ЛИНГВИСТИКА ОБРАЗОВАНИЯ: БРИТАНСКАЯ, АВСТРАЛИЙСКАЯ И АМЕРИКАНСКАЯ ШКОЛЫ Лобастова Е.В.

Национальный исследовательский Томский государственный университет


Номер: 6-3
Год: 2016
Страницы: 66-71
Журнал: Актуальные проблемы гуманитарных и естественных наук

Ключевые слова

прикладная лингвистика, системно-функциональная лингвистика, жанр, регистр, социолингвистика, applied linguistics, systemic functional linguistics, genre, register, sociolinguistics

Просмотр статьи

⛔️ (обновите страницу, если статья не отобразилась)

Аннотация к статье

Рассматривается история возникновения и развитие лингвистики образования как самостоятельной области науки. Более подробно проанализировано развитие данной области на мировом уровне: три главных и крупных направления, а именно, Британская, Американская и Австралийская школы лингвистики образования, их основные концепции, принципы и отличия друг от друга. Кроме того, затронуты и рассмотрены связи лингвистики образования с другими науками, в особенности с прикладной лингвистикой. Британская школа лингвистики выделяет связь с педагогикой, методикой, Австралийская школа выступает за очевидную связь с системно-функциональной лингвистикой, в свою очередь Американская школа видит связь с социальными науками - психологией, социологией и антропологией.

