БЕЗДОМНОСТЬ КАК ФЕНОМЕН КУЛЬТУРЫ: ОПЫТ КУЛЬТУРОЛОГИЧЕСКОГО АНАЛИЗА Вербина О.В.,Гламазда С.Н.

Белгородский государственный институт искусств и культуры


Номер: 6-4
Год: 2016
Страницы: 155-157
Журнал: Актуальные проблемы гуманитарных и естественных наук

Ключевые слова

бездомность, социокультурное пространство, повседневные практики личности, маргинальность, стиль жизни, homelessness, socio-cultural space, everyday practices of the individual, marginality, life style

Просмотр статьи

⛔️ (обновите страницу, если статья не отобразилась)

Аннотация к статье

В статье рассматривается феномен бездомности, как экзистенциальное состояние, как следствие и одновременно причина социальных рисков, а также анализируется антиномичная парадигма бездомности, проявляющаяся в различных контекстах. Авторы предлагают основные исследовательские концепции, значимые для понимания бездомности как феномена культуры в социокультурном пространстве.

Текст научной статьи

Дефиниция «дом» в культурах различных народов мира является способом оформления бытия личности, показателем целостности и единства мироощущения человека. В философской онтологии дом традиционно выступает базовой константой человеческого бытия. Культурно-семантическое пространство дома связано с психологическим состоянием обустроенности, реализации личностных смыслов и ценностей. Социальное пространство дома выступает средством социализации и политизации человека, механизмом его включения в морально-этическую плоскость. Домовладение, принадлежность человека к дому, включенность в его социальное пространство - таков парадигматический ряд одного из основных признаков института гражданства в политических системах античности, средневековья, нового времени и современного общества. Антиномичная парадигма бездомности, проявляющаяся в материальном контексте - как отсутствие внешних стен и крыши; в биологическом - как неукорененность, утрата своей экологической ниши; в социокультурном - как метафизическая бездомность владельцев жилища [3, 35], всегда выступает показателем асоциальности человека, низкого социального статуса личности, социального неблагополучия, социального дна. Именно поэтому бездомность можно назвать состоянием аксиологической и мировоззренческой неопределенности, что актуализирует обращение к исследованию этого феномена особенно в периоды социальной аномии и общественной трансформации, когда наступает утрата старых (традиционных) и начинается приобретение новых культурных идеалов. Бездомность как социокультурное явление у многих исследователей рассматривается сквозь призму феномена маргинальности и часто сводится к набору синонимичных, как правило, негативных, клише-образов, сформированных под влиянием традиции общественного мнения: бездомный - это нищий, без определенного места жительства, без регистрации, без прошлого и будущего. Это значение фиксирует толковый словарь В.И. Даля: бездомный - тот, «у кого нет своего дома, крова, пристанища, приюта» [2, 61]. Производный глагол «бездомничать» в его же словаре трактуется как «проживать в людях, на стороне, без своего дома, избы, жилья, крова, приюта, шататься по заработкам, батрачить, бобыльничать, выживать в людях» [2, с. 61] и семантически содержит в себе указание на определенный асоциальный образ жизни человека, на специфику его взаимоотношения с обществом в целом. Сходная в целом трактовка «бездомного» содержится и в «Толковом словаре русского языка» С.И. Ожегова: «человек, не имеющий жилья, приюта» [6, 40]. З. Соловьева рассматривает феномен бездомности с позиций социологии повседневности как своеобразный институциональный статус человека, образуемый взаимосвязанными процессами первоначального исключения бездомных из социального пространства социальных институтов общества (с обратным возвращением) и включения бездомных в «уличное сообщество» (с последующим исключением из него) [7, 27]. Процессы исключения из любого общества, по мнению исследователя, всегда сопровождаются формированием «стигмы», как особого признака дискредитации человека, как показателя разрыва имеющихся социальных связей и изменения повседневного стиля жизни. Этап стигматизированности демонстрирует завершение процесса трансформации социальной идентичности личности и формирование институционального статуса «бомжа» как трансформацию повседневных практик личности без существенного изменения его личностных установок и ценностей. Процесс формирования бездомности не всегда связан только с изменением индивидуальных практик, это, прежде всего, есть результат коренных изменений в социуме. Феномен бездомности присущ любому типу общества, а современное общество, по мнению С.