НИЖЕГОРОДСКОЕ ЗЕМСТВО И ЗЕМСКАЯ СТАТИСТИКА В КОНЦЕ XIX - НАЧАЛЕ XX ВВ.: ОЦЕНКА ЗЕМЕЛЬНОГО ФОНДА ГУБЕРНИИ Мочалова А.Д.,Устюхова Н.Н.,Калинин Ю.С.

Нижегородский государственный университет им. Н.И. Лобачевского


Номер: 5-1
Год: 2016
Страницы: 179-184
Журнал: Актуальные проблемы гуманитарных и естественных наук

Ключевые слова

земство, образование, медицина, война, zemstvo, education, medicine, war

Просмотр статьи

⛔️ (обновите страницу, если статья не отобразилась)

Аннотация к статье

В статье исследуется вопрос о кадастрово-статистических исследованиях земства Нижегородской губернии и оценке земельного фонда в конце XIX - начале XX вв.

Текст научной статьи

В настоящее время достаточно распространённым, в том числе и среди российских граждан, является мнение, согласно которому развитое местное самоуправление в России невозможно [19, 15; 20, 64; 22, 107; 29, 113; 30, 277; 32, 238; 34, 250; 59, 95; 61, 94; 66, 165; 69, 125]. Аргументируется данный постулат среди прочего и тем, что якобы никогда в нашей стране органы местного самоуправления не играли сколь-либо значимой роли не то, что в политических процессах, но даже и в социально-экономическом развитии страны. По нашему мнению, такого рода аргументация не соответствует действительности. Доказать это можно даже на основе анализа функционирования только земских учреждений Нижегородской губернии в 1860-е - 1910-х гг. (многое в этом плане было сделано в последние годы рядом нижегородских краеведов [10; 31; 40; 41; 42; 75]). Известно, что за всю историю своего существования нижегородское земство провело большой комплекс народно-хозяйственных мероприятий [1, 85; 2, 34; 4; 6; 9, 38; 11, 22; 14, 72; 15, 660; 28, 34; 49; 50; 51; 52; 58, 261; 71, 180; 78, 100; 82, 143], среди которых можно отметить развитие системы народного образования [7; 43; 45; 56; 67, 475; 72, 303]: подготовку педагогических кадров [17, 18; 43; 56; 68, 231], создание сети учебных заведений, библиотек [21, 106, 25, 267; 26, 140; 74, 39; 79], развитие пожарной охраны [8; 33, 248] и пр. Следует отметить и организацию земством квалифицированной медицинской помощи [35, 12; 57, 193; 84, 22], проведение агрономических мероприятий и общественных работ [24, 205], а также взаимодействие земских органов с кредитно-финансовыми учреждениями [60, 12; 85, 776]. Сквозь призму реализации хозяйственных инициатив, следует отметить и значительный вклад земства в развитие либерал-реформаторского движения [18, 24; 23, 224 27, 38], проекты по усовершенствованию различных государственных институтов [3; 12, 101; 13; 16, 461; 62, 77; 76, 43; 80; 86, 1070] и проведению социально-политических реформ [44, 41; 55, 183; 63, 47; 64, 289; 65, 37; 77, 8; 81, 165]. Особой страницей в истории земства являются мероприятия, которые были проведены в годы русско-турецкой (1877-1878 гг.), русско-японской (1904-1905 гг.) и Первой мировой (1914-1918 гг.) войн [4; 5; 38; 39; 47] и выразились в конкретной огромной помощи русской армии: организации медицинских пунктов, сборе пожертвований, мобилизации, налаживании военных производств и пр. [47; 53, 249; 54; 70, 401]. Весьма интересной страницей истории нижегородского земства является его деятельность в области оценки земельных угодий, подлежащих земскому обложению. В 1882 г. под руководством профессора В.В. Докучаева было начато т. н. «естественно-историческое исследование» территории Нижегородской губернии, результаты которого были обобщены в «Материалах к оценке земель Нижегородской губернии» с почвенными и геологическими картами, что явилось первым трудом подобного масштаба в истории России вообще. Тем не менее, этого исследования для реализации цели полной оценки земель оказалось недостаточно, поэтому учениками Докучаева - Сибирцевым и Богословским - несколько позднее было произведено дополнительное почвенное исследование [48; 73]. В 1887 году при губернской земской управе было создано статистическое отделение и начато новое «местное статистико-экономическое исследование», продолжавшееся три года. Исследователи и переписчики посетили все земельные владения Нижегородской губернии, и, согласно обширному кругу вопросов в специально подготовленных бланках, выносили комплексное суждение о многих гранях хозяйственно-экономической жизни губернии, значительно выходившие за рамки почвенно-геологического и кадастрового учета: по каждой единице земельного учёта (владения) отмечалось количество и качество угодий, способы хозяйственного землепользования, численность «едоков» и работников, количество грамотных, наличие домашней скотины, общие условия жизни и множество прочих сведений. На основе большого комплекса собранных данных делались обоснованные выводы как о перспективной доходности земель, так и о хозяйственно-экономическом положении сельского населения в губернии в целом [83, 16]; по каждому уезду были составлены и списки землевладельцев с указанием количества и качества их земельной собственности. В 1893 г. был принят новый закон об оценке имущества, подлежащего земским сборам, согласно которому предыдущие оценочно-кадастровые мероприятия, были, в целом, признаны удовлетворительными, но с необходимостью предоставления дополнительных статистических данных. Эти данные были взяты из текущей статистики губернского земства, собранной двумя тысячами местных корреспондентов по всем сторонам текущей хозяйственно-экономической жизни губернии; с 1900 года в каждом уезде губернии была учреждена должность земского статистика, которые привлекали к работе в этой области (за денежное вознаграждение, или же без него) грамотных людей из местных жителей. Периодически проводились и статистические земские съезды, подводившие итоги работы и разрешавшие многие организационные вопросы. В 1900 году губернская оценочная комиссия одобрила доклад губернской земской управы о «проекте общих оснований для оценки земельных угодий», и, после доработок и новых «утверждений», в 1904 г. эти «основания» были окончательно приняты в качестве основного критерия для налогообложения земельной собственности, а именно - на какие разряды должна делиться вся земля в губернии и какова доходность по каждому разряду. Признаки, по которым каждый земельный участок относился к тому, или иному разряду, сводились к следующим категориям: «род угодья» и «качество или положение». По первому признаку все земли распределялись на следующие угодья: 1) усадьба; 2) пашня; 3) сенокос; 4) выгон; 5) лес; категории же угодий, в свою очередь, оценивались с точки зрения их географического местоположения, близости транспортного сообщения, основного рода занятий населения, уровня рыночных цен, качества почвы и прочих факторов. Так, для категории «пашня» было установлено 15 разрядов «качества или положения»; для «леса» - 12 разрядов; для «сенокоса» - 41 разряд [83, 172]. Земство стало делать новые «раскладки» земских сборов на основании более справедливых оценочных данных, которые продолжали непрерывно корректироваться непосредственно вплоть до завершения земской деятельности в 1918 г.

Научные конференции

 

(c) Архив публикаций научного журнала. Полное или частичное копирование материалов сайта возможно только с письменного разрешения администрации, а также с указанием прямой активной ссылки на источник.