К ВОПРОСУ О ПОРЯДКЕ ПРОИЗВОДСТВА СУДЕБНОЙ ЭКСПЕРТИЗЫ В РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ Калюжная А.Д.

Башкирский государственный университет


Номер: 7-4
Год: 2016
Страницы: 58-59
Журнал: Актуальные проблемы гуманитарных и естественных наук

Ключевые слова

Просмотр статьи

⛔️ (обновите страницу, если статья не отобразилась)

Аннотация к статье

Текст научной статьи

Производство судебной экспертизы - познавательная деятельность эксперта, которая заключается в проведении им исследования объекта экспертизы, основанного на использовании своих специальных знаний, а также научно разработанных методов, методик и технических средств. Производство судебных экспертиз должно осуществляться при соблюдении прав и ответственности субъектов производства судебных экспертиз, прав участников уголовного процесса, присутствующих при производстве судебных экспертиз и порядка предоставления материалов экспертизы и подготовки заключения эксперта. Анализ норм Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации (далее - УПК РФ), регламентирующих производство судебной экспертизы, показывает, что процессуальное нормирование использования специальных знаний в действующем уголовном судопроизводстве не отвечает основным постулатам состязательного процесса, а также интересам потерпевшего, как одного из важных субъектов этой деятельности. [4, 10-14]. Существенным недостатком процессуальной регламентации производства судебной экспертизы, на наш взгляд, является то, что потерпевший значительно ограничен в участии и влиянии на ее проведение. Права подозреваемого и обвиняемого значительно шире, чем права потерпевшего. Например, представители стороны обвинения имеют право знакомиться с постановлением о назначении экспертизы, при этом на следователя возложена обязанность разъяснить им дополнительные права, которые могут возникнуть в связи с производством данного следственного действия. В.Т. Томин и М.П. Поляков считают, что не будет нарушением закона, если следователь по конкретному делу в целях установления баланса между процессуальными статусами стороны защиты и стороны обвинения предоставит потерпевшему и его представителю те же процессуальные права, которые указаны в ч. 1 ст. 198 УПК РФ для подозреваемого, обвиняемого и их защитников. [5]. Конечно, следователь не обязан, но вправе это сделать. Рассматриваемая ситуация является нелогичной и в плане того, что потерпевший остается в неведении о назначенной судебной экспертизе, в то время как представители противоположной стороны об этом уведомлены. Мы считаем, что в данном случае должно существовать четкое законодательное установление, которое будет направлено на обеспечение прав и законных интересов потерпевшего. Такие предложения имеются. Например, они содержатся в законопроекте «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в целях совершенствования прав потерпевших в уголовном судопроизводстве». [3]. Однако мы их оцениваем как весьма лаконичные и неспособные полностью разрешить рассматриваемую проблему. Обращаясь к практике производства судебных экспертиз, мы выявили ряд проблем. Первой проблемой является то, что ознакомление с постановлением о назначении судебной экспертизы не всегда является своевременным. Например, в кассационном определении было указанно, что нельзя признать верным решение суда об исключении из числа доказательств заключение эксперта по результатам судебно-технической экспертизы документов - счетов-фактур и товарных накладных в связи с несвоевременностью ознакомления обвиняемого и защитника с постановлением о назначении экспертизы. [1]. Второй проблемой является недопустимость доказательств. В кассационном определении было замечено, что даты подписки и производства экспертиз не совпадали. Также был сделан акцент на невозможность использования в качестве доказательства оглашенных показаний свидетелей Д. и Ф., поскольку материалы дела в отношении данных лиц выделены в отдельное производство. В дополнении к кассационной жалобе была ссылка не необоснованное отклонение судом ходатайства о вызове для допроса непосредственно в судебном заседании эксперта, проводившего физико-химические исследования, для устранения возникающих сомнений относительно исследования содержимого изъятых по делу упаковок наркотических средств. [2]. Следующей проблемой является то, что вывод в заключении эксперта в какой-то части может не соответствовать поставленным перед ним вопросам. Эксперты обращают внимание на то, что дальнейшее производство судебной экспертизы при таких вопросах становится затруднительным и ответы на такие вопросы в большинстве случаев являются некорректными. Это объясняется тем, что эксперты, проводившие судебную экспертизу, прочитав безграмотный вопрос, приходят в недоумение от того, что же от них вообще хотели, и в дальнейшем им самим приходится додумывать, как же правильно должен был звучать вопрос. Следовательно, мы пришли к тому, что вывод в заключении эксперта может не соответствовать поставленным перед ним вопросам из-за их неправильной формулировки. Таким образом, приведенные данные практики производства судебных экспертиз свидетельствуют о том, что органы предварительного расследования не принимают должным образом мер к установлению и исследованию в ходе дознания и следствия по уголовным делам всех обстоятельств, необходимых для дачи экспертом заключения. Неправильно и неграмотно сформулированные вопросы, поставленные перед экспертом, при дальнейшем рассмотрении дела приводят к назначению дополнительных и повторных экспертиз, а в целом негативно сказываются на сроках и качестве предварительного расследования. Следовательно, производство судебной экспертизы - важнейшее следственное действие, так как сама экспертиза является каналом, через который самые современные достижения науки удается использовать для решения задач уголовного судопроизводства.

Научные конференции

 

(c) Архив публикаций научного журнала. Полное или частичное копирование материалов сайта возможно только с письменного разрешения администрации, а также с указанием прямой активной ссылки на источник.