ОТНОШЕНИЯ МЕЖДУ АЛИШЕРОМ НАВОИ И СУЛТАНОМ ХУСЕЙНОМ БАЙКАРО Шодиева С.С.

Самаркандский государственный университет им. А. Наваи


Номер: 3-2
Год: 2016
Страницы: 176-79
Журнал: Актуальные проблемы гуманитарных и естественных наук

Ключевые слова

Собрание избранных, Мажолисун - нафоиc, Хамса, Пятерица, Рисале, государственный деятель, литературовед, приближенный его величества султана, Шах Гази, Mazholisun-nafois, Elected meetings, Khamsa, Quintuple, Risale, statesman, literary, approximate his majesty sultan, Shah Gazi

Просмотр статьи

⛔️ (обновите страницу, если статья не отобразилась)

Аннотация к статье

В данной статье речь идёт о взаимоотношениях крупных представителей и государственных деятелей XV века Алишера Навои и Хусейна Байкары. Их жизнедеятельность, творческое сотрудничество освещаются на основе ряда источников. Также, в статье ярко отображено влияние этих двух личностей на литературную среду той эпохи.

Текст научной статьи

Правитель и поэт Султан Хусейн Байкара, живший во второй половине XV века, в период своего правления (1469-1506) уделял особое внимание на развитие науки, культуры, ремесленничества в своих Хорасанских владениях, в частности, в Герате, а также приложил немало усилий в благоустройстве, созидании этой столицы. В этом деле рядом с Султаном Хусейном Байкаро все время был его друг и соратник Мир Алишер Навои. Об отношениях между Навои и Байкаро имеются сведения в их произведениях, в частности, в “Мажолисун - нафоиc” (“Собрание избранных”), “Мезон ул-авзон” (“Весы размеров”), “Муҳокаматул-луғатайн” (“Суждение о двух языках”), “Тарихи мулуки ажам” (“История иранских царей”) Алишера Навои, “Рисаля” Ҳусейна Байкары, а также в трудах писателей, как Абдурахман Джами, Мирхонд, Давлатшах Самарканди, Хондамир, Зайниддин Махмуд Васифи, Захириддин Мухаммад Бабур, Мирза Мухаммад Хайдар, Саййид Роким Самарканди, Абдураззак Самарканди и их дружеские отношения начались ещё в детстве. В труде Хондамира “Макоримул-ахлок” (“Свод новых нравов”) приведены сведения о том, что Алишер Навоии Хусейн Байкара были “кукельдашами”, т.е. “молочными братьями”. В произведении же Мирхонда “Равзатус-сафо” (“Сад чистоты”) утверждается, что дед Алишера Навои и сын Амира Темура - Умаршайх Мирзо также были “кукельдаш”ами [7,209]. Алишер Навои, который первым исследовал деятельность Султана Хусейна Байкары в качестве литературоведа и поэта, особо отметил его великие заслуги. Это проблема наиболее ярко освещена в трудах “Мажолисун - нафоиc” и “Мезон ул-авзон”. Наши наблюдения подтверждаются следующим высказыванием Навои из “Мажолисун-нафоис”: «По поводу (родословной, семейства) рода сего правителя мира (Хусейна Байкары) добрые люди написали в отдельной главе “Насабнаме”, что его род ведется от знатных людей. Кто же посмотрит в “Историю”, тот поймёт, что Джамшед и Искандер не сравнятся с ним в знаниях и деяниях» [1,173]. Семейство Султана Хусейна Байкары, его империя, события периода, личные качества, художественное творчество, связи с приближенными придворными, чиновниками и Алишером Навои отражены также и в “Бабурнаме”: «Был также Алишер-Бек Навои, не был он беком при дворе, но они с детства ходили вместе в школу»[9,132]. Сведения о тонкой поэзии Султана Хусейна Байкары читаем в труде Навои “Мажолисун-нафоис”. Здесь упоминается случай, когда Байкара выразил свое отношение к бейту на хинди, причисляемому Амиру Хусрау Дехлеви. Согласно ему в один из дождливых дней встретились Мавлано Лутфи и Алишер Навои. Тогда Лутфи, обращаясь к Навои, сказал, что дождь похож на нить и есть один бейт Хусрау Дехлеви по этому поводу: Возлюбленний весной шёл в одну сторону и по причине дождя почва стала липкой и скользкой, нога его подскользнулась и в момент падения ухватился за тонкую нить дождя и сохранил равновесие. “Навои был поражен. Когда же речь зашла на эту тему на другом собрании, Султан Хусейн Байкара выразил несогласие. Навои пишет следующее относительного этого события: “Сие возражение состоит в том, что капли дождя когда они спускаются с неба, несомненно, похожи на нить. Нить же, хотя «струится вниз, нельзя удержаться за неё во время падения». После этого Алишера Навои осознал ошибочность своих суждений и ещё раз удивился поэтическому таланту Хусейна Байкары (См: Валихўжаев Б. Султон Хусайнн Бойқаро - Хусайний шеърияти. -Самарканд: СамДУ нашри, 2000. 