СУБЪЕКТОГЕНЕТИЧЕСКИЙ ПОДХОД К ОПИСАНИЮ МЕХАНИЗМОВ ПСИХОЛОГИЧЕСКОГО ПЕСОЧНОГО МОДЕЛИРОВАНИЯ Замолоцких Е.Г.,Огнев А.С.,Лихачева Э.В.

Московский психолого-социальный университет


Номер: 7-2
Год: 2016
Страницы: 162-167
Журнал: Актуальные проблемы гуманитарных и естественных наук

Ключевые слова

субъектогенетический подход, песочное моделирование, айтрекер, субъектность, subject-genesis approach, modeling of sand, eyetracking, subjectivity

Просмотр статьи

⛔️ (обновите страницу, если статья не отобразилась)

Аннотация к статье

В статье раскрываются психологические механизмы психологического песочного моделирования с позиции субъектогенетического подхода.

Текст научной статьи

Стремительное расширение арсенала методов современной психологии далеко не всегда сопровождается глубоким научным осмыслением природы этих методов. Один из ярких примеров этого процесса - быстрое распространение песочной терапии и психологического песочного моделирования. Хотя применение этих методов насчитывает уже более полувека, на сегодняшний день объяснение используемых в них механизмов по-прежнему представляет собой причудливую смесь различных психодинамических концепций и мифологии. В качестве теоретико-методологического оснований для изучения природы успешно использования в психологической практике различных форм песочного моделирования нами были использованы результаты многолетних исследований закономерностей самоорганизации личности, становление человеческой субъектности. Описание целенаправленного управления такими процессами - субъектогенетический подход к организации психолого-педагогической практики - строится на понимании субъекта как качественной характеристики социальной системы (личности, группы), отвечающей определенному уровню ее самоорганизации. На этом уровне система становится целенаправленным источником, первопричиной, детерминирующим началом по отношению к собственной активности. Обретение такого качества происходит в диалектическом процессе разрешения человеком актуальных противоречий между его потребностями и наличными возможностями для их удовлетворения. При этом субъектогенез - порождение личностью себя как субъекта, становление способности к самодетерминации относим к самоценным видам человеческой активности. Обретая способность быть «причиной самого себя», стремясь к полноценной субъектности, человек пытается получить в свое распоряжение одну из наивысших ценностей - собственную жизнь [6-9]. В ходе проведенного анализа в качестве базовых ориентиров нами использовались следующие этапы субъектогнеза: - принятие человеком на себя ответственности за непредрешенный заранее исход своих действий (проявление себя как субъекта предстоящего действия); - переживание возможности реализации различных вариантов будущего, своей причастности к построению образа желаемого результата и своей способности желаемое реализовать (проявление себя как субъекта целеполагания); - реализация открывающихся возможностей в совершаемых по собственной воле действиях (проявление себя как субъекта слагающих совершаемого «здесь и теперь» действия); - принятие ответственного решения о завершении действия (проявление себя как первопричины, субъекта окончания действия); - оценка результата как личностно значимого новообразования, детерминированного собственной активностью (проявление себя как субъекта состоявшегося действия). В отсутствии какой-либо из указанных стадий человек будет считать себя объектом психолого-педагогических манипуляций, которые совершались без учета его желания или даже вопреки его намерениям. В итоге он может даже отказаться от использования приобретенного опыта под предлогом его малоценности. Обнаружив подобные реакции, педагог и психолог должны определить, какая из перечисленных стадий была пропущена, подготовить и провести соответствующие коррекционные процедуры. Для содействия осознанному и ответственному преобразованию человеком своего личного опыта педагог должен обеспечить особые условия: каждый участник данного вида субъектогенетически ориентированной практики должен осознать то, как именно им был достигнут данный конкретный результат (ретроспективный акт рефлексии), а также осознать свои новые возможностей (проспективный акт рефлексии). Существенному повышению эффективности субъектогенетичеки ориентированной психолого-педагогической практики способствует обнаружение человеком, осознание им новых возможностей для использования уже имеющихся у него навыков и формирование ответственного отношения к этим своим возможностям. Высокий диагностический потенциал песочного моделирования проявляется уже на этапе формирования ландшафта и отбора фигурок для будущей композиции. Существенные условия и факторы клиент метафорически обозначает для себя тем, что он выбирает, от чего отказывается, что сам в композиции изменяет, и как это все комментирует. Заложенные во всем этом метафоры подчеркивают субъективно значимые аспекты проблемной ситуации, а используемый сюжет отражает представления клиента о существенных для него обстоятельствах. В результате клиент с успехом проходит те стадии субъектогенетического цикла, которые связаны с успешным