ЛЕКСИЧЕСКИЙ ПОВТОР КАК СРЕДСТВО ОРГАНИЗАЦИИ СИНТАКСИЧЕСКИХ ЕДИНИЦ Князева Н.В.

Тихоокеанский государственный университет


Номер: 5-3
Год: 2016
Страницы: 58-61
Журнал: Актуальные проблемы гуманитарных и естественных наук

Ключевые слова

синтаксис, предложение, лексический повтор, syntax, clause, lexical repetition

Просмотр статьи

⛔️ (обновите страницу, если статья не отобразилась)

Аннотация к статье

В статье рассматривается лексический повтор как формально-грамматическое средство синтаксиса, посредством которого создаются синтаксические структуры разного типа.

Текст научной статьи

Для создания синтаксических единиц используются самые различные языковые средства, которые называют формальными средствами синтаксиса или синтаксическими показателями - они участвуют в синтаксическом построении и одновременно выражают синтаксические значения. А. М. Пешковский в работе «Русский синтаксис в научном освещении», анализируя понятие «форма» в языке, впервые выделил и описал четыре типа формальных показателей: формы слов, служебные слова («слова, не имеющие формы»), порядок слов и интонация [1, 11-52]. Вопрос о формальных средствах синтаксиса нашел свое развитие в последующих синтаксических исследованиях, в настоящее время перечень синтаксических показателей в том или ином виде представлен практически во всех учебных пособиях по синтаксису. Поскольку список формальных показателей, или «способов выражения синтаксического значения», достаточно объемный и разнородный, возникла идея «неодноплановости» строения синтаксических единиц. Как замечает А. Ф. Прияткина, «различать морфолого-синтаксические и собственно синтаксические средства вынуждает сама практика современного синтаксического анализа» »[2, 36]. Автором была предложена классификация синтаксических показателей, согласно которой все «формально-синтаксические средства» распределяются в зависимости от принадлежности к языковому уровню - морфолого-синтаксические и собственно синтаксические. К первому относятся формы слов и предлоги, ко второму - союзы, частицы, местоимения, модальные слова, слова-связки, корреляты, повтор, а также порядок слов и интонация. В отечественной лингвистике представлено достаточно полное описание не только общекатегориальных свойств служебных и местоименных слов, но и их синтаксической роли в структуре синтаксических единиц. Получили свое описание функции порядка слов и интонации, выявлены некоторые случаи использования повтора в качестве необходимого элемента синтаксического построения, хотя в большей степени обращается внимание на стилистические, экспрессивные, также текстообразующие функции повтора, в ряде работ языковой повтор рассматривается как средство выражения грамматических значений количества и степени (А. Е. Киселева, О. А. Добижа и др.). Повтор обычно определяется как повторение, или неоднократное использование, одних и тех же единиц в пределах одного микротекста. Повторы делят на звуковые, морфемные, лексические и синтаксические и, кроме того, рассматриваются случаи морфологических повторов и совмещения лексического и синтаксического повторов - при лексико-синтаксическом параллелизме. В свою очередь, повтор входит в ряд «фигур добавления»: анадиплосис, полисиндетон, пролепсис (пролепса) и др. Действительно, повтор является одним из наиболее типичных языковых средств, используемых для актуализации, придания речи образности и выразительности, то есть фигурой речи - экспрессивно-стилистическим средством. Однако этим функции повтора не ограничиваются: повтор лексем может являться средством организации синтаксических единиц - простого предложения и сложного предложения. Прежде всего, речь идет о так называемых «тавтологичных предложениях», основанных на повторе субстантива в именительном падеже или инфинитива (в РГ-80 для них предложены структурные схемы N1- N1[3, 278] и Inf cop Inf [3, 312]), например: Жизнь есть жизнь; Работать так работать. Предложения с двумя номинативами или инфинитивами в предикативном ядре, реализующие структурные схемы, представленные в терминах словоформ как N1- N1, Inf cop Inf, отличаются от других синтаксических типов предикативных