23-24 б ). Все это свидетельствует о том, что Султон Хусейн Байкара был утонченным ценителем и эстетом поэтического искусства. Диван Хусейни отличается от диванов других тюркоязычных поэтов той особенностью, что все газели в нём написаны одним стихотворным размером аруза - “рамали мусаммани максур (махзуф)”. Об этом приведены сведения в труде Алишера Навои“ Мезонул-авзон”. Остановившись на формальных бахрах (стихотворных размерах, стопах) аруза, Навои в своем сочинении пишет: “Однако в это прекрасное время и благоприятный период сию песню (стихотворение) поместить в размер “рамали мусаммани махзуф”. Бейт: Бутоны грамотности Твоей над улыбкою жемчугов, Словно Хызр стоит над Тобой. Foilotun foilotun foilotun foilun [2, 37]. Через это произведение Алишер Навои предпринял попытку проследить художественное своеобразие творчества поэта применение им новых поэтических образов, сравнений, рифмы и других средств художественной изобразительности, а также определить его место в тюркоязычной поэзии. Султан Хусейн Байкара наряду с государственным правлением осуществил творческую деятельность, сочиняя красивые и замечательные газели, которых по традиции той эпохи собрал в единый диван. Составил специальный трактат, посвященный другу Алишеру Навои. Так, Хусейн Байкара в своем трактате высоко оценивает как человеческие качества, так и творческий гений поэта Навои. Перечисляя всех персоязычных авторов, он сожалеет о том, что они не творили на языке тюрки, но здесь же с глубоким уважениям упоминает об Алишере Навои: ”Однако ещё никто не одевал тюркскую одежду (т.е. писал на тюрки) на девственную плоть смыслов (т.е.на ещё не примененные значения) и не смог подвести этих красавиц с таким красивым одеянием к пьедесталу, и эти благоухающие амброй красавицы оставались в тени из за отсутствия одежды, и эти гурии не могли показать свои лица, в это счастливое время и благодатное правление. Мой друг с юных лет даже ставшим моим “кукалдаш”ем, постигший мудрость собеседника при дворе, в шатре правителя, в покоях гарема, близкий друг, умеющий хранит самые сокровенные тайны, близкий словно кувшин вина вовремя вечерний беседы, не боявшийся говорит истину, т.е. Мир Алишер “аслахаллохушонаху”, известный в миру под псевдонимом «Навои», он вдохнул дыханием Мессии новую жизнь в мёртвое тело тюркского языка, эти нашедшие новую душу надели новую и легкую одежду, сотканную из тюркских наречий. В саду словесности он животворными дождями раскрыл разнообразные цветы и посыпал жемчугов в реку поэзии из своих облак. Войдя с войском на поле поэзии, с помощью копья (силы) языка взял в свое владение страной. Нем язык в описании его (Навои) лирики “[10,21]. Здесь чётко проявляются скромность литературоведа Хусейна Байкары и в месте с тем, становится ясно, что значение произведений Алишера Навои было правильно определено им ещё вто время, и он был первым литературоведом-навоеведом. Султан Хусейн Байкара, поднявший статус тюркского языка на уровень государственной политики, настолько уважает Алишера Навои, что говорит ему: «Вы мой наставник, я Ваш мюрид (ученик). Если я правитель государства, то Вы - царь лирики”. Продолжим свои рассуждения следующей мыслью Хусейна Байкары: «Сей день в государстве лирики герой он (т. е. Алишер Навои) и победа над этой страной принадлежит сему полководцу». Стихотворение: Явился правителем владений словесности, Правителем ликом Хусрау, Не говори ликом Хусрау, герой он, Является он, воистину, полководцем[10, 23]. Примечательно, что Султан Хусейн Байкара заканчивает свои труд “Рисола” восхвалением Аллаха за