МОТИВ ПУТЕШЕСТВИЯ КАК СЮЖЕТООБРАЗУЮЩЕЕ НАЧАЛО ЦИКЛА ПУТЕШЕСТВИЯ (НА МАТЕРИАЛЕ ЦИКЛА О. НИКОЛАЕВОЙ «ВАРШАВА») Самойленко В.А.

Мордовский государственный университет им. Н.П. Огарева


Номер: 6-4
Год: 2015
Страницы: 60-62
Журнал: Актуальные проблемы гуманитарных и естественных наук

Ключевые слова

лирический цикл, жанр, мотив, лирические скрепы , a lyrical cycle, a genre, a motive, lyrical braces

Просмотр статьи

⛔️ (обновите страницу, если статья не отобразилась)

Аннотация к статье

В статье рассматриваются пути и характер трансформации жанровых форм лирического цикла в современной отечественной поэзии. На примере поэтического текста О. Николаевой «Варшава» показано расширение содержательных и формальных признаков жанра.

Текст научной статьи

В отечественном литературоведении «лирический цикл» как поэтологическое понятие возникает, по мнению исследователей, в 40 - 50-е годы XIX века. Становление его как устойчивой формы происходит лишь на рубеже XIX - XX веков и связано, в первую очередь, с творчеством поэтов Серебряного века [1; 2; 3]. Для современных исследователей главным является вопрос о специфике лирического цикла в жанровой системе и его собственном своеобразии. Исследователями выделяется ряд признаков, отличающих лирический цикл, с одной стороны, от тематической подборки стихотворений, а с другой стороны - от лирической поэмы [см: 1; 12]. И.В. Фоменко и Л.Е. Ляпина рассматривают лирический цикл как «специфическую жанровую форму стихового единства», которая возникает при объединении относительно самостоятельных лирических стихотворений в целостность более высокого порядка и характеризуется определенными признаками [7, 165]. Среди важнейших жанровых особенностей лирического цикла Л.Е. Ляпина выделяет «авторскую заданность композиции», «самостоятельность входящих в лирический цикл стихотворений», «“одноцентренность”, центростремительность композиции лирического цикла», «лирический характер сцепления стихотворений в лирическом цикле», «лирический принцип изображения» [7, 165]. Не менее дискуссионным в современном литературоведении остается и вопрос о видовых разновидностях цикла. В работах одного из первых исследователей художественной циклизации М.Н. Дарвина мы встречаем деление цикла в зависимости от создателя на два основных типа: «авторский» (где «автор-создатель отдельно взятых произведений и автор-создатель всего цикла полностью совпадают») и «неавторский» циклы (где «автор-создатель отдельных произведений и автор-создатель всей циклической композиции не совпадают друг с другом») [6, 483]. Итак, в современном литературоведении поэтический цикл представляет собой «специфическую жанровую форму стихового единства» [7, 165], имеющую ряд признаков: поэтические тексты по определенным принципам и критериям (жанры, основной лирический мотив, хронотоп и т.п.) объединены автором; каждое из стихотворений в цикле обладает межтекстовыми связями, создающими новые смыслы целого, не выводимые из семантической структуры каждого отдельного стихотворения; наличие общего заглавия и устойчивость текста в нескольких изданиях [см: 1]. Особенно популярными в поэзии рубежа XX-XXI веков, на наш взгляд, становятся циклы путешествия, где важную роль играют впечатления путешественника. Среди поэтов рубежа XX-XXI веков, активно использующих жанровые возможности стихотворного цикла, следует выделить Е. Рейна, Т. Кибирова, О. Николаеву, О. Хлебникова и др. С точки зрения Л.Е. Ляпиной, главным критерием в классификации циклов является сюжет. По её мнению, сюжетные циклы образовали собственные жанровые традиции. Анализируя процессы циклизации, происходящие в русской лирике XIX века, исследователь прослеживает жанровые традиции «сельских» лирических циклов, «сезонных», «циклов-путешествий», «любовных». Современная поэзия обладает двумя парадигмами: «традиционной» и «авангардной» [4, 35]. В данной статье мы рассмотрим лирический цикл поэта, тяготеющего к эксперименту в рамках классической традиции, а именно поэтический цикл «Варшава» О.