ДЕЛЕНИЕ СОЦИАЛЬНЫХ ОТКЛОНЕНИЙ НА ПРЕСТУПЛЕНИЯ И АДМИНИСТРАТИВНЫЕ ПРАВОНАРУШЕНИЯ В ОТЕЧЕСТВЕННОМ ПРАВЕ Канунникова Н.Г.

Краснодарский университет МВД России


Номер: 9-1
Год: 2016
Страницы: 160-62
Журнал: Актуальные проблемы гуманитарных и естественных наук

Ключевые слова

преступление, административное правонарушение, латентность, предупреждение, особенности, отечественное право, crime, the administrative offense, latency, warning, especially domestic law

Просмотр статьи

⛔️ (обновите страницу, если статья не отобразилась)

Аннотация к статье

В статье с помощью сравнительно-исторического метода исследования, анализируются теоретические аспекты преступлений и административных правонарушений, их признаков и особенностей.

Текст научной статьи

Актуальность тематики статьи трудно переоценить, поскольку очевидным остается факт роста противоправных деяний особенно административной направленности. Как известно, на преступность влияют около 300 факторов, среди которых довольно существенным является распространенность правонарушений, наказывающихся в административном порядке на основании положений Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях. Особенность и специфика административных правонарушений заключаются в их латентности, которая имеет более широкие масштабы распространения, чем латентность преступлений. Это, несомненно, порождает бурные дискуссии в научной среде, связанные с предметом разграничения данных правовых институтов, основанном на их специфических признаках и особенностях, вытекающих из исторических предпосылок. Российские ученые отмечают, что деление социальных отклонений на преступления и административные правонарушения весьма условно[1, 94-95]. На это было давно обращено внимание отечественного права. Первые полицейские наказания, отличные от уголовных и налагаемые без производства следствия и суда, появились в период царствования Екатерины II. В 1782 году издается Устав благочиния, или полицейский, по которому в городах учреждался новый полицейский орган - Управа благочиния, осуществлявшая функции обеспечения правопорядка на территории России. Полиция становится все более военизированным формированием, несмотря на то, что, по сути, она решает задачи, связанные с обеспечением гражданской деятельности[2, 26]. 15 августа 1845 года указом императора Николая I было утверждено Уложение о наказаниях уголовных и исправительных, введенное в действие с 1 мая 1846 года. Согласно Высочайшей воле Николая I, авторы законопроекта должны были «не созидать нового уложения по началам науки, а только привести в надлежащее между собой соглашение разнородные части посредством исправления отдельных, но на одинаковых началах и, так сказать в одном духе»[3, 117]. В Уложении содержались следующие определения преступления и проступка: «Всякое нарушение закона, через которое посягается на неприкосновенность прав власти верховной и установленных ею властей, или же на право, или безопасность общества, или частных лиц, есть преступление; нарушение правил, предписанных для охранения определенных законами прав и общественной или личной безопасности или пользы, именуется проступком»[4, 105,108,110]. К исправительным наказаниям относились: лишение всех особенных прав и преимуществ и ссылка в Сибирь, отдача в исправительные арестантские отделения, ссылка в другие губернии, заключение в тюрьме, в крепости, арест, выговор в присутствии суда, замечания и внушения, сделанные судом или должностным лицом, денежные взыскания. Лишение всех особенных прав и преимуществ заключалось в лишении почетных титулов, дворянства, чинов, знаков отличия, права поступать на службу, записываться в гильдии, быть свидетелем и опекуном. Применялось также частичное лишение некоторых прав и преимуществ. В Уголовном Уложении 1903 года противоправные деяния подразделялись на: тяжкие преступления, за которые в законе определены как высшее наказание смертная казнь, каторга, ссылка на поселение; преступления, за которые устанавливалось в качестве наиболее сурового наказания заключение в исправительный дом, крепость или тюрьму; проступки, влекущие за собой наказания, самое суровое из которых - арест или денежная пеня[5, 105-106]. Отдельные положения из истории Уголовного уложения 1903 года имеются в лекциях по уголовному праву профессоров Н.С. Таганцева, И.Я.Фойницкого, П.П. Пусторослева[6]. Из специальных же монографических работ можно назвать труды таких ученых, как: В.В. Есипов «Уголовное Уложение 1903 года, его характер и содержание», Г.Г. Евангулов «Уголовное Уложение», И.