Текст научной статьи

По общим данным, лингвистика образования как самостоятельная область изучения возникла в 70-х гг. прошлого столетия, благодаря работе Бернарда Сполски [1, 1], почётного профессора кафедры английского языка в Университете имени Бар-Илана в Израиле. Он был первым, кто предложил данный термин в 1972 г. в своём докладе на третьем съезде Международной Ассоциации Прикладной Лингвистики, а затем выпустил монографию, содержащую вводную и содержательную информацию о лингвистике образования в 1978г. [4, 3]. Изначально Бернард Сполски представлял лингвистику образования как подраздел лингвистики, более схожий с психологией образования и социологией образования, являющимися, соответственно, подразделами психологии и социологии. В свою очередь, данные подразделы направлены на решение широкого круга вопросов, связанных с языком и образованием [2, 224]. Бернард Сполски (англ. Bernard Spolsky) [15] определяет лингвистику образования относительно прикладной лингвистики, которая, как он замечает, окружена достаточно широким кругом практически значимых вопросов для языка. В действительности, лингвистика образования продолжает развиваться совместно с прикладной лингвистикой, которая уже прошла долгий путь своего развития, начиная с середины 50-х гг. прошлого века [3, 315]. Тем не менее, не существует полного согласия насчёт связи между лингвистикой образования и прикладной лингвистикой. Так, Лео ван Лир (англ. Leo van Lier) [7], профессор Монтерейского института международных исследований (МИС), в своей работе «Apply within, apply without?» говорит, что лично он ничего не имеет против того, чтобы называть себя лингвистом в области прикладной лингвистики. За исключением случаев, когда это не описывает с точностью, иными слова, не характеризует с необходимой ясностью род его деятельности. Например, когда он обучает преподавателей и выпускников, проводит практического рода исследования образовательных контекстов и, когда пишет книги и статьи на различные темы, связанные с языком и образованием. Именно по этой причине, согласно его словам, Лео ван Лир предпочитает называть себя лингвистом в области лингвистики образования. Таким образом, следуя логики американского лингвиста, Лео ван Лир - лингвист, конкретнее лингвист в области прикладной лингвистики, но ещё точнее лингвист в области лингвистики образования [5, 95]. Итак, некоторые учёные-лингвисты считают себя как лингвистами в области прикладной лингвистики, так и лингвистами в области лингвистики образования. В то время как другие указывают на уникальные и единственные в своём роде цели и задачи, определяя при этом лингвистику образования как некоторую область науки по отношению к самой себе [2, 224]. В своём докладе по случаю 25-летия программы «Лингвистика образования» в Университете Пенсильвании в США, Нэнси Хорнбергер (англ. Nancy H. Hornberger) [6], профессор, заведующая кафедрой лингвистики образования Последипломного образования Университета Пенсильвании, сообщает, что вскоре после представления термина «лингвистика образования» Бернардом Спослки в 1972 г., были открыты две докторские программы по направлению подготовки «Лингвистика образования» (“Educational Linguistics”). Одна программа была открыта в Университете Нью Мексико под руководством Бернарда Спослки, а другая в Университете Пенсильвании под руководством Делла Хаймса и Нессы Вульсан [4, 3]. Таким образом, программа последипломного образования в Университете Пенсильвании берёт своё начало в 1976г. [4, 4]. Кроме того, была открыта магистерская программа по направлению подготовки «Обучение английскому языку как неродному» (“Teaching English to Speakers of Other Languages” (TESOL)), и вскоре после этого другая магистерская программа «Межкультурная коммуникация» (“Intercultural Communication”). Данные программы реализуются и в настоящее время и активно продолжают развиваться [8]. Следовательно, справедливо говорить о лингвистике образования как о самостоятельной области науки. По мнению Нэнси Хорнбергер, определенно ясно то, что лингвистика образования развивается как уникальная в своём роде ниша, в которой отправная точка определяется всегда практикой образования. Более того, лингвистика образования всегда развивается в фокусе (роли) языка в обучении и изучении. Определив своё место на этой нише, лингвистика образования заполняет её многообразием контекстов по всему миру [2, 224]. На мировом уровне лингвистика образования развивается в трёх главных и крупных направлениях, или, другими словами, свободно развивается в Британской, Австралийской и Американской школах [2, 224]. Британская школа, одна из школ, которая более тесно связана с общей лингвистикой, как видно это из усилий сделать лингвистику базовым основанием для подготовки учителей [9, 163], а также из попыток разработать учебные планы для образовательных учреждений, основанные на лингвистических принципах [10, 96]. Но в то же время, нельзя сказать, что Британская лингвистика представляет собой тесный союз лингвистики и образования. С одной стороны, нет единого мнения, как лингвистика может быть связана с образованием, отсюда и возникает большая часть вопросов, как для лингвистов, так и для преподавателей [11]. С другой стороны, следуя примеру прикладной лингвистики, синтезирующей разнообразные дисциплинарные подходы, британские лингвисты в области лингвистики образования, также используют широкую плеяду инструментов для исследования, выходя за рамки тех, которые предлагает исключительно сама общая лингвистика. Австралийские лингвисты в области лингвистики образования выступают, в особенности, за её очевидную и не вызывающую никаких сомнений связь с системно-функциональной лингвистикой (англ. systemic functional linguistics). Здесь, системно - функциональная лингвистика, в которой язык рассматривается как составляющая социально-семиотической системы и является неотъемлемой частью создания и интерпретации социального контекста, сводится воедино с другими социальными науками для того, чтобы изучать употребление языка в образовательной практике как социально обусловленного процесса [10, 97]. Системно-функциональная лингвистика возникает в 1975 г. [16, 3] в Австралии благодаря Майклу Холлидею (англ. Michael Alexander Kirkwood Halliday (often M. A. K. Halliday)) [17]. Более полное представление о данной области даёт Сьюзан Эггинс (англ. Suzanne Eggins), доктор лингвистики в Университете Нового Южного Уэльса [18], в книге «Введение в системно-функциональную лингвистику». Сьюзан Эггинс рассматривает социально-семиотический подход к языку, который близок к работе М.А.