ПОНЯТИЕ И СУЩНОСТЬ СЛЕДСТВЕННОЙ СИТУАЦИИ Сейтхожин Б.У.,Королева О.Р.

Карагандинский экономический университет Казпотребсоюза


Номер: 12-6
Год: 2016
Страницы: 53-58
Журнал: Актуальные проблемы гуманитарных и естественных наук

Ключевые слова

Просмотр статьи

⛔️ (обновите страницу, если статья не отобразилась)

Аннотация к статье

Текст научной статьи

Изучение криминалистами явления, названного следственной ситуацией, поставило перед наукой вопрос о его сущности и криминалистической природе. Первое определение «следственная ситуация» было введено в научное обращение А.Н. Колесниченко, ещё в 1967 г. [1, 16]. Спустя почти 30 лет, Т.С. Волчецкая высказалась за планомерное и системное изучение данного явления: «стоит изучать структурную основу ситуаций, а также исследовать особенности основных компонентов, составляющих основу любой ситуации. Наконец, найти методологически правильный подход к научному изучению, исследованию и познанию ситуации, к анализу практических путей и способов управления ситуациями» [2, 48]. Основные положения о сущности и структуре такого общего явления, как ситуация, могут быть применены к следственным, криминалистическим и юридическим ситуациям, вообще. Следственная ситуация имеет специфику относительно общенаучного, сугубо социологического или психологического понимания ситуации и заключается в определяющей роли влияния на неё факторов уголовно-правового, уголовно-процессуального, криминологического, криминалистического, оперативно-розыскного характера. Для установления криминалистической сущности данного явления необходимо найти специфические основания для определения, являющиеся базовыми в закономерности процесса расследования преступлений. Результаты проведённых исследований применительно к следственной ситуации освещались в научных трудах ведущих учёных-криминалистов: О.Я. Баева, В.П. Бахина, Р.С. Белкина, И.Е. Быховского, А.Н. Васильева, Т.С. Волчецкой, И.Ф. Герасимова, В.Г. Гончаренко, Л.Я. Драпкина, А.В. Дулова, В.А. Журавля, А.В. Ищенко, Н.И. Клименко, А.Н. Колесниченко, В.Е. Коноваловой, В.Г. Лукашевича, Г.А. Матусовского, В.Ю. Шепитько, Н.П. Яблокова и многих других учёных. На первых этапах развития криминалистики понятие «следственной ситуации», не выделялось (как, впрочем, и других дефиниций и категорий), а его отдельные элементы включались в определение понятий «исходные данные», «типичные случаи», «обстоятельства, подлежащие установке» и т.п. В криминалистической литературе часто констатировалось, что кроме понятия «следственная ситуация» иногда, как синонимы использовались понятия «криминальная ситуация», «ситуация расследования», «ситуация на месте события» [3]. Следовательно, «следственная ситуация» больше всего должна полно отвечать вложенному в неё содержанию. Специфический характер таких факторов (условий), как обстановка и состояние расследования, стали выделять в работах ученых 50-60-х г.г. 20-го века, посвящённых тактике и методике расследования преступлений. Обстоятельства, подлежащие установлению, обычно связывались с началом расследования. В связи с этим акцентировалось внимание на зависимость первоначальных следственных действий от конкретных обстоятельств [4], а также важность определения минимума фактических данных, без которых нельзя решить вопрос о наличии или отсутствии достаточных оснований, например, для возбуждения уголовного дела, а при планировании и дальнейшем расследовании уголовного дела выдвинуть и проверить следственные версии основного направления расследования, обусловленного объёмом и характером исходных данных [5]. По истечение более полувека ситуация в данном вопросе практически не изменилась, более того, она стала чётко конкретизирована уголовно-процессуальным законом (ст.ст. 113, 531 и 512 УПК Республики Казахстан от 4 июля 2014 г.). Так, например, Р.С. Белкин, Ф.Ю. Бердичевский указывают на ситуационный характер работы с доказательствами и проявление закономерности, «управляющей» такой деятельностью, которая рассматривает некоторые аспекты проблемы «следственной ситуации», важные для выяснения соотношения понятий организации и методики расследования [6; 90]. Развитие ситуационного подхода к решению задач расследования способствует совершенствованию содержания и структуры методики расследования, появлению самого понятия «следственной ситуации». При этом в ходе исследования проблемы «следственной ситуации» в целом определяются две основные составляющие её содержания: 1 - обстановка расследования и 2 - состояние расследования. Обобщение данных криминалистической литературы, посвященных проблеме «следственной ситуации», и изучение следственной практики позволяют выяснить содержание этого понятия, соотношение с составными элементами его структуры «обстановка расследования» и «состояние расследования». Развитие представлений о сущности и структуре «следственной ситуации» можно проследить путём анализа разных позиций