ЛЕКСИКА, РЕПРЕЗЕНТИРУЮЩАЯ ЭМОЦИЮ «СТРАХ» МУЖСКИХ ПЕРСОНАЖЕЙ В РОМАНЕ М.А. БУЛГАКОВА «МАСТЕР И МАРГАРИТА» Ван Шупин

Тульский государственный педагогический университет им. Л.Н. Толстого


Номер: 4-2
Год: 2016
Страницы: 142-144
Журнал: Актуальные проблемы гуманитарных и естественных наук

Ключевые слова

эмоция «страх», способы репрезентации, лексические средства, emotion "fear", ways of representation, lexical means

Просмотр статьи

⛔️ (обновите страницу, если статья не отобразилась)

Аннотация к статье

В данной статье рассматривается и подвергается анализу типология лексики, описывающей эмоцию «страх» мужских персонажей в романе М.А. Булгакова «Мастер и Маргарита».

Текст научной статьи

Эмоции - явление социального порядка. Туго переплетаясь, пронизывая жизнь и язык, эмоции играют важнейшую роль в коммуникации, выражая отношение субъекта к происходящему, являясь «одной из форм отражения, познания и оценки объективной действительности» [6, 157]. И. Е. Герасименко отмечает: «Оценки и эмоции находят закономерное выражение в языковой системе в такой же степени, как и прочие объекты, включенные в сферу психической жизни человека» [2, 41]. Лингвистов интересуют эмоции разного характера и уровней. Особое место при этом отводится отрицательной эмоции «страх», являющейся одной из «базовых» [4], поскольку данная эмоция сопровождает человека всю его жизнь. Наиболее продуктивно данную тему можно исследовать на примере текстов художественного характера, так как художественное произведение является отражением, стилизованной репродукцией реальной жизни человека и заключает в себе сложный мир чувств. Эмоциональная атмосфера в художественном произведении создается с помощью специально подобранных автором образных средств, которые задают читателю вектор восприятия и вызывают эмоции, настраивающие его на определенный лад понимания текста, формируя, тем самым, эмоциональную оценку произведения. В художественных произведениях, как и в реальной жизни, выражению эмоции «страх» женскими персонажами присущи выразительность, сильное проявление чувств и переживаний. По этой причине, описывая «страх» у женщин, автор может использовать все 3 типа лексики, отражающей эмоции, классификацию которым дает В.И. Шаховский [1]. И это облегчает задачу по передаче эмоционального посыла читателю. Мужские персонажи, наоборот, более сдержаны в выражении эмоции «страх», и, при описании «страха» мужского, автор преимущественно использует лексику, описывающую эмоции. Целью данной статьи является анализ лексических средств, описывающих эмоцию «страх» мужских персонажей романа М.А. Булгакова «Мастер и Маргарита». Не имея физических параметров, эмоция «страх» становится осязаемой благодаря слову, языковым средствам, репрезентирующим проявления эмоции. В лингвистике существует 2 способа описания эмоций, которые «условно можно назвать смысловым и метафорическим» [7, 454]. Смысловой способ подразумевает под собой нахождение семантических элементов, которые позволяют дать семантически мотивированное объяснение лексики. Метафорический способ представляет собой «описание эмоции через метафоры, в которых эти эмоции концептуализируются в языке» [7, 455]. И. Е. Герасименко отмечает, что «Метафора как способ должна содержать в себе утверждение о равенстве двух понятий» [3, 118]. Рассмотрим данные способы на примерах из романа: Берлиоза охватил необоснованный, но столь сильный страх, что ему захотелось тотчас же бежать с Патриарших без оглядки. Берлиоз тоскливо оглянулся, не понимая, что его напугало [5, 19]. Слово страх в данном примере есть «имя» эмоции, с помощью которого эмоция номинируется, называется. Прилагательное сильный, относящееся непосредственно к слову страх, является словом-усилителем и используется для придания эмоции большей яркости и выразительности. Прилагательное необоснованный можно интерпретировать как «не имеющий под собой оснований, непонятный, тайный». Здесь автор использует ассоциативный метод, так как страх человека ассоциируется с образами тайного, непостижимого, недоступного пониманию. Метафора «бежать без оглядки» указывает на то, что состояние персонажа вследствии воздействия страха близко к панике. Наречием тоскливо автор, по моему мнению, хотел указать на безысходность, бессилие персонажа перед лицом опасности. Волосы Варенухи поднялись дыбом, потому что даже сквозь холодную, пропитанную водой ткань толстовки он почуствовал, что ладони эти еще холоднее, что они холодны ледяным холодом. <...