К. Холлидея и его коллег. Данный подход рассматривает язык как стратегически важный источник для создания значений. Систематическая лингвистика сосредоточена на анализе аутентичных текстов повседневной жизни и задается двумя вопросами. Первый: «Как люди используют язык для создания значений?» и второй: «Каким образом устроен сам язык для того, чтобы быть способным давать эту возможность для создания значений?». Эггинс представляет общий взгляд на систематическую теорию и примеры того, как систематические приёмы могут быть применены в анализе текстов повседневной жизни [19]. Джеймс Роберт Мартин (англ. James Robert Martin), профессор лингвистики Университета Сиднея [20], считает, что функциональная лингвистика, главным образом, занимается объяснением того, как организация языка связана с его употреблением. В системно-функциональной лингвистике этот вопрос рассматривается посредством моделирования языка и социального контекста как семиотических систем во взаимной реализации (realization) друг друга. В такой модели социальный контекст и язык мета отражены, т.е. социальный контекст включает в себя модели языковых моделей. Реализация также влечет за собой то, что язык объясняет социальный контекст, язык объясняется посредством и (со временем) переосмысливается социальным контекстом. Джеймс Мартин [16, 4] попытался изобразить графически ту модель, представляющую связь языка и социального контекста (рис. 1). Рис. 1. Язык как реализация социального контекста Следует добавить, что системно-функциональная лингвистика трактует организацию языка и социального контекста как функционально разносторонние среди схожих контуров (lines). Вместе с языком, функциональное разнообразие моделируется через метафункции - концептуальную (ideational), межличностную (interpersonal) и текстовую (textual). Концептуальные языковые ресурсы занимаются репрезентацией, межличностные ресурсы взаимодействием, а текстовые ресурсы с потоком информации. В системно-функциональной лингвистике эта важная организация создает образ контекста, способствующий образованию таких переменных, как область (field), модус (mode) и настрой (tenor). Область («почему и о чём») - это цель и предмет коммуникации, настрой («кому») - это отношение между участниками коммуникации, модус («как») - это средства коммуникации (устная или письменная речь). В свою очередь, область сосредоточена на институциональных практиках, настрой сфокусирован на социальных связях, а модус на источнике (channel). Ценные обсуждения языковых метафункций в отношении разновидностей регистра можно встретить у М.А.К. Холлидея. Функциональное многообразие лежит над связью языка/социального контекста (рис. 2). Рис. 2. Функциональное многообразие языка и социального контекста Социальный контекст рассматривается как «многоуровневая» система, включающая в себя уровни регистра и жанра. Регистр используется как общий составной термин для области, настроя и модуса. Таким образом, регистр предназначен для связи анализа социального контекста с метафункционально-разообразной организацией языковых источников. Жанр же находится за пределами метафункций (на более высоком уровне абстракции) для установления связей среди социальных процессов в более холитсические понятия, специально фокусируясь на этапах через которые раскрываются большинство текстов (рис. 3). Рис. 3. Метаотраженный язык посредством метаотраженного жанром регистра Центральным фокусом Австралийской школы стало обучение жанровой грамотности (genre literacy), иначе говоря, обучение людей академическим жанрам, стилям, и изучение их для профессиональных и академических целей [16, 20]. В данном случае, речь идёт о «жанровой грамотности» для людей осваивающих различные типы создания письменных академических текстов (диссертаций, рецензий, абстрактов и т.д.). Необходимо также отметить, что потеря связи между Британской и Австралийской школами объясняется влиянием М.А.К. Холлидея как на начальных этапах развития Британской школы лингвистики образования, так и на рост и развитие Австралийской школы лингвистики образования [2, 224]. Американская школа, в свою очередь, отличается своим разнообразием вопросов и концептуальными обоснованиями. Подходы общей лингвистики регулярно сводятся вместе с инструментами исследования других социальных наук, а именно, с антропологией, психологией, социологией, для полного изучения тех вопросов, которые связаны с обучением языку (language acquisition), употреблением языка (language use) и социолингвистическим контекстом (sociolinguistic context) в рамках официального (formal) и неофициального (informal) образования [2, 224]. Вместе с Бернардом Сполски, влиятельной фигурой в Американской школе лингвистики образования считается Дэлл Хэтэуэй Хаймс (англ. Dell Hathaway Hymes), американский лингвист, социолингвист, основатель известного журнала «Language in Society» [12]. Его уклон в сторону социолингвистики внёс большой вклад в исследование лингвистики образования, особенно в Соединенных Штатах Америки [2, 224]. Так, например, Хаймс отстаивает мнение, что существует скрытое, явно не выраженное направление в лингвистике по отношению к исследованию языка, связанное как с функциями, так и с его устройством. Основы социолингвистики, по мнению Дэлла Хаймса, должны содержаться в осознании трёх особенностей. Во-первых, язык организован и систематизирован не только в рамках грамматики, но также и как одна из составляющих коммуникативного поведения общественных групп (communities). Во-вторых, изучение языка - это, своего рода, междисциплинарное поле, для развития которого важны дисциплины, помимо лингвистики. И, наконец, в-третьих, основы самой лингвистики подразумевают само собой разумеющимся те идеи и представления, которые по своей природе являются проблематичными и должны быть изучены [13, 1]. Следует отметить, что контексты Британской, Австралийской и Американской школ не является единственными сферами, где возникла лингвистика образования. Принципы лингвистики образования применяются в разнообразных областях. К примеру, Энн Пакир (англ. Anne Pakir), директор отдела международных отношений и адъюнкт-профессор кафедры английского языка и литературы в Национальном университете Сингапура [14], описывает применение лингвистики образования в определении и изучении роли многоязычия и кросс-культурной коммуникации образовании Сингапура. В Аргентине Суардиаз и Домингез используют основы лингвистики образования для рассмотрения роли родного языка в начальном образовании в качестве как инструмента и объекта образовательного процесса, так и средства оценивания данного процесса [2, 225]. Важность лингвистики образования для других контекстов также может заключаться и в разработке учебных программ в разных уголках мира. Но, к сожалению, лингвистика оказывает недостаточное влияние на образование, а учителя знают гораздо меньше о языке и лингвистике, чем о текущем состоянии знаний о языке в образовании или о проблемах, существующих в настоящее время в школах, которые лингвистика способна решить.

Научные конференции

 

(c) Архив публикаций научного журнала. Полное или частичное копирование материалов сайта возможно только с письменного разрешения администрации, а также с указанием прямой активной ссылки на источник.