, Е.И. Головаха, отмечает: «Планируя свое будущее, намечая конкретные события - планы и цели, человек исходит, прежде всего, из определенной иерархии ценностей, представленной в его сознании. Ориентируясь в широком спектре социальных ценностей, индивид выбирает те из них, которые наиболее тесно увязаны с его доминирующими потребностями. Предметы этих потребностей, будучи осознанны личностью, становятся ее ведущими жизненными ценностями. Избирательная направленность на эти ценности отражается в иерархии ценностных ориентаций личности. Ценностные ориентации не имеют той определенности, которая присуща сформированным на должном уровне целям и планам. Благодаря этому они выполняют более гибкую регулятивную функцию. Их предмет - определенная сфера жизнедеятельности, линия поведения индивида. В данной связи стоит особо отметить, что индивидуальные ценностные ориентации играют роль механизма, повышающего фрустрационную толерантность личности, поскольку «если жизненные цели и планы не реализуются, наличие ценностных регуляторов обеспечивают устойчивость личности в момент «кризиса нереализованности» [3,с.258-259]. С другой стороны, «если намеченные цели достигнуты и утрачивают побудительную силу, ценностные ориентации стимулируют к постановке новых целей. Этот механизм, по мнению Е.И. Головахи, действует при устойчивой структуре ценностного сознания личности, когда он точно и уверенно может сказать, что на первом месте для него творческая работа, затем - семейное счастье и.т.д. Реализация или не реализация главных ценностей приводит человека к метафизической оценке своей жизни как «успешной» или «неуспешной». Так, женщина, мечтающая о детях и не имеющая их, говорит: «так судьбе было угодно», или «Бог не дал». Человек, чья жизнь связана с творческой самореализацией в любимом деле, скажет: «я прожил счастливую жизнь». Ценностный выбор - это всегда выбор, связанный с категориями «добра» и « зла», поэтому зачастую он связан со страданиями и принятием трудных решений. Вопрос бездетности, к примеру, может решаться методами ЭКО или принятием ребенка из детского дома, либо принятием факта отсутствия детей. Выбор каждой из этих возможностей определяется всей системой смыслов и ценностей человека, определяющих его глубинную сущность и зачастую восходящую за пределы предметно-бытовой жизни, к ее метафизическому осмыслению. Метафизические интерпретации и оценки страданий - это не предмет психологии как науки. Так, они могут пониматься в терминах религии или морали - как вина и наказание; оцениваться как «сдвиг» в природе вещей («если бы Бог предвидел это, Он не создал бы мир»). Они могут толковаться как испытующий вызов, как вечный знак человеческого бессилия, как постоянное напоминание о ничтожестве человека. Подобного рода интерпретации помогают человеку смириться с невыносимыми фактами; кроме того, они способствуют формированию самооценки, то есть либо утешают человека, либо обостряют его страдания. В любом случае, обращение к метафизическому осмыслению в трудных кризисных обстоятельствах жизни позволяют нам предположить наличие у человека глубинной внутренней потребности обращения к Высшей Силе, выходящей за пределы обыденной предметной жизни, аппелирующей к трансцендентному бытию. Таким образом, именно вопросы, связанные с ценностями и смыслами человеческой жизни нельзя понять и описывать без обращения к мета-ценностям, мета-категориям, понятию духовности в психической жизни человека. Однако психотерапевтические задачи требуют от практика - консультанта научных методов моделирования жизненного пути, своего рода оперативных способов картографирования жизни, позволяющих достаточно эффективно ориентироваться в жизненных проблемах лиц, обращающихся за психологической помощью. Такой метод был предложен А.