криминалистов, с учётом генезиса мыслей мнений авторов. Важно учитывать, что мнения учёных нередко касаются смежных проблем, связанных с сущностью «следственных ситуаций». При этом некоторые авторы, определение сущности «следственной ситуации» связывают с выделением в нём одного из двух составных элементов. Другие, не выделяя тот или другой элемент, дают более широкую трактовку. Более того, необходимо отметить следующий достаточно важный факт. Одни и те же ученые по истечении определённого промежутка времени по-разному формулируют понятие «следственная ситуация». Данное обстоятельство, указывает на сложность и многофакторность рассматриваемого явления. Что, в свою очередь, и побудило сгруппировать широкий круг суждений разных авторов и выделить из них три основные группы. Хотя некоторые выделяют только две группы подобных мнений, учитывая дополнительно при этом промежуточные позиции [7, 50] применительно не к понятию, а содержанию «следственной (криминалистической) ситуации», и предлагают использовать вместо термина «следственная ситуация» термин «криминалистическая ситуация». Между тем, не преследуя цель полемизировать по данному вопросу, считаем, что в криминалистике ещё долгое время будет происходить научный спор о целесообразности замены термина «следственная ситуация», соответственно, термином «криминалистическая ситуация». Такой вывод следует исходя хотя бы из того факта, что на территории СНГ присутствует смешанная форма уголовного процесса, которая, как известно, предполагает как досудебное производство (предварительное следствие), так и судебное следствие. В данном случае, замена одного термина другим, не несёт в себе серьёзной смысловой нагрузки. Так, например, термин «следственная ситуация» может полностью охватываться судебным следствием (судебно-следственные ситуации). Следовательно, речь может идти о видах ситуаций вообще и, в частности, в криминалистике. Что в принципе давно нашло своё отражение во многих трудах криминалистов. Тем не менее, выводы ученых о введении термина «криминалистическая ситуация» вполне могут быть востребованы только при состязательной форме уголовного судопроизводства, к которой только стремятся правовые системы стран СНГ. Думается, что в криминалистике вполне приемлема и логична позиция, при которой либо будет параллельное применение указанных терминов либо будет делаться чёткий акцент на «досудебные следственные ситуации» и «судебные следственные ситуации», до тех пор, пока будет присутствовать смешанная форма уголовного процесса. Данный вывод подтверждается тем фактом, что ещё в 1987 г. Н.И. Порубов указывал на дискуссионность смежной проблемы - употребления в криминалистике терминов «следственная» и «криминалистическая» тактика [8, 7]. На наш взгляд, вопрос употребления терминов «следственная» и «криминалистическая» ситуации все-таки остается дискуссионным. Так, если учесть, что к первой группе относятся определения, характеризующие «следственную ситуацию» преимущественно как обстановку расследования, а одно из кратких определений подобного рода сводилось к тому, что «под следственной ситуацией» понималась совокупность данных, характеризующих обстановку, в которой следователю следует действовать [9, 157]. В более развёрнутом виде «следственная ситуация» рассматривалась как категория криминалистики, которая представляет собой модель реальной обстановки расследования преступлений, характеризующей: а) особенности проявления закономерности возникновения и сохранения информации, связанной с приготовлением, совершением и сокрытием преступлений, и возможностей её переработки и использования следователем при расследовании определённых видов преступлений; б) сущность потенциального конфликта между интересами следователя и лиц, тем или иным образом причастных к расследованию преступлений, и связанные с этим виды и формы их противодействия следователю в установлении истины при расследовании, а также действия следователя по преодолению этого противодействия [10, 13-14]. В подобном плане «следственная ситуация» определялась как совокупность реально существующих условий и обстоятельств, образующих конкретную обстановку, в которой происходит расследование, действуют следователь и другие участники процесса. Информация о ситуации образует, в конечном счёте, характеристику следственной ситуации [11, 75]. По мнению авторов учебника «Криминалистика» под редакцией П.Д. Биленчука, «следственная ситуация - это познанная следователем совокупность условий, в которых на данный момент осуществляется расследование» [12, 106]. Р.С. Белкин, сделав обзор определений «следственной ситуации», имеющейся в криминалистической литературе, первоначально в 1988 г. [13], а затем в 1997 г., подтвердив свою позицию, сформулировал определение данного явления. Где «следственная ситуация» относительно процесса расследования имеет преимущественно внешний характер и представляет собой конкретную обстановку (совокупность условий), в которой работает следователь и иные субъекты, участвующие в доказывании, и в которой протекает конкретный акт расследования [6; 48]. А.