К ВОПРОСУ O ПРОТИВОДЕЙСТВИИ ПРЕСТУПНОСТИ, ИСПОЛЬЗУЮЩЕЙ ДОСТИЖЕНИЯ НАУЧНО-ТЕХНИЧЕСКОГО ПРОГРЕССА Козаев Н.Ш.

Краснодарский университет МВД России


Номер: 3-3
Год: 2016
Страницы: 53-56
Журнал: Актуальные проблемы гуманитарных и естественных наук

Ключевые слова

научно-технический прогресс, уголовная ответственность, уголовное наказание, противодействие преступности, scientific and technical progress, criminal liability, criminal punishment, fighting crime

Просмотр статьи

⛔️ (обновите страницу, если статья не отобразилась)

Аннотация к статье

В статье рассматриваются некоторые технологии назначения уголовного наказания на основании анализа судебной статистики, при этом делается выводы относительно их эффективности применительно к предупреждению к той части преступности, которая использует достижения современной науки и техники.

Текст научной статьи

На протяжении времени взгляды ученых на способы и методы противодействия преступности трансформировались, приобретая новые формы, обогащаясь новыми знаниями. Так, криминологическая наука с момента ее рождения вплоть до середины XX века характеризовалась превалированием многофакторного подхода [7, 6-17]. Позже, примерно в 70-х - начале 80-х годов преобладающим стал диалектический подход не только к обоснованию причин и условий преступности, но и к разработке механизмов противодействия ей [3; 4; 6, 5-18]. С этого момента проблемы преступности все чаще рассматриваются в ракурсе взаимосвязи и взаимовлиянии личности и среды. Из этого знания и стали рождаться программы борьбы с преступностью и ее отдельными видами. В начале XXI века акценты смещаются в сторону изучения тенденций изменения преступности в зависимости от различных факторов, эволюции правосознания населения, поведенческих аспектов в различных условиях, создаваемых, в том числе, и вследствие обновления техногенных факторов [1, 15-22; 5, 127-145; 2]. Параллельно с изменением криминологического мышления активно идет трансформация уголовной политики напрямую связанное с достижениями научно-технического прогресса. Важно отметить, что выявление диалектической взаимосвязи между ними и изменениями количественно-качественных характеристик преступности важно для понимания генезиса уголовного закона, в котором заключены основные формы противодействия преступности - технологии наказания и применения иных мер уголовно-правового характера. Остановимся на них подробнее. Технологии уголовного наказания включаются в действие тогда, когда административно-управленческого ресурса оказывается недостаточно для контроля преступности, обусловленной современными достижениями науки и техники. На фоне иных отраслевых норм, уголовное право и его средства представляют собой наиболее репрессивный механизм влияния на общественные процессы. Нормы, закрепляющие технологии уголовного наказания носят охранительный характер, т.е. они начинают работать постфактум, после совершения наиболее опасных деяний. Однако данные номы имеют огромное значение и в их превентивной ипостаси. В отношении разработки и внедрения достижений науки и техники они должны действовать, предвосхищая возможные катастрофические последствия. Технологии уголовного наказания выступают в качестве одних из наиболее действенных средств в борьбе с преступностью. Мы бы определили их как совокупность организационных мер, подходов, правил, процедур, направленных на достижение социальной справедливости, исправление осужденного, предупреждение совершения новых преступлений и обусловленных текущим уровнем развития общественных институтов, достижениями науки в целом и наук криминального цикла в частности. Ошибочно считать, что технологии наказания регламентируются лишь Уголовным кодексом РФ. Правовой основой для их объективного существования выступает комплекс юридических норм, закрепленных в кодифицированных нормативных правовых актах отраслей криминального цикла, а также целом ряде подзаконных актов [8; 9]. Немаловажное значение в этом вопросе играют разъяснения высших судебных инстанций [10; 11; 12; 13; 14], способствующие обеспечению единообразия судебной практики по уголовным делам. Уголовный кодекс РФ регламентирует виды уголовных наказаний, систему общих и специальных правил их назначения или замены, а в санкциях норм Особенной части - закладывает пределы дифференциации и индивидуализации ответственности и наказаний за конкретные деяния. Уголовно-процессуальный кодекс РФ устанавливает строгую процедуру применения соответствующих норм материального права. Так, здесь закреплены правила оценки доказательств для справедливого и обоснованного избрания наказаний; правила постановления различных видов обвинительных приговоров (с назначением наказания, подлежащим отбыванию осужденным; с назначением наказания и освобождением от его отбывания; без назначения наказания); процедурные вопросы, связанные с реализацией наказания на стадии исполнения приговора. Уголовно-исполнительный кодекс РФ, заключающий в себе как процессуальные, так и материальные нормы, регламентирует процесс исполнения уголовных наказаний. Все технологии уголовных наказаний можно условно разделить на два вида: технологии назначения наказания и технологии исполнения наказания. Остановимся подробнее лишь на первых из них, не затрагивая вопросы уголовно-исполнительного права. Как было показано выше, в условиях научно-технического прогресса вероятность использования достижений науки и техники в криминальных целях существенно повышается. В группу риска при этом входят объекты промышленной инфраструктуры, транспортные и телекоммуникационные средства, инновации в области химии, биологии, генетики и т.п. И здесь мы наблюдаем двоякую ситуацию. С одной стороны в уголовном законе учреждаются новые уголовно-правовые запреты, идут процессы углубления дифференциации ответственности путем выделения специальных и квалифицированных составов с установлением повышенных санкций за них. Это наблюдается по ряду составов, связанных с незаконным использованием телекоммуникационной сферы для распространения запрещенных контентов. С другой стороны, общие тенденции либерализации и максимального смягчения мер уголовной репрессии распространяются и на ряд составов, также связанных с достижениями научно-технической мысли, что отчасти нивелирует сдерживающий потенциал уголовного закона при злоупотреблениях в сфере высоких технологий. Эти выводы сделаны нами на основе анализа обобщенных статистических данных, представленных Верховным Судом РФ [15]. Мы проанализировали практику применения наиболее распространенных наказаний, в первую очередь штрафа и лишения свободы на определенный срок за деяния, так или иначе связанные с НТП. Применительно к сфере витальных технологий анализировались меры наказания в отношении лиц, осужденным по: ч. 1 ст. 120, ч. 4 ст. 122, ч. 1, 3 ст. 123, ч. 2 ст. 124, ч. 1, 2 ст. 235, ч. 1, 2 ст. 236 УК РФ. Во внимание не принимались случаи убийства из сострадания с применением лекарственных средств или средств медицинской техники (ч. 1 ст. 105 УК РФ), ввиду невозможности выделить их в статистических материалах. Так, большинство из указанных составов оказались не востребованы практикой. По ч. 1, 3 статьи 123 УК РФ были привлечены к уголовной ответственности всего 2 человека, причем один осужден к лишению свободы условно, и еще один - к исправительным работам. По статье 236 УК РФ осуждено восемь человек, при этом применялись самые разные санкции (в отношении 2 - ограничение свободы, 1 - обязательные работы, 1 - лишение права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью, 2 - штраф до 100 000 руб. и 2 были условно осуждены к лишению свободы). За преступления в сфере информационных технологий (в узком смысле - ст. ст. 272, 273, 274 УК РФ) осуждено всего 218 человек, 79 из которых - приговорены к лишению свободы условно и 70 к ограничению свободы. Востребованым оказался и штраф. Из 36 осужденных здесь в отношении 22 сумма взыскания варьировалась в пределах от 5 000 - 25 000 руб. Реальное лишение свободы на срок не более 3 лет применено лишь к 7 осужденным. Большим разнообразием по избираемым судом санкциям отличаются деяния в сфере социально-политических и социально-экономических технологий с использованием современных средств коммуникации, оборота информации, цифровых средств расчетов и денежных операций ввиду того, что сами эти технологии весьма дифференцированы и имеют место в самых различных сферах. Однако и здесь прослеживаются общие тенденции - широкое применение краткосрочного лишения свободы и незначительных сумм штрафов. Исключение составляют составы ч. 2, 3 ст. 205, ч. 3, 4 ст. 226 УК РФ. Так, по статье 205 УК РФ 5 человек приговорены к пожизненному лишению свободы, и еще 18 - к различным срокам лишения свободы (в среднем - 8 лет). По ч. 3, 4 ст. 226 УК РФ 64 человека были осуждены к лишению свободы, еще 46 осуждены к этой мере наказания условно и один осужден к штрафу. Следует отметить, что с момента введения в декабре 2012 г. «новых» видов мошенничества (ст.