СУБЪЕКТНО-ОРИЕНТИРОВАННАЯ ОПТИМИЗАЦИЯ ГУМАНИТАРНОЙ ПОДГОТОВКИ В ВЫСШЕЙ ШКОЛЕ Огнев А.С.,Лихачева Э.В.

Российский новый университет


Номер: 12-4
Год: 2016
Страницы: 73-79
Журнал: Актуальные проблемы гуманитарных и естественных наук

Ключевые слова

субъектогенетический подход, субъектность, гуманитарная подготовка, высшая школа, subject-genesis approach, subjectivity, humanitarian training, high school

Просмотр статьи

⛔️ (обновите страницу, если статья не отобразилась)

Аннотация к статье

В статье раскрываются пути оптимизации гуманитарной подготовки в высшей школе с позиции субъектогенетического подхода.

Текст научной статьи

Минувшая четверть века реализации в нашей стране деидеалогизированного высшего образования прошла в постоянном поиске новых ценностных и методических оснований для гуманитарной составляющей образовательной деятельности вышей школы. Борьба между различными подходами к решению этих задач все еще не привела теоретиков и практиков вузовского образования к согласию по поводу даже единого набора универсальных компетенций, отражающих итоги изучения студентами гуманитарных дисциплин. Используемые наборы и содержание таких дисциплин отражают все более возрастающее разнообразие взглядов на то, какими научно обоснованными знаниями должен обладать выпускник современного вуза, на что он должен быть ориентирован как в общекультурном, так и в профессиональном плане, чем в современных условиях должна заниматься вся система образования [1-11, 54]. Однако, при этом уже никто не возражает против того, что успешно завершивший свое обучение бакалавр, магистр и аспирант должны обладать «готовностью к работе в команде», «способностью к постоянному самообразованию и саморазвитию», «умением принимать ответственные решения». Вопрос только в том, как в условия стремительного роста объема информации, радикального изменения и содержания всех видов профессий, и самого их перечня найти инвариантную основу для гуманитарной подготовки, по-настоящему ориентированной на успех выпускника вуза в современном мире. Сложность получения продуктивного ответа на этот вопрос усугубляется расширяющаяся практика совмещения учащимися всех форм и уровней обучения своего образования с трудовой деятельностью. Это означает, что преподавателям гуманитарных дисциплин всерьез надеяться на интенсивную самостоятельную работу студентов по их предметам рассчитывать не приходится. Сейчас нужны дидактические средства, которые сразу в ходе аудиторных (контактных) занятий привлекательным для учащихся образом соединяют теорию с практикой. Рассчитывающему на успех в своей работе преподавателю высшей школы необходимо процесс обучения строить как важную часть жизнедеятельности студента - иначе будут создаваться предпосылки для эффекта рядоположенности знаний. В этом случае у учащегося создается впечатление, что ему преподают совсем не то, что нужно для реальной жизни [24, 27]. Как показывает наша многолетняя практика, одним из чрезвычайно продуктивных путей решения обозначенных проблем является субъектогенетический подход к психолого-педагогической практике [12-53, 54-57]. Заложенная в его основе идея формирования и развития будущего специалиста как зрелого субъекта профессиональной деятельности ориентирует преподавателя любых дисциплин на культивирование у студентов инициативы и ответственности, умения добиваться своих замыслов, согласования свои действия с другими участниками совместной деятельности, на развитие организованности и самообучаемости. Такая ориентация помогает отбирать и формы работы, и содержание учебных занятий уже не только в логике становления и развития соответствующей науки, но и в логике будущей профессиональной деятельности учащегося. Использовать в качестве содержательного ядра преподаваемой дисциплины будущую профессиональную деятельность на протяжении более двадцати лет нам помогает контекстный подход, предполагающий ориентацию на систему ключевых профессиональных задач специалиста [9, 10, 27]. Отбирать и использовать подходящие методы в расчете на подготовку зрелого деятеля все эти годы нам удавалось с использованием субъекто-генетического подхода к различным видам психолого-педагогической практики. Объединение этих двух подходов достигалось нами путем отбора в качестве учебных таких проблемных ситуаций, которые одновременно принадлежат к разряду личностно значимых для наших учащихся и которые обусловлены контекстом выбранной ими профессии. Так, например, с учетом управленческого контекста специалиста