СТРАТЕГИИ ВЕРБАЛЬНОЙ ПРЕЗЕНТАЦИИ В АНГЛОЯЗЫЧНОМ ВОЕННО-ПОЛИТИЧЕСКОМ ДИСКУРСЕ Эпштейн О.В.,Лазарева К.С.

Оренбургский государственный педагогически университет


Номер: 3-2
Год: 2016
Страницы: 179-183
Журнал: Актуальные проблемы гуманитарных и естественных наук

Ключевые слова

стратегии презентации, тактика, военно-политический дискурс, манипуляция, presentation strategies, tactics, military and political discourse, manipulation

Просмотр статьи

⛔️ (обновите страницу, если статья не отобразилась)

Аннотация к статье

Статья посвящена изучению феномена вербальной презентации в военно-политическом дискурсе. На материале речей политических деятелей авторы доказывают, что достижение эффективности цели коммуникации зависит от выбора адресантом стратегий презентации, актуализация которых в речи происходит посредством определенного набора тактик. Рассматриваемая в статье классификация коммуникативно-речевых стратегий представляет целостный комплекс манипулятивных приемов, используемых в политической коммуникации.

Текст научной статьи

Феномен вербальной презентации представляет давний интерес для исследователей многих направлений: психологии, культурологии, лингвистики и т.д. Он не утратил значимость в силу того, что каждая культура хранит традиции поведения в социуме и создания нужного впечатления. С развитием массовых коммуникаций и политических технологий растет значимость процессов управления впечатлением, построения собственного имиджа, следовательно, и манипулирования общественным сознанием в целом. Умение формировать впечатление, навязывать точку зрения, посеять зерно сомнений нередко помогает эффективно реализовать определенную коммуникативную стратегию и осуществить узкопрофессиональные планы. В современной геополитической обстановке, всесторонне отражаемой в СМИ, возрастает роль политической коммуникации, от правильной интерпретации которой зависит решение целого ряда социально-политических проблем. На первый план выходят средства и пути формирования имиджа страны на мировой политической арене и имиджа политика, как представителя этой страны. Изучение и систематизация вербальных средств речевого воздействия политических деятелей позволяет вскрыть механизмы осуществления политического общения. Всё это в силу военных и около военных конфликтов, разгорающихся в настоящее время, приобретает большое значение. Залогом успешности манипуляции в военно-политической сфере является продуманная стратегия и четкая ее организация. Для достижения эффективности цели коммуникации адресанту, в данном случае политику, необходимо помимо достаточного информативного знания об адресате и его окружении иметь в запасе определенный набор приемов воздействия и стратегически планировать возможную реакцию слушателей. Интерпретации понятия «стратегия» варьируются в зависимости от применяемого подхода: текстологического, психологического, риторического, когнитивного, прагмалингвистического. В широком смысле, стратегия может пониматься как система выстроенных «по принципу иерархии компонентов» [1, 9], «цепочка решений говорящего» и «реализация набора целей в структуре общения» [5, 137], «вектор речевого поведения» [10, 6], «план по оптимальному воплощению определенного коммуникативного намерения отправителя сообщения» [4, 14], некоторая инвариантная «модель действия или нескольких действий, направленных на преодоление определенного затруднения» [11], целью которого является достижение коммуникативных целей говорящего. Заостряя свое внимание на речевой стратегии презентации в военно-политическом дискурсе, необходимо отметить 3 компонента, формирующих речевую стратегию: 1) конкретные условия общения, ситуация (интервью, выступление на заседании, доклад, письменное обращение, предвыборная речь и дебаты, т.д.); 2) личность коммуникантов (интеллектуальный уровень, речевая культура, тип высшей нервной деятельности, статус политика, его общественный рейтинг или авторитет в обществе и т.д.); 3) выбор языковых средств политиком в соответствии с первыми двумя компонентами. Таким образом, речевая стратегия - это целостная система операций, производимых адресантом по выбору языковых средств для оптимальной реализации определенной коммуникативной цели в конкретной ситуации общения с учетом интеллектуального развития и нравственных качеств личности [12, 28]. Следовательно, целесообразно будет говорить о коммуникативно-речевой стратегии презентации. Затрагивая специфику коммуникативно-речевых стратегий презентации в военно-политическом дискурсе, необходимо отметить, что все они являются дополнительным условием эффективности манипуляции, создают необходимый эмоциональный фон, выполняют как инструментальную функцию (структурирование информации, привлечение внимания), так и семантическую функцию (переход от эпизодической к общей семантической информации, поддержка и объяснение утверждения). Стратегии реализуются посредством актуализации тактик, которые заключаются в выборе определенного приема, который в данных речевых условиях представляется правильным и эффективным для достижения основной, стратегической цели высказывания. Попытки разработать классификацию тактик вербальной презентации делались различными исследователями неоднократно. Наиболее известными являются классификации таких зарубежных исследователей, как И. Джонс, Т. Питтман, В. Бенуа, А. Шутц, С. Ли, Дж. Тедеши, отечественных исследователей в лице А.