А. Кроником, который впоследствии был модифицирован во многих психологических и медицинских исследованиях [4]. Данный вариант диагностики и интерпретации жизненных ситуаций выполняет еще и психокоррекционную функцию, позволяя осмыслить все значимые события, осознать ценностный индекс этих событий и выявить все противоречия и конфликты, связанные с ценностным выбором. Метод анализа событий жизненного пути включает ряд процедур. Каждая процедура сопровождается соответствующей инструкцией. Перечислим их: «формирование списка событий», «датировка событий», «эмоциональная оценка событий», «личностная значимость событий», «социальная значимость событий», «сфера принадлежности событий», «причинно-следственный анализ событий». Каждый диагностический этап предоставляет достаточно психологической информации о характере внутренних переживаний личности и позволяет выявить тип кризиса «середины жизни». Для ориентации в проблемах личности выделяют 3 наиболее общих кризиса взрослого периода жизни: нереализованности, опустошенности, бесперспективности и их возможные сочетания. Так, например, кризис опустошенности и бесперспективности характеризуются малым количеством событий настоящего и будущего. При кризисе нереализованности - малая степень насыщенности событий прошлого, по сравнению с будущим. Затруднения в настоящем могут вызвать определенную растерянность, когда изменившиеся обстоятельства жизни требуют новых форм проявления самореализации. В таких адаптационных периодах человеку бывает трудно связать свое прошлое с будущим. Бывают случаи, когда в анализе событий жизни отсутствуют причинные связи между событиями прошлого, настоящего и будущего. Отсутствие любого вида межсобытийных связей называется мотивационной недостаточностью. Чем больше причинно-следственных связей у данного события с другими событиями жизни, тем выше его мотивационный статус. Мотивационный статус - наименее осознанный показатель значимости события. При этом не всегда высокий мотивационный статус совпадает с личностной значимостью события. События, не имеющие в картине жизни причинно-следственных связей, воспринимаются человеком как «дело случая", а, следовательно, неадекватно осознается ценностно-смысловой потенциал такого события. Правилом является присутствие всех типов связей и полноценно наполненные событиями разные периоды жизни - прошлого, настоящего и будущего. Такая картина жизни должна отражать социальную стабильность, спокойствие, уравновешенность, отсутствие острых кризисных ситуаций. Используя терминологию, предложенную Фанталовой Е.Б., такая жизненная стратегия должна соответствовать «нейтральной зоне» в ценностной структуре личности [6]. «Нейтральная зона» (НЗ): когда Ц≈Д или просто Ц=Д. Бесконфликтное, спокойное состояние, где «желаемое» и «реальное» полностью или частично совпадают, гармонически уравновешены во внутреннем мире субъекта. Состояние, когда значимые потребности в основном удовлетворены, а ценности реализованы. «Внутренний конфликт» (ВК): когда Ц↑Д↓ (Ц>Д). Состояние, когда ценностный объект малодоступен или не доступен совсем, «желаемое» не совпадает с «реальным», значимые потребности и ценности находятся в состоянии блокады. «Внутренний вакуум» (ВВ): когда (Ц<Д). Состояние, когда доступный объект не представляет интереса, может сопровождаться ощущением «внутреннего балласта», «избыточности присутствия», ненужности, никчемности. «Для НЗ эмоциональная и мотивационная регуляция деятельности будет тяготеть к внешнему благополучию и внутреннему комфорту личности. В то время как расхождение «ценности» и «доступности», достигающее состояний внутреннего конфликта и внутреннего вакуума, напротив, будет указывать на отдельные аспекты социально-психологической