высшей квалификации нами в число ключевых была включена задача по оценке личностных качеств человека как субъекта деятельности. С учетом положений субъектогенетического подхода к психолого-педагогической практике показателем готовности к ее решению было выбрано умение составить студентом собственной характеристики как субъекта жизнедеятельности. По отношению к деятельности профессиональной это более общий случай. Но с учетом задачи по оптимизации гуманитарной подготовки описание студентом себя как субъекта жизнедеятельности побуждает его к самооценке и итогов его обще культурного развития, заставляет задуматься о своей ответственности за собственное образование. С учетом описанных нами стадий субъектогенеза были подобраны наиболее эффективные процедуры формирования такого умения. При этом было учтено, что наиболее эффективные процедуры подобного оценивания в виде тестов вошли в арсенал психологической практики. Подобрав тесты с высокой очевидной валидностью и отработав с опорой на метод планомерно-поэтапного формирования умственных действий процедуры интериоризации заложенных в этих тестах схем ориентировки для оценки субъектного потенциала личности, мы разработали систему тест-тренажерных практикумов для подготовки квалифицированных пользователей психологическими знаниями. Дальнейшие исследования подтвердили, что подобная логика может быть продуктивной в отношении многих общекультурных (универсальных) компетенций и, соответственно, в отношении направленных на их формирование образовательных модулей или учебных дисциплин. Так, например, было учтено, что контекстом всей нашей жизедеятельности в ряду важнейших задано умение организовывать и успешно проводить различные виды переговоров. С позиций субъектогенетического подхода одним из наиболее выраженных показателей сформированности этого умения является подготовка и успешное проведение переговоров, направленных на конструктивное разрешение межличносных конфликтов. Определение этого вида готовности в качестве результата развития коммуникативной компетентности учащихся позволило отобрать и целенаправленно использовать в ходе построения учебного процесса наиболее продуктивные виды и приемы соответствующей психологической практики. Например, с учетом успешности применения в управленческой практике в качестве содержательной основы для проведения тренинговых занятий была выбрана Гарвардская модель переговоров. Необходимость организовывать групповые занятия, ориентироваться на регулярные и строго ограниченные по времени формы работы, успехи в развитии социально значимых навыков побудили сделать выбор в пользу сочетания технологий Т-групп, групп встреч и элементов тренингов сезитивности. Но при этом оказалось, что многим студентам нужна дополнительная подготовка к устному общению. Поэтому в гуманитарный блок их подготовки были целенаправленно добавлены занятия, повышающие продуктивность использования выразительных средств языка именно в устной речи. По этой причине были включены элементы сторителлинга и многочисленные формы группового обсуждения получаемых результатов, усилена часть учебного модуля, затрагивающая вопросы эффективного использования в межличностном взаимодействии невербальных средств общения, пара- и экстралингвистических сторон речевой коммуникации. Последовательное использование контекстного и субъетогенетического подходов при попытке оценить главные вызовы современности и способы содержательного реагирования на них вузовским образованием показывают стремительный рост значимости умения наших выпускников действовать в условиях с высокой степенью неопределенности. Наибольшую трудность для формирования и высокую значимость для профессионального и личного успеха все больше приобретают навыки самоорганизации при решении личностно значимых задач, для которых проверенных планов решений не существует. Зачастую неблагоприятный аффективный фон и интенсификация всей нашей повседневной жизни становятся существенными помехами для осмысления подобных ситуаций из-за резкого падения продуктивности обычно используемых в этих случаях дивергентных форм мышления. Помогающие сохранить в подобных ситуациях психологическую стабильность автоматизмы предполагают преобладание конвергентных форм мышления. Но при их доминировании становится проблематичным поиск выхода из неординарных затруднений. Примерами успешного разрешения подобных проблем могут служить консультативные практики развевающей направленности. В них консультанты, коучи, модераторы выполняют роль