НЕОИНДУСТРИАЛИЗАЦИЯ ИЛИ КОНЦЕПЦИЯ ВЫВОДА РОССИИ ИЗ «ЛОВУШКИ НЕРАЗВИТИЯ» Султыгова А.А.,Кунцман М.В.

Московский автомобильно-дорожный государственный технический университет


Номер: 4-2
Год: 2016
Страницы: 102-105
Журнал: Актуальные проблемы гуманитарных и естественных наук

Ключевые слова

неоиндустриализация, мейнстрим, экономический рост, развитие, неоклассика, доктрина, парадигма, neoindustrialization, mainstream, economic growth, development, neo-classical, doctrine, paradigm

Просмотр статьи

⛔️ (обновите страницу, если статья не отобразилась)

Аннотация к статье

В статье рассматриваются взгляды либералов и государственников по поводу действующей экономической модели России, а также обосновывается политика неоиндустриализации как необходимости вывода экономики России из «ловушки неразвития».

Текст научной статьи

В условиях передела мирового экономического пространства и трансформации капиталистических производственных отношений в пост- капиталистические западная экономическая модель капитализма постепенно изживает себя, выдвигая множество вопросов о том, какое место и роль должно играть государство в дальнейшем социально-экономическом развитии стран. Стремительно развивающийся интерес к данной проблеме обусловлен нарастающей дифференциацией между странами, которая свидетельствует о «неадекватности... экономической модели капитализма изменившимся за последние полвека условиям функционирования мирового капитала... Речь идет не об очередном кризисе капитализма, а о глобальном комплексном кризисе, охватившем самые разнообразные сферы жизни...» [1, 128; 2, 28]. Признавая существование данной проблемы, не следует забывать, что «неравномерность развития процессов глобализации по странам и регионам не предполагает тотального выравнивания и приведения их экономического развития к общему знаменателю. Напротив...» [3, 4; 4, 14-21]. Серьезность проблемы места и роли государства в экономической модели России, в одинаковой мере признается либералами и государственниками. Однако одни из них, в частности, либералы, «признавая Россию пока еще великой державой, т.е. «устойчиво и направлено влияющей на выбор»» [5, 131] предрекают «утерю статуса великой державы и откат ее на позиции региональной державы, стоящей в стороне от мировых событий» [5, 132]. Другие же «... по сути своей доктрины не могут смириться с такой либертарианской трактовкой исторической перспективы для России» [5, 132]. При этом по всеобщему признанию либералов и «нелибералов» «действующая в России модель никуда не годится» [6, 131]. Либералы критикуют ее «из-за падения темпов роста, вызванного якобы внешними факторами», а «нелибералы» «отвергают ее в принципе, т.к. она превратила Россию в сырьевой придаток развитых стран ...» [6, 131]. Причем «... в либеральной трактовке речь идет ... о модели роста, а не модели развития» [7, 133; 8, 169]. Между тем проблему ускорения экономического роста России они предлагают решать «без топтания на месте и раскачки, чтобы придать стране динамическое ускорение...» настаивая «на замедленном движении, позволяющем готовить общество к переменам...» [7, 133; 9, 20]. Наиболее соответствующим современному состоянию экономики и общества России критерием «эффективности своей новой модели («экономики предложения») либералы предлагают рассматривать такие темпы экономического роста России, которые «превысят темпы роста развития стран» [7, 133; 9, 19]. Однако не стоит забывать, что позиция либералов в данном вопросе слабая. Несмотря на то, что последствия мирового экономического кризиса негативно повлияли на экономику развитых стран, чьи темпы роста значительно снизились, они, тем не менее, все же выше российских темпов. «Следовательно, чтобы превысить темпы роста развитых стран им надо сначала догнать по этому критерию, а потом перегнать. Это значит, что скорость роста российской экономики должна быть заметно выше, чем в развитых странах [7, 133], а... чтобы наверстать отставание России производительность труда у нас должна прирастать в 3-4 раза больше, чем в США [10, 40; 10, 48]. В противном случае новая модель, как и нынешняя, будет всего лишь догоняющей со всеми вытекающими для страны последствиями» [7, 133; 8, 169]. Главным локомотивом планомерного рывка в великое будущее должно стать российское государство, чья природа, как это считают государственники, совсем не имеет значения для осуществления их плана неоиндустриализации. Возможно, такое безразличие объясняется более серьезной причиной - отсутствием на