ст. 1593, 1596 УК РФ) оценка судами данных деяний изменилась существенным образом - от совсем уж либеральной, когда к осужденным применялись в основном лишь небольшие (до 25 000 тыс. руб) штрафы, до приемлемо строгой. Так, за 2014 г. к небольшим срокам лишения свободы (в среднем - 2 года) были приговорены 55 человек, 88 - осуждены к этой мере условно. Также к виновным применялись штрафы, заметим, достаточно невысокие. Из 58 человек к штрафу в размере от 5 000 - 25 000 руб. осуждены 29 человек, еще 18 - в размере от 25 000 - 100 000 руб. Более справедливым представляется широкое и дифференцированное применение штрафа при совершении преступлений, связанных с использованием производственных (включая транспортные) технологий. Однако и здесь размер этого вида наказаний лишь за преступление, предусмотренное ч. 3 ст. 260 УК РФ (в 18 % случаев применения штрафа), перешагнул пятисоттысячный рубеж. В большинстве случаев суммы штрафов не превышали 100 000 руб. Лишение свободы на длительный срок (10 лет) отмечено лишь по ч. ч. 4-6 ст. 264 УК РФ, хотя следует отметить, что в последние годы за данные деяния эта мера наказания стала применяться чаще. Так, по ч. 3 ст. 260 УК РФ она применена к 189 виновным и еще 1600 осуждены условно. По статьям 215-220 УК РФ к краткосрочному лишению свободы осуждены 36 человек и 127 - условно. Рекордные цифры по данной мере наказания дают статьи 263-264 УК РФ. К реальному отбыванию наказания по ним осуждены 4 924 человека, условно - еще 4 252. Также по данным составам востребованными оказались такие виды наказаний как ограничение свободы, исправительные и обязательные работы. Несколько изменилась за последние два года и ситуация с экологическими преступлениями. Так, за деяния, предусмотренные ст. 246-260 УК РФ 232 человека были осуждены к лишению свободы с реальным отбыванием наказания, 2003 - осуждены условно. При этом сроки наказания, как правило были краткими - в среднем 1,7 года. Исправительные работы были назначены 857-и осужденным и еще к 3029-и лицам применен штраф [15]. Любопытно, что суммы штрафов за данные деяния исключительно малы. В 77, 5% случаев они не превысили 25 000 руб. и лишь в 1% случаев превысили 100 000 руб. Мягкость назначаемых судами наказаний иногда поражает. Возникает закономерный вопрос о том, где проходит граница между уголовной и иными формами юридической ответственности, если санкции, применяемые за преступления, оказываются, в ряде случаев, ниже гражданско-правовых или административных санкций. В этом смысле единственной прерогативой уголовного права в его реакции на противоправное поведение остается институт судимости. Ввиду того, что большинство составов преступлений, обусловленных научно-техническим прогрессом, содержит конкретные признаки нарушения специальных технических правил и нормативов, многие из них предполагают совершение их специальным субъектом, обладающим правом на обслуживание, управление и эксплуатацию средств техники. Однако, в самих составах в ряде случаев заложена также объективная возможность допуска к эксплуатации и управлению техническими средствами и лиц, не имеющих на это права. Отсюда технологии наказания за эти деяния предполагают назначение виновным обеих категорий дополнительного наказания в виде лишения специального права. На такую возможность обращает внимание и Верховный Суд РФ, к примеру, в п. 12 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 09.12.2008 № 25 (ред. от 23.12.2010) «О судебной практике по делам о преступлениях, связанных с нарушением правил дорожного движения и эксплуатации транспортных средств, а также с их неправомерным завладением без цели хищения» [16]. Это представляется справедливым, исходя из целей превенции новых деяний, которые присущи уголовным пенальным технологиям. Изучение 150 обвинительных приговоров по ст. 264 УК РФ показало востребованность вышеуказанных норм и разъяснений, но, наряду с этим и то, что суды при вынесении решений, как правило, учитывали условия жизни и род занятий подсудимых [17]. В тех случаях, когда виновное лицо лишается права управления транспортным средством, обращает на себя внимание то, что срок, как правило, незначителен и в 72 % случаев он варьировался в пределах от 1 года 3 мес. - до 2 лет, даже в случаях причинения смерти пострадавшему, хотя закон позволяет избирать его продолжительностью 3 года. Считаем, что данные сроки должны в обязательном порядке сопоставляться со сроками административного взыскания за нарушение Правил дорожного движения и быть на ступень выше их. Таким образом, рассмотрев некоторые уголовно-правовые средства противодействия злоупотреблениям достижениями научно-технического прогресса отметим, что имеющиеся технологии наказания и применения иных мер уголовно-правового характера нуждаются в дальнейшем совершенствовании.

Научные конференции

 

(c) Архив публикаций научного журнала. Полное или частичное копирование материалов сайта возможно только с письменного разрешения администрации, а также с указанием прямой активной ссылки на источник.