носителей алгоритмов эффективных действий. Сам субъект решения подобных проблем в этих случаях берет на себя ответственность за содержание планируемых и предпринимаемых для решения проблемы действий. Динамическую устойчивость, способность сохранять и высокую продуктивность, и душевное равновесие развивают тренинги психологической саморегуляции, жизнестойкости, самоэффективности. Следовательно, актуальными для массового высшего образования становятся вопросы, которые в недалеком прошлом с успехом решались в ходе индивидуальных психологических консультаций, а также в процессе групповых психотренингов, ориентированных на повышение индивидуальной психологической устойчивости. Поэтому вполне естественным было вычленение из этих видов психологической помощи тех составляющих, которые могут быть интегрированы в образовательную деятельность высшей школы путем психолого-педагогического проектирования совместимых с вузовской образовательной деятельностью учебных дисциплин. Полномасштабное внедрение любых педагогических инноваций предполагает проработку вопросов, касающихся не только содержания образовательного процесса. Согласно принципу системности, не менее важны и вопросы, касающиеся создания необходимой образовательной среды, что входит в число обязательных задач психолого-педагогического проектирования. Поэтому нами также был проведен анализ не только обозначенных приемов и методов, но способов администрирования подобного рода практик. В результате было обнаружено, что зачастую важным фактором успеха психотерапевтических, психокоррекционных, консультативных практик и тренингов оказывается разработка и заключение определенного рода контрактам между психологом и клиентом. Общей особенностью таких контрактов оказались обязательства клиента развивать свой собственный субъектный потенциал и обязательства психолога содействовать этому развитию. Примечательно, что в качестве индикативных признаков реализации этих обязательств в подобных контрактах фигурируют такие проявления субъектности (и связанных с ними универсальных компетенций), как инициатива и ответственность, стремление ставить перед собой глубоко осмысленные цели и добиваться их реализации, готовность идти на конструктивный диалог и т.д. В самих контрактах и в ряде этических кодексов приверженцев подобных психологических практик иногда присутствуют указания в отношении предпочтительных приемов, методов и алгоритмов действий в случае решения тех или иных видов проблем. Рассматривая указанные составляющие в качестве средств развития субъектного потенциала и систематизируя их с помощью уже неоднократно описанных нами стадий субъектогенеза [24-28], мы получили эффективную схему ориентировки для решения человеком самых разнообразных жизненно важных проблем. Внося с его помощью целесообразный порядок в свою жизнедеятельность, человек существенным образом повышает уровень своей самоорганизации. Регулярное использование этого алгоритма, который был нами назван технологией организационного развития (ТОР), существенно повышает показатели жизнестойкости, самоэффективности, персональной успешности человека [26]. Дальнейшие исследования особенностей самоорганизации своей жизнедеятельности успешными высокопродуктивными людьми позволили по аналогии с алгоритмом решения оперативных проблем разработать последовательность самопроектирования и корректировки человеком своей карьеры и всей своей жизнедеятельности в целом. Построенная в итоге система алгоритмов и приемов, получившая название «Жизненная навигация», была с успехом внедрена в образовательный процесс целого ряда отечественных и зарубежных вузов, в практику молодежных образовательных форумов и в систему подготовки активистов различных социальных движений [16-28, 31-34, 42-46, 48-53, 56, 57]. В рамках «Жизненной навигации» гуманитарные знания становятся для приобретающего их человека инструментальной основой на пути к своим жизненно важным целям. При определении своих приоритетов и выборе путей реализации жизненных замыслов студенту приходится активно использовать свои познания из философии, социологии, истории, культурологии. Многие учащиеся с большим удивлением обнаруживают, что гуманитарные знания могут иметь и чрезвычайно важное практическое применение. Для студентов становится вполне понятным ответ на вопрос о том, зачем им такие знания требуются. В результате им приходится брать на себя персональную ответственность за определение характера таких знаний и необходимую глубину их усвоения. В настоящее время