дезадаптации в плане внутренней и внешней конфликтности, общей психической напряженности, социальной нестабильности, характеризующими в целом внутренний дискомфорт...." ([Источник: http://psychlib.ru/mgppu/FCv-2012/FCv-0071.htm]. Для проверки нашей гипотезы нами было проведено исследование, состоящее из трех диагностических этапов. На первом этапе мы использовали методику Рокича- Фанталовой, с целью выявления соответствия ценностей и их доступности. Второй этап был посвящен причинно-следственному анализу жизненных событий респондентов по методике А.А.Кроника. На третьем этапе проводилась дополнительная беседа, уточняющая ценностные аспекты событийного анализа. В исследовании приняло участие 20 респондентов, из них -11 женщин и 9 мужчин в возрасте 40-45 лет. Результаты, полученные в двухкратном ранжировании ценностного ряда (по критериям значимости и доступности), где (ВК): Ц-Д≥4; (ВВ): Д-Ц≥4; (НЗ): |Ц-Д|<4,; представлены в табл N1. Пример. Таблица 1 Ранги Ц иД NN понятий- ценностей 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 Ц(1) 0 11 6 1 2 5 8 3 6 4 9 4 Д(2) 10 0 8 10 8 2 2 9 6 4 5 2 Ц(1)-Д(2) -10 11 -2 -9 -6 3 6 -6 0 0 4 2 ВК;ВВ; НЗ ВВ ВК НЗ ВВ ВВ НЗ ВК ВВ НЗ НЗ ВК ВК Nоб.=NВК+NВВ+NНЗ, где Nоб. - общее количество внутренних конфликтов, внутренних вакуумов и нейтральных зон, равное количеству понятий-ценностей по методике УСЦД (в нашем варианте Nоб.=12); NВК - количество внутренних конфликтов; NВВ - количество внутренних вакуумов; NНЗ - количество нейтральных зон. Результаты по всей выборке представлены в таблице N2. Таблица 2 Тип расхождения Ц и Д Исп Ц 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 Nнз Nвв Nвк 1 ВВ НЗ ВК НЗ НЗ ВК ВВ НЗ НЗ ВВ ВК НЗ 6 3 3 2 НЗ ВВ НЗ ВК ВВ НЗ НЗ НЗ ВВ НЗ НЗ ВК 7 3 2 3 НЗ ВВ ВК ВВ НЗ ВК ВК ВК НЗ ВК ВВ НЗ 4 3 5 4 ВВ НЗ ВВ ВК ВК НЗ ВК ВВ НЗ ВВ ВК ВВ 3 5 4 5 ВК ВВ НЗ ВВ ВВ ВК НЗ НЗ ВВ НЗ ВВ НЗ 5 5 2 6 НЗ НЗ ВВ ВВ НЗ ВВ НЗ ВВ НЗ ВВ НЗ ВВ 6 6 0 7 ВВ НЗ ВК ВВ ВК НЗ ВК ВВ ВК ВК ВВ ВК 2 4 6 8 НЗ ВК ВВ НЗ ВВ ВК ВВ ВВ НЗ ВВ ВК НЗ 4 5 3 9 ВВ ВВ НЗ ВВ ВК НЗ ВК НЗ ВК НЗ ВК ВК 4 3 5 10 НЗ ВК ВВ НЗ НЗ ВВ ВВ НЗ ВВ НЗ ВК ВВ 5 5 2 11 НЗ ВВ ВК НЗ ВВ ВК НЗ ВВ НЗ ВК НЗ НЗ 6 3 3 12 ВВ НЗ ВК ВВ НЗ ВК НЗ ВВ ВК ВВ ВВ ВК 3 5 4 13 НЗ ВК ВВ НЗ НЗ НЗ ВВ ВК НЗ ВК НЗ НЗ 7 2 3 14 НЗ ВК НЗ ВВ ВК ВК НЗ ВК ВВ НЗ ВК ВВ 4 3 5 15 ВК ВВ ВК НЗ ВВ ВК ВК ВВ НЗ ВК ВВ ВК 2 4 6 16 ВВ ВВ НЗ ВК ВК ВВ НЗ ВК ВВ ВК ВВ НЗ 3 5 4 17 НЗ ВК ВВ НЗ ВК НЗ ВК ВВ НЗ ВВ ВК ВК 4 3 5 18 ВК ВВ НЗ ВВ НЗ ВК ВВ НЗ ВК ВК НЗ ВК 4 3 5 19 ВВ НЗ ВК НЗ ВВ НЗ НЗ ВК ВК НЗ ВВ ВВ 5 4 3 20 НЗ ВВ НЗ ВК НЗ ВВ ВК НЗ ВВ ВК НЗ ВК 5 3 4 % 25 75 На основании полученных данных, нами были выделены 2 подгруппы: «А»- испытуемые, чей индекс расхождения по большинству ценностей (более 5) оказался невысоким, в «нейтральной зоне». Группа «А»- благополучные, гармоничные испытуемые. Вторая группа «В»- с доминированием ВВ и ВК при их различных сочетаниях. Эту группу мы назвали кризисной. Далее нами был проведен анализ событий жизни испытуемых в этих двух подгруппах. Уже на этапе формирования списка событий мы столкнулись с различного рода трудностями: большинство респондентов не могли выделить необходимое количество значимых события на разных временных этапах. В зоне будущего чаще всего указывались желаемые психические и физические состояния («хочу быть счастливой», «чувство уверенности в завтрашнем дне» и т.