единиц своеобразной морфологической основой: субъектно-предикатное отношение в них выражается через связь существительных или инфинитивов, что противопоставляет данные предикативные конструкции базовой глагольной структуре N1 - Vf. Однако главная грамматическая специфика подобных предложений заключается в полной идентичности словоформ, формирующих предикативное ядро. Таким образом, важнейшие структурно-семантические признаки «тавтологичных предложений» - это повтор лексем в позиции субъекта и предиката; неразличение на морфологическом уровне подлежащего и сказуемого; необозначенность предикативной функции: N1или Inf - это и подлежащее (что закономерно), и сказуемое (что не соответствует общему принципу организации формальной модели русского простого предложения). Предложения, организующим началом которых является повтор лексем, обладают определенной лингвоспецифичностью, нуждаются в переосмыслении, интерпретации, которая определяется коннотациями используемых в них лексем, различного рода пресуппозициями, фоновыми знаниями, контекстом, в результате чего проявляется индивидуальная семантика синтаксических единиц, что в целом характерно для предложений фразеологизированной структуры. Помимо повтора для «тавтологичных предложений» обязательно наличие связки - элемента, который не допускает контактного расположения повторяющихся словоформ, что неминуемо привело бы к разрушению структуры. Связка во многом формирует семантику единицы, например, в предложениях типа Приказ есть приказ (Б. Акунин) проявляется значение «примирения с действительностью», обусловленного пониманием неизбежности чаще негативных аспектов явления. Афористичность, отчасти «разговорность» подобных высказываний часто подчеркивается использованием так называемого «плеонастического местоимения»: А очередь - она и есть очередь (Стругацкие). Повтор собственных имен также способен создавать синтаксическую конструкцию с типовым значением «примирения с действительностью» (обычно с ее негативными проявлениями), например: Москва есть Москва; Даша есть Даша и т.п. Имена собственные не имеют словарных коннотаций в общепринятом понимании термина, однако этот факт не препятствует созданию синтаксической единицы. Видимо, смысловой потенциал имени собственного связан с теми ассоциациями, которые связываются с референтом у участников коммуникации. Предложения, включающие в себя связку это, могут быть связаны с чрезвычайно высокой оценкой, которая поддерживается соответствующей интонацией, например: Вот именно, Федор Иванович! Люди это люди! (В. Дудинцев). Хотя обычно они малоинформативны, уместны в определенных контекстах: Ложка - это ложка, ложкой суп едят. Кошка - это кошка, у кошки семь котят. Тряпка - это тряпка, тряпкой вытру пол. Шапка - это шапка, оделся - и пошел (И. Токмакова); Как известно, Эксперимент есть Эксперимент. Надеюсь, вы не сомневаетесь, Сельма, что Эксперимент есть именно Эксперимент - не экскремент, не экспонат, не перманент, а именно эксперимент? (Стругацкие) или интерпретируются самим автором высказывания: Толпа - это толпа. У нее свои законы. У нее свой разум (С. Лукьяненко). Восклицательная интонация обязательна для предложений с частицами (типа Вот, Микола, война так война! (М. Шолохов); Вот волшебник так волшебник! (В. Шукшин)), в которых подчеркивается исключительность характеризующего объект признака. Бессмысленность сравнения одноименных лексем в предложениях типа Кореец как кореец (Стругацкие) только кажущаяся: на первый план выступает значение соответствия «члена класса» норме, обычному представлению о нем. Значение «соответствующий обычному» достаточно часто подчеркивается контекстом, например: Ничего особенного, клуб как клуб (Т. Устинова); Сама ведьма жила в нашей деревне, на краю. Хозяин говорил: ведьма как ведьма, очень просто (В. Дудинцев). Не менее интересными являются случаи отрицания в предложениях, основанных на повторе предикативного ядра: Теперь жизнь не жизнь! - сказал корчмарь и вздохнул. - И копейка совсем не копейка, а мусор (К. Паустовский); Запретный плод вам подавай: А без того вам рай не рай (А. Пушкин). Через отрицание сущностных