целеполаганием, на которых у человека складывается восприятие себя как полноценного автора сформулированного им образа желаемого для себя будущего [1, 6-9, 12-16, 23, 24, 27-32]. Так как обычно в распоряжении клиента находятся сотни фигурок, то ему приходится многократно решать задачу на соответствие образа значимому содержанию. Ограниченность пространства песочницы и времени построения композиции побуждают его к выбору именно инвариантных составляющих схемы ориентировки в рассматриваемой ситуации. Отсюда и то особое отношение к песочной композиции, которое клиенты описывают как появление чего-то значимого, как концентрированное и целостное отображение очень важных находок. Поэтому не случайно подавляющее большинство клиентов стремятся сфотографировать и сохранить для себя построенную ими на песке картину. Работа с песочной композицией выполняет роль инструмента реализации принципа «здесь и сейчас». Такой способ ориентации на актуальное настоящее одновременно демонстрирует то, как оно связано для клиента с прошлым, и то, какое отношение композиция имеет к образу возможного будущего. Постижение таких связей - один из источников переживания происходящего как чего-то важного, безусловно ценного. Клиенты часто описывают это как внезапного расширение границ своего видения ситуации, что, по сути, относится к разряду неоднократно описанного нами такого субъектогенетического эффекта, как «комбинаторный рост возможностей» [1, 6-9]. Опора на материализованные образы облегчает клиенту понимание того, в какой части он в состоянии влиять на свое будущее, а что находится за пределами его целенаправленных воздействий. Описывая подобные результаты в песочном моделировании, клиенты иногда образно сравнивают полученный ими опыт с более ярким пониманием того, где и в какой части они воспринимают себя как «хозяев», а где - как людей, которые втянуты в ситуацию помимо их воли. Метафорическое представление проблемы и возможных путей ее разрешения в виде песочной композиции помогает клиенту моделировать возможные варианты развития будущих событий. Подобные композиции способствуют фиксации внимания на отдельных деталях и облегчают осознание значимых взаимосвязей событий и явлений. Зафиксированные на песке схемы ориентировки упрощают осмысление различных путей жизнедеятельности и выполняют роль орудий мышления, направленных на поиск оптимальных форм поведения. Проигрывая в ходе песочного моделирования эти формы поведения, клиент фактически занимается репетицией своей успешной деятельности в будущем. Так создается более надежное снование для успешного прохождения клиентом стадии целереализации, без которой не обходится ни один субъектогенетический цикл [1-9, 12-16, 22-24, 26-30]. Как правило, большинство взрослых клиентов буквально в считанные минуты втягиваются в процесс построения песочной композиции, отмечая неожиданную для них самих легкость отображения своих представлений относительно обсуждаемой ситуации. Вероятно, именно в связи с возможностью вынести во внешний план части содержания интуитивных представлений о ситуации, опора на внешние носители подобного рода информации - это и есть основная причина такой «легкости». Манипулирование с отдельными фрагментами композиции облегчает процесс моделирования различных вариантов возможного будущего, т.к. они создают опору для фиксации внимания на наиболее существенных признаках ключевых факторов решаемой проблемы. Средства и процедура создания песочной композиции облегчает выбор приоритетов, помогает уточнить контекст, стимулирует поиск новых образов возможного будущего. Огромное число возможных сочетаний фигурок, ландшафта, сюжет песочных композиций помогают преодолеть фиксацию человека на малопривлекательных вариантах решения проблемы, которые он однажды счел для себя единственно возможными. Особую роль здесь также играют и то, что было выбрано, и то, что было интуитивно отвергнуто, как неприемлемое отображение и происходящего, и возможного. Облегчает поиск возможных решений и то, что в отличие от рациональных форм моделирования, для создания метафорической композиции, логического обоснования от клиента не требуется. Здесь «дух творит как хочет». Можно без излишней цензуры подобрать такие фигурки, их расположение, ландшафт, которые интуитивно наиболее приемлемы. Опорой для клиента становится именно чувство интуитивной компетентности. Его формированию способствует даже перебор фигурок на этапе предварительного отбора персонажей для создаваемой композиции. Такой перебор запускает создание множества сюжетов развития событий. Важно отметить, что в этот момент клиент решает вопрос не о пригодности фигурки в эстетическом плане. Здесь человек через метафорический образ персонажа каждый раз уже на подсознательном уровне проигрывает возможные варианты развития сюжета. Решая для себя «подходит - не подходит» фигурка, фрагмент композиции или данный ландшафт, клиент из интуитивно проигрываемых сценариев выбирает тот, который станет метафорой наилучшего выхода из проблемной ситуации. То, что это действительно чрезвычайно значимый выбор, показывает и поразительная стойкость воспоминаний осознанных композиций. Клиенты могут без