К. Жиренчин считает правильным присоединиться к более ранней точке зрения Р.С. Белкина, имевшей место до 1988 г., обосновывая это следующим доводом: «полагаю, что преломление объективных условий в сознании лица проводящего расследование по делу, безусловно имеет место, между тем, такое преломление абсолютно не влияет на существование объективных условий. Более того, в указанной ситуации игнорировать последние, - значит забыть, что таковые продолжают влиять как на общую объективную ситуацию, так и на сознание лица, проводящего расследование. Другими словами, полагаю, что было бы неверным принижать роль объективных условий, как это делает Л.Я. Драпкин, поскольку их существование, в данном случае, фактически не зависит от осознания лицом, проводящим расследование. Кроме того, возникает закономерный вопрос об осознании объективных условий другими участниками уголовного судопроизводства. В этой связи не менее актуальным будет необходимость выделения дополнительных критериев такого осознания. Указанные факторы приводят только к одному - картина восприятия следственной ситуации с точки зрения субъективизма не просто порождает массу вопросов, на которые нет ответа, она несостоятельна доктринально» [14, 11-12]. Таким образом, под конкретной «следственной ситуацией» предложено понимать совокупность условий, которые объективно складываются в процессе расследования преступлений и образуют своеобразную реальную обстановку на его определённый момент. Это ставит перед следователем проблему выбора соответствующего направления последующих действий и принятия конкретных решений. Следующая же группа ученых считает, что «следственная ситуация» формируется преимущественно под воздействием собранной в деле информации, характеризующей состояние расследования. В наиболее общем виде «следственная ситуация» определена как совокупность фактических данных, отображающих существенные черты события, которым она представляется на том или ином этапе расследования преступлений [15, 90]. В дальнейшем В.К. Гавло был изменён подход к проблеме и «следственная ситуация» определялась уже как обстановка, складывающаяся в результате возбуждения уголовного дела и её решения, собственно говоря, соответственно задачам уголовного судопроизводства, объективно отображающих внутреннее состояние, ход и условия расследования на основе системы фактических и других данных [16, 30]. Обращаем внимание на то, что В.А. Образцов определил «следственную ситуацию», как сформированное на определённый момент состояние расследования, характеризующееся уровнем решения его задач и обусловленное данным уровнем программы последующей деятельности следователя в уголовном деле [17, 16]. По мнению Г.Е. Жирного, «следственные ситуации» отображают состояние расследования на разных его этапах. Объём и характер информации (доказательств и непроцессуальных данных), составляющей сущность следственной ситуации, определяют направление расследования, выдвижения версий, выбор следственных действий, организационных и оперативно-розыскных мероприятий, необходимость производства тактических операций [18, 14]. Как указывает В.А. Князев, при определении структуры «следственной ситуации» относительно первичного этапа расследования важно учитывать: - характер источника информации о преступлении; - характер содержания информации о преступлении; - объём информации о преступлении; - осведомлённость заинтересованных лиц о том, что правоохранительные органы имеют информацию о преступлении; - характер объяснений заинтересованных лиц сформированных обстоятельств. Причём первые три элемента рассматриваются как основные, поскольку они составляют информационную базу «следственных ситуаций» [19, 10-11]. Наиболее полно информационная сущность «следственной ситуации», определяющая состояние расследования, изложена В.Е. Коноваловой, которая указывает, что: «совокупность доказательной информации на определённый период расследования и представляет следственную ситуацию. Процессуальный и непроцессуальный характер имеющейся информации о преступлении определяет ситуацию как уголовную (доследственную) и следственную, возникающую тогда, когда возбуждено уголовное дело и имеет место ряд доказательств, составляющих положение расследования на определённый момент. В этом плане ситуация именуется следственной» [20, 37]. Также существует и третья группа ученых, согласно которым сущность «следственной ситуации» составляют обстановка и состояние расследования. Например, В.Е. Корноухов отмечает, что «следственной ситуацией» охватывается объективно повторяемое положение в процессе расследования, обусловленное фактическими данными, определяющими процесс выявления, сбор доказательств [21, 93]. С точки зрения Н.