В. Климовой, расширяет и усложняет его [4, 36]. Если на этапе стабильного развития общества феномен бездомности переходит в индивидуально-личностную плоскость житейской несостоятельности, то на переломных этапах общественного развития проблема бездомности, по ее мысли, актуализируется в социетальном плане. На это указывал еще Хайдеггер, определяя современную эпоху как эпоху всеобщего нигилизма, главный признак которой - бездомность современного человека. Корни бездомности в современном глобальном обществе, по мнению Хайдеггера, коренятся в безродности человека, в увеличении числа мигрантов [5, 338]. Противостоять глобальному нигилизму и бездомности человека может только философия как «….ностальгия, тяга повсюду быть дома», по меткому выражению Хайдеггера. Экзистенциальная метафора ностальгии по прошлому, тоски по дому, которого больше нет с конца 19 века становится неотъемлемой частью феномена бездомности. Экзистенциализм открывает новые грани в феномене бездомности. И если с традиционной точки зрения феномен бездомности всегда нес в себе зерно социального отрицания, с которым необходимо бороться, то экзистенциальное восприятие бездомности меняет системы координат. Французский философ Ж.П. Сартр говоря, «мое место - это всегда «здесь»», в экзистенциальном смысле обращает внимание на то, что место человека определяется, прежде всего, его целеполаганием. Соответственно, само отсутствие дома в сущности невозможно для человека, его дом там, где он сам находится. Фундаментальной характеристикой человеческого бытия становится уже не дом, по мысли Сартра, а практически бездомность, как свобода, как необходимость постоянного изменения местонахождения в творческом порыве [5, 586]. Продолжая мысль Ж.П. Сартра, современный российский ученый Ф. Гиренок считает бездомность, безбытность негативно воспринимаемыми понятиями только для общества, а не для отдельной личности. Человеку открываются безграничные перспективы, свобода и легкость бытия и значительный недостаток - бездомность, - становится его существенным преимуществом [2, 312]. Идея реализации свободы в процессе эмансипации от связывающих событий проживания в доме, вносит определенные изменения в трактовку феномена маргинальности и соответственно бездомности. По мнению Р. Парка, маргинальный человек является наиболее свободным типом личности, так как он не связан с традиционной моралью и культурой. С.А. Стивенсон утверждает, что отсутствие определенного места проживания и семейных связей у человека не всегда определяется статусом бездомности. В качестве примера он приводит образ жизни цыган [8, 27], которые, при кочевом образе жизни, не имея постоянного жилья, не причисляют себя к бездомным. Статус и престиж цыган формируется не на основе принадлежности к обозначенному месту жительства, а на основе членства в собственном сообществе. С подачи экзистенциальной философии в современной культурологии складывается своеобразная практика «гражданина мира», которая определяет принадлежащего к ней индивида как бездомного, не имеющего постоянного места жительства. В этой связи невозможно не вспомнить первого социального космополита Диоген Синопский и его последователей киников, которые считали потребность человека в доме, семье мнимой потребностью. Человек, по их мнению, должен ощущать себя представителем всего человечества, для которого общим домом является Земля. В этом смысле пространство дома расширяется до пределов ноосферы, делая ее настоящим домом всего человечества, а не бездушным социально-экономическим пространством как совокупностью экономического базиса и надстройки. В современном глобальном обществе дом представляет собой физическое и духовное пространство обитания человека, сферу, где каждый человек чувствует себя комфортно. Чем больше жилье подходит человеку по различным характеристикам комфортности, уютности, красоте, - тем увереннее человек чувствует себя в нем, не завидует другому и не боится чужого. Если представить, что у каждого человека появился бы дом, которым бы он дорожил, и если бы общим домом для него стала бы наша планета, Вселенная, а не только отдельная квартира, существование человечества было бы принципиально иным. Из этого следует, что бездомность представляет собой понятие, характеризующее холод и пустоту пространства, в котором мы обитаем. Человеческая квинтэссенция определяется стремлением к обретению собственного Дома, и без ее воссоздания рассуждать о дальнейших перспективах развития и существования человечества бессмысленно. В нынешних условиях социальной нестабильности России и трансформации национального сознания, важным фактором является оздоровление социальной атмосферы - распространение конкретных положительных представлений и знаний о Доме, его утверждающих основаниях и принципах, преодоление ситуаций риска, развивающихся в связи с наличием данной проблемы.

Научные конференции

 

(c) Архив публикаций научного журнала. Полное или частичное копирование материалов сайта возможно только с письменного разрешения администрации, а также с указанием прямой активной ссылки на источник.