вооружении государственников адекватной теоретической базы, которая придавала бы их концепции целостный и законченный вид [11, 106-109; 12, 63-67]. Это обстоятельство подмечают не только их «заклятые» друзья - либералы, но и сами государственники. Так, по мнению Ю. Петрова идейная борьба с либералами-неоклассиками «…затруднена рядом обстоятельств, а именно: «а) огромная объективная сложность задачи выработки системной и эффективной концепции вывода России из «ловушки неразвития»; б) отсутствие столь же математически изящной как теория общего равновесия, теории государственного регулирования экономики…» [13, 38]. Аналогичную позицию на страницах самого «прогосударственного» журнала «Экономист» занимают другие участники дискуссии. «Пресловутая «либеральная» доктрина не воспринята, а ее альтернатива отсутствует» - пишут М. Гельвановский и А. Захаров [14, 56]. С тем, что «альтернатива отсутствует» можно еще согласиться, а вот утверждение, что «либеральная доктрина не воспринята» вызывает сомнения. Если говорить об отношении большинства россиян к либеральной доктрине, то да - она не воспринята. Но если речь идет о нашем правительстве, то либеральная доктрина не только воспринята им - она стала его единственной теоретической конструкцией. В. Дасковский и В. Кисилев также считают, что «…России нужна новая теоретическая платформа…, которая определяет должную роль, меру, формы и направления государственного участия в экономике… [15, 37]. Не разработанность в современной альтернативной неоклассике теоретической доктрины объясняется некоторыми авторами кризисом в отечественной экономической науке [16, 110-113]. В частности, О. Сухарев так пишет об этом: «по мере «деградации экономической системы России»… деструктивным процессам подвергалась отечественная экономическая наука. Основные направления ее негативного состояния… сводились к следующему: во-первых, самостоятельности, …обесценение успешного советского опыта, национальных черт, необходимого критицизма, возведение в кумиры идеологии «мейнстрима», во-вторых, разделение научного сообщества России на две большие группы - условно «рыночников» и «государственников». При этом «государственники» отторгаются от власти и принятия решений [17, 45]. Журнал «Экономист» публикует статью И. Курнышевой в которой она пишет: «функции государства, степень его участия в этом процессе [т.е. вмешательства в экономику - авт.] все еще четко не определены, например, по вопросу об уровне государственного участия и регулирования хозяйственной деятельности» [18, 28]. Мы не случайно ссылаемся здесь на журнал «Экономист», который в тандеме с «Российским экономическим журналом» являются главными рупорами российских государственников. Дело в том, что идеолог неоиндустриализации и редактор журнала «Экономист» С. Губанов имеет другую точку зрения в вопросе о том, есть или нет в России альтернатива «мейнстриму». По его мнению «неоклассика… находится даже не на обочине, а вообще за пределами экономической науки», а «истина в том, что неоиндустриализация суть не доктрина, а логически целостная парадигма современного социально-экономического развития, верная для всех без исключения стран мира, а не только России» [19, 21-25]. В отличие от своих единомышленников, утверждающих, что в мире, включая Россию, не выработана еще альтернатива неоклассике, С. Губанов, напротив, уверяет, что альтернатива есть и не просто в виде доктрины, а в качестве «целостной парадигмы» и называется она «неоиндустриализация». Более того «губановская парадигма» претендует на место всемирно-исторической значимости, т.к. «верна для всего мира». Всякие возможные сомнения по поводу того, есть или нет альтернатива неоклассике, С. Губанов развеял изящно - он просто «умножил» на ноль «мейнстрим»: нет такой науки вообще, и все тут, она вынесена «за пределы экономической науки». Как просто! Теперь разговоры об альтернативной теории можно прекратить, т.к. осталась единственная безальтернативная, имеющая всемирно-историческое значение «парадигма неоиндустриализации». Невольно вспоминаются слова В.И. Ленина о том, что «учение К. Маркса всесильно, потому что оно верно». Как бы государственники не относились к неоклассике, она не умерла, в том числе в России и приносит свои, пусть и горькие, но живые плоды.

Научные конференции

 

(c) Архив публикаций научного журнала. Полное или частичное копирование материалов сайта возможно только с письменного разрешения администрации, а также с указанием прямой активной ссылки на источник.