В. Олянича, О.Л. Михалевой и др. Так, классификация последней взята в данном исследовании за основу. В качестве основных стратегий презентации О.Л. Михалева выделяет стратегию на понижение, основной целью которой является дискредитация противника; стратегию на повышение, направленную на создание собственного позитивного имиджа; и стратегию театральности, заключающуюся в оказании определенного воздействия на зрителя и представлении ситуации в качестве драмы [6]. В стратегии на понижение автор выделяет тактику анализ - «минус», где адресант описывает ситуацию в негативном ключе, однако, напрямую о своем неудовольствии не заявляет. Также к стратегии на понижение относятся тактика обвинения, где противоположной стороне конфликта предъявляется какое-либо обвинение, и тактика безличного обвинения, которая сходна с обвинительной, но обвиняемый открыто не называется. Для этого применяются конструкции с более широким значением, которые призваны усилить впечатление от оппозиции «свой - чужой». Так, например, тактика безличного обвинения неоднократно использовалась Бараком Обамой в его речи на церемонии вручения Нобелевской премии мира: «They recognized that if human rights are not protected, peace is a hollow promise. And yet too often, these words are ignored. For some countries, the failure to uphold human rights is excused by the false suggestion that these are somehow Western principles, foreign to local cultures or stages of a nation's development» [7]. Функция обвинения также заложена в тактике обличения, где обвинения обычно подкрепляется какими-либо аргументами или доказательствами вины. В частности, подобную тактику использовал Уинстон Черчилль в своем заявлении от 22 июня 1941 года: «At four o'clock this morning Hitler attacked and invaded Russia. All his usual formalities of perfidy were observed with scrupulous technique. A non-aggression treaty had been solemnly signed and was in force between the two countries. No complaint had been made by Germany of its non-fulfilment. Under its cloak of false confidence, the German armies drew up in immense strength along a line which stretches from the White Sea to the Black Sea; and their air fleets and armoured divisions slowly and methodically took their stations» [9]. Уинстон Черчилль подчеркивает особую вероломность нападения на Советский Союз, поскольку «договор о ненападении между двумя странами был торжественно подписан и не был расторгнут. Германия не высказала ни единой претензии по поводу его невыполнения». Если же противник обвиняется бездоказательно, и вместо фактов применяется эмоциональная окраска, речь идет о тактике оскорбления. Для запугивания оппонента применяется тактика угрозы. Последняя заключается в запугивании противника и также нередко применяется в военно-политическом дискурсе, хотя в отличие от политических дебатов, угрозы чаще носят заочный характер. Большинство этих стратегий применяется на практике, в реальных выступлениях военных и политических деятелей (53%). Однако использовать тактику оскорбления в официальных заявлениях и выступлениях могут себе позволить далеко не все политики, поскольку чересчур резкие заявления могут нанести ущерб имиджу. Однако у некоторых политиков подобные неоднозначные заявления, наоборот, стали частью имиджа. Одним из таких политических деятелей является кандидат в президенты США Дональд Трамп. Во время одного из своих выступлений Трамп сделал неоднозначный выпад в сторону сенатора Джона МакКейна - ветерана войны во Вьетнаме, прошедшего плен: “He’s not a war hero. He was a war hero because he was captured. I like people who weren’t captured” [2]. Подобное публичное заявления в адрес сенатора МакКейна - человека, уважаемого в США за многолетнюю военную службу и вклад в обеспечение безопасности страны - было расценено как серьезное оскорбление. Однако в условиях военного конфликта или для одобрения военной операции не менее важен и собственный позитивный образ. Для этого в военно-политическом дискурсе реализуются стратегии на повышение (20%) с целью сформировать положительную оценку действий вооруженных сил у населения. Данная стратегия манифестируется за счет следующих тактик: анализ - «плюс», тактики презентации, тактики отвода критики. В рамках тактики анализ - «плюс» оратор имплицитно выражает одобрение ситуации. Эту тактику применяет президент Обама в своей речи, обращенной к Нобелевскому комитету: «Inaction tears at our conscience and can lead to more costly intervention later. That's why all responsible nations must embrace the role that militaries with a clear mandate can play to keep the peace» [7]. В общих словах, не упоминая о роли США, президент, тем не менее, выражает убежденность в необходимости использования вооруженных сил в деле поддержания мира на планете. Очень широко в военно-политическом дискурсе используется тактика презентации, т.