д.), а не конкретные события, при которых человек мог бы испытывать эти состояния. Кроме того, не были проставлены предполагаемые даты событий будущего («эти желания относятся к будущему вообще). Наиболее неожиданным оказался факт отсутствия значимых различий в «гармоничной» и «кризисной» группах. Результаты первого этапа событийного анализа представлены на следующих диаграммах. Диаграмма 1. События прошлого, настоящего и будущего Удельный вес событий прошлого превышает зону событий настоящего и будущего, что может отражать субъективно высокий психологический возраст испытуемых, их погруженность в прошлое и некоторую дезориентацию в настоящем. Особенно интересен факт, что подобное распределение временных зон было выявлено у большинства респондентов. Такая рефлексивная направленность на прошлое может означать переосмысление пройденного пути или ощущение «пустого» настоящего. Далее испытуемых попросили оценить эмоциональную привлекательность всех событий, используя следующую шкалу: +2- очень приятное; +1- приятное; 0- безразличное; -1-неприятное; -2 -очень неприятное. Основные результаты этого этапа следующие. В обоих группах в зоне будущего прогнозируются приятные события. Однако крайние варианты оценки (+2) встретились только у 7%. Неблагоприятные события, как правило, редко планируются человеком. «-2» - встретилось у 3% от общей выборки респондентов. Значимые отличия в группах выявились при оценке событий прошлого и настоящего. Неприятные события прошлого в гармоничной группе составляют -36%, в то время как в кризисной -19%. Негативная оценка событий своего прошлого у испытуемых гармоничной группы несколько противоречит ожиданиям, так как - это испытуемые, у которых ценности и их реализация находятся в равновесии, а эмоциональная и мотивационная регуляция деятельности тяготеет к внешнему благополучию и внутреннему комфорту. В кризисной группе - 78% событий прошлого оценены положительно и 3%- получили нейтральную оценку. В гармоничной группе -49% положительных оценок и 15% нейтральных. Присутствие «нейтральных» оценок в списке самых значимых событий само по себе информативно. Это может свидетельствовать об отчуждении личности от событий своей жизни. Нейтральные оценки прошлого и настоящего чаще встречаются в гармоничной группе. При сопоставлении личной и социальной значимости событий, мы исходили из того, что расхождения между ними более чем в 5 событиях, обнаруживают, что наиболее личностно-значимые события содержат осознанные конфликты с внешним окружением («для меня значимо то, чему мои близкие не придают значения»), а наименее значимые события содержат осознанный конфликт с самим собой («для меня не значимо то, что в действительности повлияло на мою жизнь»). В гармоничной группе - 9% расхождений, в кризисной- 11%. Следующим этапом мы выясняли сферу принадлежности событий, используя следующую классификацию: О-изменения в обществе; Р- в работе; П - природе; С- семье; В - внутреннем мире; Д- досуг, общение, хобби; З- здоровье; Л- люди (любовь, дружба). Существенных расхождений между группами по этому параметру выявлено не было, поэтому приведем результаты по всей выборке. Таблица 3 Сфера принадлежности событий Работа Семья Досуг Здоровье Внут. мир Люди Общество Природа П 31 38 19 6 4 2 Н 44 36 5 12 3 Б 44 26 20 10 Очевидным является факт дефицитарности некоторых сфер жизни. Наиболее ущербной оказались сферы внутренней жизни, общества и природы. Вероятно, это связано с тем, что при ретроспективном взгляде на события жизни, процессы внутреннего мира труднее оформляются в «события». Человек может обозначить как «событие» какое-то текущее кризисное переживание, но его представленность в прошлом имеет размытые границы. Интересно, что планируя события будущего, 20% описывают их как желаемые психические состояния («хочу быть счастливой»), а не как собственно события, имеющие дату начала и конца. «Эти желания относятся к будущему вообще» при безразличном отношении к условиям их достижения. События, связанные со здоровьем и работой вообще не представлены в картине будущего. Респондентам легче планировать события, связанные с досугом, семьей и дружеским