К ВОПРОСУ ОНТОЛОГИЧЕСКИХ ХАРАКТЕРИСТИК ПЕРЕМЕЩЕНИЯ В ПРОСТРАНСТВЕ, ОТРАЖАЕМЫХ В ЯЗЫКОВЫХ ЕДИНИЦАХ В РУССКОМ И ПЕРСИДСКОМ ЯЗЫКАХ: СПОСОБ ПЕРЕМЕЩЕНИЯ Набати Ш.,Башири С.А.

Гилянский университет (university of Guilan), Исламская республика Иран


Номер: 9-1
Год: 2016
Страницы: 135-138
Журнал: Актуальные проблемы гуманитарных и естественных наук

Ключевые слова

онтологические характеристики, пространство, русский язык, персидский язык, ontological characteristics, space, Russian language, Persian language

Просмотр статьи

⛔️ (обновите страницу, если статья не отобразилась)

Аннотация к статье

В статье анализируются онтологические характеристики перемещения в пространстве в русском и персидском языках, способ перемещения человека в разных типах среды, а также сопоставляются неблизкородственные языки (русский и персидский), которые, относятся к разным типам языков: синтетическому (русский язык) и аналитическому (персидский язык).

Текст научной статьи

Деятельность человека носит динамический характер, соответственно, важную роль в концептуальной картине мира играют процессы и события, которые имеют место в действительности. Учитывая всю значимость процессуального аспекта в жизни общества, несомненным является отражение этого факта в языке в виде лексических единиц. Согласно Е.С. Кубряковой, «слово способно репрезентировать и заменять в сознании человека определенный осмысленный им фрагмент действительности, возбуждать в мозгу связанные с ним знания и оперировать этим фрагментом действительности в процессах мыслительной и речемыслительной деятельности» [1, 112]. Одной из базовых категорий, представленных в языках мира, выступает категория движения. Движение как важнейшая характеристика окружающего мира издавна является объектом научного исследования, на протяжении веков привлекая к себе внимание ученых. С древнейших времен философы стремятся постичь сущность движения, его связь с понятием материи и формами ее организации, с категориями пространства и времени. Многочисленные дискуссии по вопросам движения, пространства, времени и непрекращающиеся споры по поводу абсолютности или относительности данных категорий раскрывают сложность определения движения. Уже в трудах Аристотеля движение трактуется прежде всего, как изменение или «потенция, ставшая актуальной» [2]. По мнению Аристотеля, движение возникает благодаря природе самого движущегося тела, а не является следствием необходимой сверхъестественной силы. Таким образом, становится возможным связать способ движения с конкретным объектом, его формой и другими свойствами. Антагонистом Аристотеля является Декарт, утверждавший, что ни один человек не способен понять определение движения, данное Аристотелем, и в то же время все знают, что такое движение. По мнению Декарта, движение есть не что иное, как действие, благодаря которому тело перемещается из одной точки пространства в другую его точку [3]. Уже из данных определений вытекает, что движение представляет собой перемещение некоего объекта в пространстве и это перемещение зависит от конкретных свойств объекта. Очевидно, что сущность движения заключается в перемещении, вследствие чего для обозначения данного процесса исследователями часто используются оба термина как синонимичные (об их разграничении см. ниже). Иранских мыслителей также интересовали вопросы движения. Опираясь на труды своих предшественников, они попытались не только дать определение различным видам движения, но и разработать их классификацию. Подчеркивая идею о том, что движение представляет собой постоянное изменение, которое претерпевает объект в пространстве, и зависимость движения от времени, ученые выделяют: 1) изменение положения объекта в пространстве; 2) изменение его формы и количественных характеристик; 3) путь объекта от потенциального состояния к актуальному; 4) метаморфозу и переход объекта из одного состояния в другое; 5) изменение в размерах объекта [4, 219; 5, 307]. Не ставя перед собой задачи даже вкратце охватить всю проблематику, связанную с исследованием движения, и осветить многочисленные аспекты и стороны этого феномена, отметим, что лингвисты также активно интересуются вопросами движения, в частности, его репрезентацией в языке. Начатый еще в глубокой древности анализ языковых единиц, обозначающих движение, продолжает оставаться одним из актуальных направлений современной лингвистики и привлекает пристальное внимание исследователей. Учёные, особенно