то, что ниспослал Алишера Навои именно в период его правления. Это благодарность выражена таким образом: «О Господь, дай мне сил, чтобы поклоняться тебе! Когда придёт беда и недуг сделай меня терпеливым. В поминании сделай меня восхваляющим! За твой дар тоже сделай мой язык восхваляющим !» [10,24]. Хусейн Байкара написал тазмин (сравнение) на несколько газелей Алишера Навои, а также создал образ своего друга в собственных газелях. Наши слова могут подтвердить следующие строки из творчества Хусейна Байкары: Не печалься, о душа, придет твоя возлюбленная, Организатор твоих пиршеств, придет…. О Хусейни, не пой мелодию пира, сегодня Придет твой Навои, свет очей твоих[10,150-151]. В некоторых словах из приведенных бейтов, как «дилрабойинг», «ишратфизойинг», «Навойинг» наблюдается теплые чувства Байкары по отношению к Навои, приподнятость настроения в газели, томное ожидание прихода Навои оказывает определенное воздействие на читателя. Читатель газели убеждается в том, что Байкара, известный всему миру как правитель огромного Хорасана Абулгази Султан, почитал Навои в качестве своего духовного и творческого наставника. Известно, что после смерти Абусаида Мирзо в 1469году престол Хорасана унаследовал Султан Хусейн Байкара. Он вызвал своего друга Навои из Самарканда. Прибыв в Герат, Навои принял участие в коронации Хусейна Байкары в день праздника Рамадан и преподнёс ему свою касыду ”Хилолия”. Поэт возвеличивает личные качества Султана Хусейна в соответствии с коконами шаира, желая ему долгую жизнь и новых побед. В касыде дана следующая характеристика образа Султана Хусейна Байкары: Тот царь, кто с давних времен стремился к истине (справедливости), Обнародовать жемчужину своего султанства: Шах Абулгази искатель счастья Султан Хусейн Увидев великолепие это войско, всякий посчитает солнце лишь песчинкой. [4,481]. Султан Хусейн Байкара назначил Алишера Навои на должность “хранителя печати” и спустя некоторое время даровал ему титул визиря. После этого Навои в качестве самого близкого человека его величества “Мукарраби хазрати Султон” занимался творчеством и государственными делами. В первые годи своего правления Султан Хусейн Байкара поддержал деятельность Навои в сфере благоустройства, выделял средства из государственной казны. Вместе с тем, и сам Алишер Навои не жалел собственные средства на пути созидания. Говоря об имуществе Навои, Бабур в своих “Записках” писал: “Навои не брал ничего у Мирзо Хусейна Байкары, напротив каждый год подносил дары в больших количествах Мирзо”[9,133]. Как видно, Алишер Навои и Хусейн Байкара помогали друг-други как материально, так и в духовном отношении. Алишер Навои третью главу сваей поэмы “Хайратул - аброр’’ - “Салотин боби” посвящает Хусейну Байкаре. В конце главы он привел рассказ о справедливости Шахи Гази. Известно, что именем Шахи Гази Навои называл Султана Хусейна Байкару. Этим поэт напоминает, что справедливое правление является главным критерием для монарха: Сколько бы не познал обиды от жестокого мира, Царь восстановил справедливость, Навои зачем грустит [3,132]. В основе же рассказа лежат взгляды Алишера Навои о справедливом царе и справедливом обществе. Хусейн Байкара остался соратником и помощником Навои до коньца его жизни и проводил его в последний путь. На похоронах Алишера Навои приняли участие все граждане Герата во главе с Султаном Хусейном Бойкаро. В заключение отметим, что дружеские отношения этих двух великих людей оказали положительное влиение на жизнь жителей всей страны. Благодаря этому, в стране был осуществлен прогресс в экономической, духовной, культурной и социалной сферах. Также взаимоотношения Навои и Байкары внесли весомый вклад в развитие национальной литературы рассматриваемого периода.

Научные конференции

 

(c) Архив публикаций научного журнала. Полное или частичное копирование материалов сайта возможно только с письменного разрешения администрации, а также с указанием прямой активной ссылки на источник.