> Тогда Варенуха лишился чувств и поцелуя не ощутил [5, 122]. Устойчивое сочетание «волосы поднялись дыбом» приписывает человеку качество животных, у которых в момент сильного страха шерсть поднимается дыбом. Сравнивая человека с испуганным животным, автор не только обозначает характер эмоции, но также показывает ее силу и глубину, передает внутреннее состояние героя в момент эмоционального всплеска. Слова «ледяной» и «холод» вызывают негативные эмоции, ассоциируются с чем-то отталкивающим, так как по своему семантическому значению близки к словам «равнодушие», «ужас», «смерть». Для описания психического состояния человека привлекается выражение «лишиться чувств», которое указывает на определенную физиологическую реакцию человека на страх. «Страх» воспринимается как эмоция, от которой можно лишиться чувств. Стоило мне перед сном потушить лампу в маленькой комнате, как мне казалось, что через оконце, хотя оно и было закрыто, влезает какой-то спрут с очень длинными и холодными щупальцами. Здесь страх не выражается прямо, он отождествляется со «спрутом». Уподобление страха спруту - пример использования многозначных слов, обычно нейтральных в основном значении, но получающих яркую эмоциональную окраску при метафорическом употреблении в определенном контексте. В данном примере под «спрутом» подразумевается зверь, жестокий и свирепый хищник. «В этом заключена сила метофоры как приема именования, творящая новый смысл, новое понятие» [3, 118]. Римский понял, что он давно один во всем втором этаже, и детский неодолимый страх овладел им при этой мысли. <...> А тут еще ударили неожиданно часы и стали бить полночь. <...> Но окончательно его сердце упало, когда он услышал, что в замке двери тихонько поворачивается английский ключ [5, 161]. Выражения «один во всем втором этаже» и «детский неодолимый страх» сопоставляют страх персонажа романа с нашим детским страхом темноты и страхом остаться одному, которые всем очень хорошо знакомы. Здесь сопоставление используется для выражения эмоционального объяснения, создания ассоциации, опираясь на опыт читателя. Для усиления эффекта страха, автор переносит действие в замкнутое пространство. Эмоциональное напряжение усиливается непредсказуемостью происходящего. Выражение «часы стали бить полночь» нейтрально по своему значению, но в данном контексте оно отсылает нас к легендам, согласно которым именно в полночь вся нечистая сила выбиралась из-под земли, чтобы творить свои бесчинства. Во фразеологизме «сердце упало» наблюдается согласование с пространственной метафорой «верх-низ»: «счастье» ориентировано наверх, тогда как «страх» ориентирован вниз. Страх пополз по его телу, начиная с ног, и дважды опять-таки почудилось финдеректору, что потянуло по полу гнилой малярийной сыростью. <...> И сознание опасности, неизвестной, но грозной опасности, начало томить душу финдеректора [5, 163]. В выражении «страх пополз по его телу», ощущаемая на уровне физиологии сила страха порождает образ зловещего существа, который преследует, пожирает человека, и он, человек, становится его пассивной жертвой. Выражением «сознание грозной опасности» автор формирует у читателя представление об эмоции «страх», используя существительные, которые абстрагируются, передаются как самодостаточные сущности. Абстрактный, эмотивный смысл понятия «страх» раскрывается посредством отвлеченных признаков: незащищенность, опасность, опасение. Это дает возможность автору из нескольких близких по смыслу слов выбирать самое нужное для передачи состояния, чувства страха. Седой как снег, без единого черного волоса старик, который недавно еще был Римским, подбежал к двери, отстегнул пуговку, открыл дверь и кинулся бежать по темному коридору [5, 166]. В данном примере описание эмоции «страх» заключается в фиксировании внешних изменений, происходящих с человеком. Лексические средства, выражающие эмоцию страх, различаются по длительности, интенсивности, силе душевных переживаний. Автор подчеркивает разрушительный характер эмоции «страх», который отрицательно сказывается на душевном состоянии и даже внешнем виде человека. Произведя выборку и проанализировав лексику, репрезентирующую эмоцию «страх» мужских персонажей в романе «Мастер и Маргарита», можно сделать вывод, что автор из трех типов лексики, отражающей эмоции, в подавляющем большинстве случаев использует второй тип, то есть лексику, описывающую эмоцию «страх». В свою очередь, данный тип лексики в романе делится на метафорический и смысловой способы.

Научные конференции

 

(c) Архив публикаций научного журнала. Полное или частичное копирование материалов сайта возможно только с письменного разрешения администрации, а также с указанием прямой активной ссылки на источник.