труда вспомнить и сам сюжет, и множество деталей своих композиций, спустя месяцы и даже годы после их построения (даже если на это у них ушло несколько минут). Песочное моделирование - метод, обладающий и значительной экзистенциальной глубиной, и высоким уровнем психологической безопасности для личности. Каждая композиция отражает не только возможные поведенческие алгоритмы, но и стоящую за ним систему персональных ценностей. Человек без труда ощущает тот аксеологический контекст, в котором развернута композиция. Воспринимая себя ее автором, клиент уточняет совершаемый им ценностный выбор. При этом человек чувствует, что этот выбор включает не только картину на песке, но и бесчисленное множество отклоненных им сюжетов (и стоящих за ними других ценностных состояний), которые были отвергнуты в ходе отбора фигур, их расстановки и преобразований ландшафта. Многозначность трактовки созданной композиции и необязательность детальных пояснений позволяют самому клиенту варьировать степень конфиденциальности предъявляемого им содержания своего внутреннего мира. Отсутствие строгой необходимости для консультанта давать интерпретации песочным композициям также повышают уровень защищенности клиента. Персонологический статус элементов песочной композиции позволяет определить не только то, как клиент ее создавал. Очень важно и то, как он ее демонтировал. Практика показывает, что наиболее значимые фигуры автор удаляет в самую последнюю очередь. Конечно, важно чтобы консультант понимал степень значимости различных элементов схемы ориентировки клиента в моделируемой им ситуации. Но еще важнее, что подобный демонтаж позволяет еще раз уточнить значимость различных элементов схемы ориентировки самому клиенту. Такой демонтаж - это еще и важный этап интериоризации схемы ориентировки ситуации, который теперь уже содержит и план решения рассмотренной проблемы. Для добросовестного исследователя вполне естественным будет вопрос о степени значимости выбираемых для композиции фигур и о соответствии сюжетов жизненным сценариям клиентов. В связи с этим стоит упомянуть уже опубликованные нами ранее результаты применения в работе с айтрекером визуально-вербального семантического дифференциала [8, 9, 17, 20-22]. Нами было обнаружено, что непроизвольная самоидентификация с определенными вербальными характеристиками личности и с их графическими олицетворениями без труда фиксируются на уровне физических параметров взора. Так, эти характеристики для собственных изображений испытуемых (число фиксаций на изображении, общее время пребывания в зоне его размещения) имеют высокую положительную корреляцию с аналогичными параметрами для изображений, которые отвечают метафорическому описанию его личности. Физические параметры взгляда, обращенного на противоречащие самоидентификации образы, имеют выраженную отрицательную корреляцию с параметрами процесса рассматривания собственных изображений [20-22]. Для оценки значимости создаваемого на песке сюжета также важны обнаруженные нами при работе с айтрекером множественные проявления надситуативной активности. Так, в работах нами описаны смена дискусра, внутренние переформулирования испытуемыми решаемой задачи с учетом того, что они сами считают для себя наиболее значимым. Это повышает значимость воспроизводимых в песочных композициях сюжетов, которые мы наблюдали и по прошествии большого промежутка времени, и при выполнении одним и тем же испытуемым нескольких разноплановых задач. Только словесные описания путей решений проблемы представляют собой фиксацию схемы ориентировки предполагаемых действий в виде суксессивных кодов. Отражающее такое решение целостная композиция - важный этап осознанного и осмысленного перехода к схемам ориентировки в виде симультанных кодов. Это, как нами было показано ранее [10, 11, 25], представляется особенно важным из-за фиксируемого многими исследователями эффектов клипового сознания современной молодежи. Как нами уже было отмечено в указанных публикациях, феномен клипового сознания представляет собой естественную реакцию на стремительно увеличивающийся поток информации. При определенных условиях такая способность видеть целостную картину позволяет быстро ориентироваться в различных ситуациях и может быть с успехом использована для повышения эффективности в различных видах обучения [1-3, 6-9, 16, 25]. Поэтому неслучайно многие испытуемые как важный результат песочного моделирования отмечают возникшее у них целостное видение ситуации. Многие указывают, что подобное видение одновременно содержит понятную им картину прошлого, существенные фрагменты настоящего и важные ориентиры для достижения желаемого будущего. Таким образом, мы по сути имеем явные признаки успешного прохождения клиентами завершающего этапа полного цикла субъектогенеза, детально описанного нами и проиллюстрированного на многочисленных примерах из различных сфер психолого-педагогической практики [1-9, 12-16, 18-32].

Научные конференции

 

(c) Архив публикаций научного журнала. Полное или частичное копирование материалов сайта возможно только с письменного разрешения администрации, а также с указанием прямой активной ссылки на источник.