когнитологи, изучают разные аспекты репрезентации категории движения в языке, в частности то, как в разных языках обозначается перемещение в пространстве, какие стороны этого явления фиксируются в семантике языковых единиц. Не случайно, что в когнитивно ориентированных работах языковые способы выражения движения оказываются в центре анализа, а в исследованиях семантики языковых единиц, его репрезентирующих, первоочередной является задача установить, какие характеристики движения фиксируются в значениях языковых единиц разных типов, запечатлеваясь в языковой системе, а что предстает как второстепенное и не требующее акцентуации. Как показывают результаты экспериментов, несмотря на межъязыковые различия в кодировании движения, в различных языковых сообществах те стороны или аспекты движения, которые характеризуются активностью или заметной частотой, находят близкие или идентичные способы выражения. В то же время психологами было сделано наблюдение, что в ситуации нетождественных представлений движения в разных языковых коллективах и вытекающих из них семантических различий языковых единиц в целях передачи соответствующих форм движения используются разнообразные языковые средства [6, 61]. В этой связи особенно актуальным и многообещающим является сопоставление неблизкородственных языков, таких, например, как русский и персидский, которые, будучи языками индоевропейской семьи, относятся тем не менее к разным типам языков: синтетическому (русский язык) и аналитическому (персидский язык), что делает их сопоставление еще более привлекательным. Следует отметить, что основным средством обозначения движения, или перемещения, в многих языках, особенно индоевропейских, являются глаголы, которые и выступают наиболее часто объектом лингвистического анализа. Именно этим обусловлен выбор глаголов движения, или перемещения, как объекта нашего диссертационного исследования, целью которого является определение их семантических свойств и межъязыковой корреляции. В широком смысле к глаголам движения, или перемещения принадлежат любые лексемы, обозначающие изменение местоположения субъекта или объекта в пространстве при определенном пути следования [7, 21]. В русском языке к ним можно отнести парные глаголы (идти - ходить, вести - водить), а также непарные глаголы, обозначающие особый способ движения субъекта (ковылять) или перемещение объекта в пространстве (двигать). Любое механическое перемещение происходит в определенной среде, которую можно считать необходимым условием перемещения. Данный семантический признак входит в значения почти всех глаголов перемещения. В зависимости от того, перемещение в какой среде - по земле (твердой поверхности), в воде (жидкой среде) или в воздухе - обозначают глаголы, они разделяются на три группы. Неразрывная связь перемещения в той или иной среде со способом, а также со средством перемещения требует их рассмотрения как взаимосвязанных характеристик, детерминируемых в свою очередь онтологическими свойствами перемещения. Способность активно перемещаться в пространстве является важной особенностью человека и животных, отличающих эти живые существа от растений, называемой в науке «локомоцией» [8, 764]. Анализ семантики глаголов перемещения показывает, что подавляющее большинство из них обозначает перемещение человека, поэтому дальше мы будем определять онтологические характеристики перемещения, связанные, прежде всего, с человеком. Перемещение человека по земле можно в самом общем виде рассматривать как особый способ взаимодействия с пространством, обусловленный его физиологией. Оба эти компонента - пространство, вернее некоторые его свойства, и физиологические особенности человека - находят фиксацию в семантике глаголов. Категории пространства, как и физиологические особенности человека, не являются объектом собственно лингвистических изысканий. Лингвисты, исследуя способы отражения знаний о пространстве в языке, используют данные таких наук, как философия, физика, геометрия, механика, физиология, психология и др. [9]. Важнейшей из характеристик пространства является трехмерность. Установлено, что, в отличие от трех измерений пространства, различаемых в физике, - длина, ширина и высота, - трехмерность, отраженная в языке, определяется строением человеческого тела, откуда вытекают измерения, отличающиеся от выше названных. В лингвистике общепринятым стал постулат о том, что измерения пространства, отраженные