нами ведется интенсивная работа по созданию системы автономной поддержки и развитию людьми, успешно освоившими описанные выше технологии, своего субъектного потенциала. Следуя изложенной выше логике, нами проведен анализ того, как именно обеспечивается долгосрочный результат по завершению работ с психологом, консультантом или психотерапевтом. Оказалось, что вопреки расхожему мнению, полная автономия зачастую отсутствует. Во-первых, часто практикуются поддерживающие (бустерные) сессии. Во-вторых, бывшие клиенты, приверженцы какой-либо из психопрактик образуют разнообразные сообщества, чему все больше способствуют виртуальные формы коммуникации. В-третьих, в арсенале успешно применяющих те или иные гуманитарные технологии людей часто можно обнаружить в виде отраженного субъекта (интроекта, субличности, интериоризированной ролевой модели, аффирмации и т.п.) некое личностное новообразование, выполняющее роль внутреннего побудителя к применению обретенного опыта самоорганизации. Важно отметить, что эти закономерности касаются практически всех видов гуманитарной подготовки. Так, роль поддерживающих сессий часто выполняют различные виды повышения квалификации. Наряду с активным участием в жизни разнообразных сообществ подавляющее число продолжающих свое развитие в той или иной гуманитарной сфере старается хотя бы время от времени следить за определенными дискуссиями, содержанием разнообразных виртуальных форумов. Но и тут мы обнаружили особую значимость гуманитарной подготовки тех членов подобных сообществ, которые занимают в них достойное место. Как правило, это люди эрудированные и постоянно пополняющие багаж своих знаний. Кроме того, это еще и эффективные популяризаторы полезных знаний. Способность к этому обычно отражает приобретённое такими людьми не только умение учиться, но и умение обучать других. В основе указанных умений лежат навыками вычленения из больших потоков информации наиболее важных сведений, а также способность изложить их в краткой доступной форме. Именной такую форму закрепления и развития приобретенных как бы «для себя» навыков рекомендуют использовать авторы многих современных пособий по различным видам самопомощи и саморазвитию. То, как именно делается выбор в пользу того или иного способа гуманитарного образования, уже сейчас позволяет обозначить контуры своего рода и новой идеологии как ядра такого образования. Сейчас явно прослеживается запрос на гуманитарные знания, которые будут выполнять роль генератора жизненных смыслов в условиях интенсивной конвергенции ценностей. Содержание различных форумов, часто задаваемые вопросы на занятиях в рамках переподготовки и повышения квалификации, выполненные нами исследования ценностных приоритетов современной молодежи [38, 45-49, 55] показывают востребованность того, что можно было бы условно обозначить как «философия (метафизика) моей профессии», «философское (научное) переосмысление житейской мудрости», «квалифицированное супружество и родительство». Это тот контекст, который можно использовать для существенного повышения эффективности гуманитарного образования. При этом важно еще учесть, что среди гуманитарных технологий повышенный интерес приобретают имеющиеся в гуманитарных дисциплинах приемы поиска согласия в личных отношениях. Любопытно, что совсем недавно преобладавший интерес к манипулятивным техникам получения односторонних выгод все чаще воспринимается как признак ущербности. Все острее становится запрос на преобразование полезных знаний в устойчивые полезные привычки. Одним из часто выбираемых путей совершенствования таких навыков стало выполнение роли наставника, инструктора, консультанта в той или иной области. Принятие на себя подобной роли побуждает человек к расширению и углублению своего кругозора, стимулирует развитие умений работать с людьми в ходе различных видов образовательной деятельности. Целенаправленное применение этой роли уже в ходе освоения студентами новых гуманитарных знаний может существенно повысить их вовлеченность в учебный процесс. Осознанное формирование установки на исполнение в дальнейшем роли и активного квалифицированного пользователя, и популяризатора усваиваемых знаний может стать важнейшей составляющей оптимизации гуманитарной подготовки в современной высшей школе.

Научные конференции

 

(c) Архив публикаций научного журнала. Полное или частичное копирование материалов сайта возможно только с письменного разрешения администрации, а также с указанием прямой активной ссылки на источник.