общением. Далее выяснялся мотивационный статус событий, то есть выявлялись причинно-следственные связи между событиями прошлого, настоящего и будущего. При этом выделялись 3 типа связей: «благодаря» (+), «вопреки»(-), «независимо»(0). Чем больше связей у одного события с другими, тем больше сил человек приложил для его реализации, следовательно, тем выше его мотивационный статус. При этом не всегда событие с высоким мотивационным статусом совпадает с личностной значимостью этого события. События, произошедшие «независимо», расцениваются испытуемыми как «случайные», т.е. воспринимаются как не связанные друг с другом. Когда в картине жизни преобладают связи «вопреки», это говорит о восприятии человеком своих достижений как конфликтных, идущих наперекор обстоятельствам. Общим результатом в обеих группах было наличие связей как «+», так и «-», и другой важной особенностью являлось снижение суммарного мотивационного статуса событий будущего по сравнению с событиями прошлого и настоящего. Это значит, что респонденты не всегда в состоянии опереться на позитивный прошлый жизненный опыт, выявить существенные связи удач и успехов в картине своей жизни. В гармоничной группе существенным отличием было большее количество связи «0» (16%- у событий прошлого и 19%- у событий будущего). На последнем этапе было проведено структурированное интервью с каждым респондентом, целью которого было уточнение полученных результатов, и выяснение факторов, которые помогали человеку добиваться поставленной цели, особенно, если в картине жизни преобладали связи «вопреки». Наиболее распространенные ответы были «это был мой долг», « я хотел(а) себя реализовать», «помогало что-то, что было сильнее меня». Таким образом, можно обобщить некоторые полученные тенденции. 1. Группа, которую мы назвали «гармоничной» по результатам соотношения ценности и доступности, должна была представлять бесконфликтное, спокойное состояние, гармонически уравновешена. Тем не менее, в формировании списка событий нет никаких отличий от респондентов «кризисной» группы - в обеих группах тип кризиса «опустошенности» и «бесперспективности». 2. В эмоциональной оценке событий прошлого, настоящего и будущего в «гармоничной» группе чаще встречались нейтральные оценки, что свидетельствует об отчужденности от событий своей жизни. 3. Факт дефицитарности некоторых сфер жизни оказался общим для обеих групп. Наиболее ущербной оказались сферы внутренней жизни, общества и природы. События будущего планируются, в основном, в сферах досуга, семьи и дружеского общения. 4. Многие аспекты своего жизненного пути в «гармоничной» группе менее осознанны, а мотивационный статус жизненных событий в целом ниже, чем в «кризисной» группе. Все это позволяет сделать вывод о том, что ценностная сфера человека, безусловно, имеет решающее значение в построении его жизненного пути и его осмыслении. Но не всегда эти ценности четко представлены в сознании личности и, как правило, они имеют сложную многоуровневую структуру, что заставляет искать новые методологические подходы к их изучению. Человеку, прошедшему через какие-то испытания или находящемуся в них, свойственно руководствоваться понятиями «жизненной миссии», «долга», «исполнением заповедей», выходящими за границы индивидуальной человеческой жизни. Так, например, термин «ре-миссия» буквально означает «возвращение к миссии», «ре- лигия» - восстановление связи. Без учета этих реальностей психической сферы человека, многие явления его жизни останутся за гранью научного познания.

Научные конференции

 

(c) Архив публикаций научного журнала. Полное или частичное копирование материалов сайта возможно только с письменного разрешения администрации, а также с указанием прямой активной ссылки на источник.