черт предмета или явления, проявляющихся в определенное время или при определенных условиях, осуществляется их негативная характеристика. В структуре синтаксической единицы повторяться могут не только одинаковые формы имен, но и разнооформленные лексемы, например, предложения типа И пир веселый им не в пир (А. Пушкин) создаются повтором форм именительного и винительного падежей, где омонимия снимается за счет предлога, хотя языковая семантика единицы остается неизменной - негативная оценочность. Предложения с двумя инфинитивами в предикативном ядре (Работать так работать;, Драться значит драться) менее продуктивны, в РГ-80 для конструкции типа Ехать так ехать определено значение «согласия, принятия действия, состояния» [3, 384]. «Принятие действия» часто сопровождается пониманием того, что выполнить его необходимо самым оптимальным способом («по-настоящему», «как следует»). Особенно ярко такое значение проявляется в контексте: Я помню, давно, учили меня отец мой и мать: лечить - так лечить! Любить - так любить! Гулять - так гулять! Стрелять - так стрелять! Но утки уже летят высоко... Летать - так летать! Я им помашу рукой (А. Розенбаум). При помощи частицы так могут создаваться повторы других знаменательных частей речи: Завтра так завтра; Домой так домой; Заболею так заболею и т.п. Однако подобные построения не имеют статуса синтаксической единицы в силу сильной контекстуальной обусловленности: обычно они используются в качестве ответных реплик диалогического единства (подробный перечень таких соединений представлен в РГ-80). Таким образом, лексический повтор может являться организующим началом для создания синтаксической единицы высшего порядка - простого предложения. Более того, повторяющиеся лексемы достаточно часто используются в различных синтаксических структурах иного плана. Речь идет о так называемых «специальных синтаксических конструкциях», предназначенных для выражения субъективно-модальных значений, которые всегда экспрессивно окрашены, имеют разговорный характер. Статус подобных построений недостаточно определен - это соединения одних и тех же слов или их форм типа читать (не) читаю, рад не рад, плачь не плачь, дружба дружбой, смейся-смейся, кто-кто и др. Их функциональная особенность заключается в том, что они могут употребляться как в относительно независимой позиции члена предложения, так и в составе сложного предложения в качестве его организующего начала, то есть участвуют в построении синтаксической единицы. Как правило, сложные предложения, в первой части которого обязательно наличие лексического повтора, называют предложениями фразеологизированной структуры. Подобные предложения выстраиваются по определенным моделям, как правило, двучленным, и характеризуются наличием добавочных модально-оценочных значений. Типовая семантика подобных построений - противительная или сопоставительная, которая может усложняться добавочным уступительным значением, например: Кричи не кричи, никто не услышит; Зови не зови, никто не придет и т.п. Значение противопоставления (сопоставления) регулярно выражается в языке сочинительными союзами, которые реализуются в сочинительных конструкциях, в том числе в сложносочиненных предложениях: Дружба дружбой, а табачок врозь; Большой-то большой, да что толку. В случае отсутствия союза можно говорить о бессоюзном сложном предложении фразеологизированной структуры: Плачь не плачь, прошлого не вернешь. В качестве первой части сложносочиненного предложения в разговорной речи регулярно функционируют повторяющиеся сочетания местоименных слов: Уж кто-кто, а вы-то должны это знать; Уж кому-кому, а вам это должно быть известно и т.п. Таким образом, повтор лексем представляет интерес как общеязыковое явление, поскольку является не только экспрессивно-стилистическим средством, но и регулярно используется для организации синтаксических единиц - фразеологизированных предложений разного типа.

Научные конференции

 

(c) Архив публикаций научного журнала. Полное или частичное копирование материалов сайта возможно только с письменного разрешения администрации, а также с указанием прямой активной ссылки на источник.