А. Николаевой. Лирический цикл входит в сборник «Путешественник» и состоит из четырех самостоятельных стихотворений, подчиненных единой теме - Варшаве. Она представляется нам не каменным, бездушным местом, а живым, энергичным человеком («…всхлип и шип/ из уст доносится, смотри - язык прилип / к гортани…», «…жалок голос, он охрип, осип…», «Кому готовишь огненную сечь / и огоньки болотных страхов, / зачем ты снова затеваешь речь- / Речь Посполитую и распаляешь ляхов?» [8]). Цикл предваряют два эпиграфа, задающие тематику всего произведения: Варшава и её исторический выбор, расцениваемый, с точки зрения лирической героини, как неверный и губительный для самой Варшавы. В каждой из частей она обращается к Варшаве, желая образумить «строптивую». Такие обращения являются лирическими скрепами, сохраняющими целостность произведения, которая разрушается под влиянием проходящего через весь цикл мотива исторического пути Варшавы. Автор гармонично совмещает в соседствующих строках образ Варшавы с исторической картиной развития её и в целом всей Польши: «Варшава ушлая, шальная, широка / ты Вислой выспренной, в запястьях же узка, / в ладонях жадная, нежна твоя рука, / зато легка пощечина, звонка, / да вот щека - щетиниста, шершава, / Варшава!.. / <…> / тебя причесывали, делали пробор, / плели косу, вели на царский двор, / где пруд серебряный, и видно до сих пор, / как отражалась ты на зависть рыбам. / Но ты ушла, надменная, и дверь / вслед за собой захлопнула с надрывом, / за что ж ты платы требуешь теперь, / размахивая векселем фальшивым?» [8] Такой синтез демонстрирует читателю размытие тематического цикла путешествия и проявление в нем черт социально-политического характера. С одной стороны, перед нами предстаёт образ «шалой, с шипами», «ушлой, шальной», «шумной» Варшавы, а с другой - негодование и печаль лирической героини из-за отделения «щетинистой» от своих истоков («Варшава шустрая - до моды, сватовства / охочая - ты жаждешь сватовства / с Парижем женственным и Лондоном лукавым. / Когда суха земля, зыбка листва, / ты корни рвешь славянского родства») [8]. Следует отметить, что чувства лирической героини передаются не только за счет олицетворения и ярких эпитетов («строптивая», «надменная», «щетинистая», «ушлая»), но и благодаря красочному сравнению в заключительной части поэтического цикла: «Мне вдруг напомнила - здесь, в ледяном краю, / ты Леокадью - польскую мою / прабабку - в немощи, в тряпье, желая страстно / сломать ход времени, она, швырнув очки, / сжимала крошечные злые кулачки, / лупя одним другой: «Холера ясна!» / Но прадеду была верна во всем - / крестясь по-нашему, молилась Матке Боске, / блюла родство и бледным жглась огнем...» [8]. Сопоставление польской столицы с прабабкой, желавшей «страстно сломать ход времени», но продолжавшей, «крестясь по-нашему», молиться «Матке Боске» усиливает негодование лирической героини из-за исторического пути, выбранного Польшей. Также этот прием позволяет выявить еще один сквозной мотив - мотив политического конфликта. Обозначенный в самом начале («Варшава гневная! С тобой мы не в ладу. / …швыряешь нам счета, / мифически взывая к правосудью?» [8]), он проявляется и в конце цикла, что делает его более четким и равнозначным другим мотивам цикла. Тем не менее, несмотря на проникновение в единую структуру цикла разрушающих её лирических мотивов, цикл остается целостным благодаря единому названию, эпиграфам, задающим тон произведению, и лирическим скрепам, из стихотворения в стихотворение обозначающим главную тему цикла. Таким образом, в современной отечественной поэзии такая жанрово-видовая разновидность лирического цикла как цикл путешествия приобретает новые элементы, которые делают его многомерным и неоднородным. Мы можем наблюдать отход от четкого следования теме реального путешествия, на место которой приходит путешествие по воспоминаниям, взятым из личной и исторической памяти. Достигается это благодаря введению дополнительных лирических мотивов, то отдаляющих, то вновь возвращающих к главной проблеме цикла.

Научные конференции

 

(c) Архив публикаций научного журнала. Полное или частичное копирование материалов сайта возможно только с письменного разрешения администрации, а также с указанием прямой активной ссылки на источник.