Г. Щегловитов «Новое уголовное уложение», А.Д. Марголин «Основные черты нового уголовного Уложения», А.К. Фон-Резон «Уголовное Уложение»[7]. В этих работах содержится анализ нового уголовного закона методом формально-юридического сопоставления норм Уложения о наказаниях 1845 года с нормами Уголовного уложения 1903 года. Если обратиться к зарубежному законодательству можно узнать, что Уголовный кодекс Франции в ст. 111-1 подразделяет противоправные деяния административной направленности на проступки (elist) и правонарушения (contraventions). Причем проступки устанавливаются законодательной частью Уголовного кодекса, а правонарушения - регламентарной частью Кодекса, принятой декретом Правительства Франции (ст. 111-2)[8, 28]. За проступки предусмотрены исправительные наказания (тюремное заключение на срок от двух месяцев до 10 лет, штраф, «штрафной день», работа в общественном интересе и другие), а за правонарушения - полицейские (штраф до 3000 евро, временное прекращение разрешения на управление транспортным средством на срок до 1 года, конфискация оружия, лишение права охоты без права возобновления, запрет на использование транспортного средства на срок до 6 месяцев, запрет на срок до 1 года на использование кредитных карт и чеков и др.). Уголовный кодекс штата Нью-Йорк различает четыре вида посягательств: фелонии и мисдиминоры, нарушения, дорожные проступки. Причем фелонии и мисдиминоры относятся к преступлениям, а нарушения и дорожные проступки не являются преступными деяниями. За совершение нарушения налагается наказание в виде тюремного заключения на срок до 15 дней или штраф[9, 119-120]. Результатом реформирования административно-деликтного законодательства в странах Прибалтики стал отказ от системы мер административной ответственности как автономной. Например, в Эстонии меры административной ответственности введены в систему «пенитенциарных наказаний», куда вошли и меры уголовно-правового характера[10, 25]. Проблема административных правонарушений, их деления на виды, борьбы с ними не обошла стороной и российскую науку административного права. Отечественные ученые-юристы в конце 1960-х - начале 1970-х годов предлагали разработать и принять Кодекс проступков, за которые были бы предусмотрены кратковременное лишение свободы или наказания, не связанные с лишением свободы[11]. Однако идея его разработки не нашла поддержки в научной среде. По мнению В.Ф. Дружининой и А.П. Клюшниченко, эта проблема была решена Указом Президиума Верховного Совета СССР от 8 февраля 1977 г., который ограничился квалификацией деяний как административных проступков при отягчающих обстоятельствах и наложением за них «… административных взысканий в повышенном размере»[12, 133-134; 65,66]. В современном российском праве проблема борьбы с административными правонарушениями с материально-правовой точки зрения и с позиций наказуемости является весьма острой в административном законодательстве[13, 17-20; 29-32]. Правонарушения нельзя победить, осуществляя борьбу только непосредственно с ними, не воздействуя на причины, их порождающие, но существенно уменьшить их число можно, а для правоохранительных органов - должно. Очевиден факт того, что число вредных и опасных для общества деяний заметно возросло, если бы они не преследовались по закону, или за них были бы установлены неэффективные санкции. Именно поэтому, по своему содержанию меры, предусмотренные такими санкциями, должны иметь целью, в первую очередь, исправление и перевоспитание правонарушителей, предупреждение совершения новых правонарушений ими (частная превенция) и иными лицами (общая превенция)[14, 470]. Ликвидация административных правонарушений - конкретная практическая задача, стоящая перед органами государственного управления, органами внутренних дел, общественными организациями, всем государством. Это объясняется тем, что активная борьба с административными правонарушениями имеет важное государственное значение в силу следующих факторов: несмотря на то, что ущерб от отдельно взятого административного правонарушения, как правило, намного меньше, чем от преступления, суммарный вред их совершения весьма значителен; борьба с административными правонарушениями, особенно с такими, которые близко стоят к преступлениям, имеет существенное значение для профилактики уголовных преступлений.

Научные конференции

 

(c) Архив публикаций научного журнала. Полное или частичное копирование материалов сайта возможно только с письменного разрешения администрации, а также с указанием прямой активной ссылки на источник.