в языке, выводятся на ином основании, а именно: исходя из ориентации человека по трем осям: вертикали «верх - низ», первой горизонтали «спереди - сзади» и второй горизонтали «слева - справа» [9;10]. Вертикаль «верх - низ» является абсолютной, поскольку задается гравитацией Земли. Человек обладает ингерентной ориентацией по вертикали: с каждым из векторов связана определенная часть тела человека и ее наименование (ср.: верх - голова, низ - ноги). Ингерентная ориентация человека по вертикали может как совпадать, так и не совпадать с абсолютной вертикалью. В случае совпадения говорят о канонической ориентации по вертикали. В языках, в том числе и в русском, и в персидском, есть специальные глаголы, обозначающие каноническое положение (стоять /ایستادن истадан) и отклонение от него (лежать /خوابیدن хабидан, درازکشیدنдераз кешидан). Первая горизонталь «спереди - сзади» связана со строением тела человека: передняя сторона - функциональная, здесь расположена значительная часть органов, обеспечивающих восприятие, в том числе и важнейшее для ориентации в пространстве - зрительное [цит. по 9]. Тыльная сторона определяется по отношению к передней - это противоположная ей сторона. Для обозначения векторов этой горизонтали в русском и персидском языках также существуют лексические единицы, в частности существительные, например, перед /جلو джоло, лицо /رو ру, тыл / عقب агаб, спина / پشت пошт. Вторая горизонталь не обнаруживает видимой связи со строением человеческого тела, она определяется разной функциональной нагруженностью левой и правой сторон. Для ее обозначения и в русском, и в персидском языках существуют не только языковые единицы, обозначающие ее полюса (слева / از سمت چپ аз састе чап, справа / از سمت راستаз самте раст), но и конструкции, нейтральные по отношению к ним (например, сбоку от / از پهلوی аз паhлуе). Эти характеристики пространства определяют способ перемещения. Перемещение человека по земле осуществляется в норме в каноническом положении, т.е. вертикально, в направлении, определяемом его фронтальной стороной. Именно такое положение в пространстве подразумевается при перемещении, которое обозначается глаголом идти. Если рассматривать возможности отклонения от канонического положения при перемещении, становится очевидным, что возможные отклонения касаются, прежде всего, вертикали: человек может активно перемещаться, находясь как в вертикальном, так и в горизонтальном положении. Эта возможность находит отражение и в языке в семантике таких глаголов, как ползти и лезть. (Интересно, что отклонение от канонического направления перемещения, определяемого горизонталью, фиксируется в семантике русского глагола пятиться и его персидского эквивалента عقب عقب رفتن агаб агаб рафтан, которые вследствие введенных ограничений материала не рассматриваются в нашем исследовании). Глагол идти не случайно рассматривается практически всеми лингвистами в качестве центрального для семантической группы глаголов перемещения в русском языке: он обозначает способ перемещения человека в норме, при этом понятие нормы в этом отношении не исчерпывается только лишь каноническим положением человека. Перемещение подразумевает и определенное взаимодействие со средой, которое обусловлено физиологией человека. Естественной средой обитания, а значит и перемещения человека, является поверхность земли, т.е. земля представляет твердую опору для перемещения. Ходьба - перемещение по земле, обозначаемое глаголом идти, - определяется как «разновидность двуногого передвижения, при котором опора на одну ногу циклично сменяется двуопорным периодом, а затем опорой на другую ногу. При ходьбе контакт с опорой не теряется, в отличие от бега, при котором двуопорные периоды заменяются отрывом от опоры обеих ног - периодом полета» [11]. Как следует из этого определения, именно характер контакта ног с опорой отличает ходьбу от бега, а, следовательно, по этому критерию можно разграничить и семантику таких глаголов, как идти, бегать, прыгать. Таким образом, отметим еще раз, что релевантными для семантики бесприставочных глаголов перемещения оказываются каноническое положение человека в пространстве, а также особенности контакта нога с опорой.

Научные конференции

 

(c) Архив публикаций научного журнала. Полное или частичное копирование материалов сайта возможно только с письменного разрешения администрации, а также с указанием прямой активной ссылки на источник.