е. представления себя в выгодном свете. Речь президента Обамы в военной академии Вест-Пойнт практически полностью основана на использовании этой тактики - президент неоднократно упоминает об особой роли Соединенных Штатов и в особенности американской армии в деле поддержания глобальной стабильности и безопасности. Выступая перед будущими офицерами и говоря о ведущей роли США в мировой политике, президент постоянно употребляет такие словосочетания и фразы, как «American leadership», «American strength», «It is America that the world looks to for help», «Our military has no peer». Президент также подчеркивает следующее: «But remember that because of America’s efforts, because of American diplomacy and foreign assistance as well as the sacrifices of our military, more people live under elected governments today than at any time in human history», а также: «America’s support for democracy and human rights goes beyond idealism- it is a matter of national security» [8]. Когда речь идет о поддержке военных операций, применяется тактика отвода критики - приводятся аргументы, позволяющие оправдать те или иные действия представляемой стороны. Данная тактика применялась странами-участниками НАТО для оправдания операции на Балканах. В заявлении утверждается, что боевые действия направлены не против народа, а исключительно против преступного правительства - «Our military actions are directed not at the Serb people but at the policies of the regime in Belgrade». Также уточняется, что военная операция одобрена генеральным секретарем ООН, соответствует целям международного сообщества в целом «NATO's military action against the Federal Republic of Yugoslavia (FRY) supports the political aims of the international community, which were reaffirmed in recent statements by the UN Secretary-General and the European Union» [3] и преследует исключительно мирные цели - «мирное, многоэтническое и демократическое Косово, где все его население сможет жить в безопасности и пользоваться на равной основе всеобщими правами человека и свободами». Поскольку выступления в рамках военно-политического дискурса направлены на публику и получение ее одобрения, немаловажную роль играет стратегия театральности (27%), включающая в себя тактику побуждения, тактику размежевания и тактику обещания. Тактика побуждения призвана не только вдохновить на какое-либо действие, но и убедить в правильности своей позиции. Данную тактику можно продемонстрировать на примере выступления Уинстона Черчилля 22 июня 1941 года: «The Russian danger is therefore our danger, and the danger of the United States, […]. Let us learn the lessons already taught by such cruel experience. Let us redouble our exertions, and strike with united strength while life and power remain» [9]. В основе тактики обещания в военно-политическом дискурсе лежит обязательство осуществить что-либо. Чаще всего она применяется для описания целей военной операции или силового вмешательства, что хорошо видно на следующем примере: «It is our aim to make stability in Southeast Europe a priority of our transatlantic agenda. Our governments will co-operate urgently through NATO as well as through the OSCE, […] to support the nations of Southeast Europe in forging a better future for their region - one based upon democracy, justice, economic integration, and security co-operation» [3]. В данном случае страны-участники НАТО обязуются сотрудничать с целью «создания лучшего будущего для своего региона - основанного на демократии, справедливости, экономической интеграции и сотрудничестве в области безопасности». Собранный эмпирический материал позволяет утверждать, что наиболее распространенной формой выражения тактики обещания является использование глаголов в форме будущего времени, модальных глаголов (will, shall, be to), герундиальных конструкций. В результате подсчета частоты использования каждой из стратегий можно сделать вывод, что чаще всего применяется стратегия на понижение, направленная на формирование образа противника. Подобная ситуация представляется логичной, поскольку примеры, иллюстрирующие использование каждой из стратегий, заимствованы в большинстве своем из обращений лидеров к своим нациям, либо из выступлений перед союзниками. Очевидно, в данном случае поддержка действий собственных вооруженных сил подразумевается как нечто, уже заложенное в национальном самосознании и ассоциирующееся с чувством патриотизма, к которому апеллирует оратор. Именно поэтому на создании собственного позитивного имиджа делается меньший акцент - «наше дело правое». В значительно большей степени используется стратегия на понижение - положительное отношение к военной операции должно опираться на «праведный народный гнев», направленный на противника. Чем ужаснее будет выглядеть враг в глазах общественности, тем выше будет уровень этого «гнева» и, соответственно, поддержки в обществе военной операции. Важность и частое использование этой стратегии обусловлено также тем, что именно наличие некоего внешнего врага может поспособствовать сплочению внутри страны даже тех сил, между которыми ранее существовали противоречия. Немаловажную роль играет также стратегия театральности, заключающаяся в оказании на публику определенного эмоционального воздействия - ведь театральность представляет собой один из основных элементов феномена войны. Таким образом, для создания всеобъемлющей картины военного конфликта, в то же время отвечающей замыслам политического деятеля, требуется использование всего комплекса презентационных стратегий.

Научные конференции

 

(c) Архив публикаций научного журнала. Полное или частичное копирование материалов сайта возможно только с письменного разрешения администрации, а также с указанием прямой активной ссылки на источник.