А. Селиванова, понятие «следственной ситуации» выражает обстановку расследования, сложившуюся к определённому моменту. Иначе, следственную ситуацию можно определить, как сумму значимой для расследования информации, которая принимается к сведению вместе с источником её получения [22, 58]. В дальнейшем ученый подтвердил свою позицию по данному вопросу [23, 52]. Известно также определение, где «следственная ситуация» - это сформированное на данный момент расследования положение (обстановка), характеризующееся, с одной стороны, состоянием следствия в деле, а с другой - объективными и субъективными условиями, в которых оно осуществляется, и оценка которого позволяет правильно определить и оптимально решить дежурные задачи расследования [24, 81]. «Следственную ситуацию» также рассматривают и как законченную модель, включающую следующие компоненты: - доказательную информацию; - ориентирующую информацию, предположение о перспективах получения дополнительной информации; - сведения о поведении участников процесса расследования, предположение о возможном противодействии и о том, каким образом это поведение может повлиять на ход расследования; - данные о резервах, средствах, научно-технических и организационных возможностях, а также времени, которое имеет в распоряжении следователь [25, 3-14]. Т.С. Волчецкая, исследуя вопрос ситуационного моделирования, определяет «следственную ситуацию», как сложное системно-структурное образование, каждый элемент (часть ли элемента) которого в конкретном случае играет свою роль, значение, свои взаимоотношения с другими элементами. Взаимодействие составляющих ситуации или элементов ее частей - результат проявления действий любой природы, так сказать, «пружиной», приводящей в действие все ситуационные компоненты, которые без этого механизма «мёртвые». Если характеристику всех элементов ситуации (без механизма) можно сравнить с одномоментной фотографией ситуации, то вместе с механизмом - это уже взаимозависимые «кинокадры события» - в таком понимании оказывается влияние методов моделирования, а именно механизм действия и обусловливает развитие ситуаций, способствует её генезису, создавая из отдельных ситуаций событие в целом и её последствия [26, 17]. Немного позднее, Т.С. Волчецкая определила «следственную ситуацию», как сформированное на конкретный момент расследование положения, характеризующееся: - состоянием следственной обстановки; - степенью познания уголовной ситуации; - тактико-процессуальными особенностями следствия; - психологическими его особенностями; - планово-организационным обеспечением следственной деятельности. Исходя из этого «следственная ситуация» определяется, как степень информационной осведомлённости следователя о преступлении, а также состояние процесса расследования, сложившееся на любой определённый момент времени, анализ и оценка которого позволяют следователю принять наиболее целесообразные по делу решения [2, 93]. Для полного выяснения сущности «следственной ситуации» необходимо и целесообразно исходить из двух взаимозависимых факторов - объективного и субъективного. Так, например, Т.С. Волчецкая считает, что «выявляя сущность ситуации, стоит чётко различать объективное содержание ситуации и субъективное значение ситуации, добавляющейся ее субъектом в зависимости от его взглядов, опыта, наклонностей, характера, поскольку достаточно часто объективное содержание ситуации может достаточно сильно отличаться от того, как её воспринимает субъект и познаёт. Однако в любом случае не следует упускать из виду то, что в окончательном итоге субъект исходит не из того, какая ситуация является реальной, а из того, как он её воспринял и оценил» [2, 51-52]. Анализируя приведённые устоявшиеся и совершенно новые позиции в криминалистике, нетрудно заметить, что многие именитые криминалисты по два, три и более раз изменяли своё отношение к понятию и сущности «следственной ситуации». Поэтому, не принижая результатов ранее проведённых исследований, полагаем, что всё же существует целесообразность двойного подхода к оценке объективного и субъективного факторов в понимании сущности «следственной ситуации»: 1) как предварительно объективно сформированного явления в природе; 2) как явления, субъективно воспринятого и оцениваемого в ходе расследования субъектом доказывания. Таким образом, полагаем, что «следственная ситуация» может быть определена, как динамическая и информационная модель, содержащая сведения о состоянии и обстановке расследования, субъективно воспринимаемыми и оцениваемыми в ходе расследования субъектом доказывания, на конкретном этапе предварительного следствия, направленная для решения тактических задач и достижения общих (стратегических) целей расследования.

Научные конференции

 

(c) Архив публикаций научного журнала. Полное или частичное копирование материалов сайта возможно только с письменного разрешения администрации, а также с указанием прямой активной ссылки на источник.