ПОНЯТИЕ И ГЕНЕЗИС ПОЛИТИЧЕСКОГО ДИСКУРСА Ермакова А.В.

ГАОУ ВО МГПУ города Москвы


Номер: 9-2
Год: 2016
Страницы: 10-13
Журнал: Актуальные проблемы гуманитарных и естественных наук

Ключевые слова

Просмотр статьи

⛔️ (обновите страницу, если статья не отобразилась)

Аннотация к статье

Текст научной статьи

Изучением политического дискурса занимается сравнительно новая научная дисциплина - политическая лингвистика, или лингвополитология. Данная дисциплина представляет собой лингвистическую отрасль, возникшую на точке соприкосновения двух самостоятельных наук - лингвистики и политологии, а также тесно связанную с другими современными лингвистическими дисциплинами. Прежде чем остановиться на понятии политический дискурс, мы считаем необходимым рассмотреть следующие ключевые термины: дискурс, политика, политическая коммуникация. Дискурс - целенаправленное действие, которое зависит от экстралингвистических факторов; действие, представленное в лингвистическом плане и способное оказать влияние на сознание участников коммуникации. Дискурс - в самом широком смысле, как всякое высказывание, предполагающее говорящего и слушающего и намерение первого определенным образом воздействовать на второго [1,279]. Данное определение позволяет сделать вывод о том, что в политическом дискурсе, как и в любом другом, происходит наслоение специфического содержания на смысл дискурса. Для того чтобы непосредственно перейти к политическому дискурсу, необходимо рассмотреть сущность политики. Как правило, под политикой понимается: • наука; • искусство; • сфера деятельности; • особый вид социальной коммуникации [6]. Данные аспекты объединены целями государства. Так, политика как наука изучает условия и средства осуществления целей государства; политика как искусство - это средство достижения целей государства, и, наконец, политика, понимаемая как сфера деятельности, распределяет и осуществляет власть внутри государства. Применяя коммуникативный подход, А.Л. Стризое определяет политику как особый вид социальной коммуникации, в центре которой оказывается социально-значимые интересы и цели, и главным образом те, реализация которых связана с самосохранением общества…» [6]. Следовательно, политическая специфика некоторым образом определяет направленность дискурса на осуществление власти. Согласно Е.И. Шейгал политика носит дискурсивный характер. Понимая под политическим дискурсом общение, Е.И. Шейгал отождествляет понятия политический дискурс и политическая коммуникация. Одно из наиболее полных толкований политической коммуникации дано известным французским социологом политики Р.Ж. Шварценбергом. Он определил это понятие как “процесс передачи политической информации, посредством которого информация циркулирует между различными элементами политической системы, а также между политической и социальной системами. Непрерывный процесс обмена информацией осуществляется как между индивидами, так и между управляющими и управляемыми с целью достижения согласия [9,306]”. Политический дискурс - это актуальное использование языка в социально-политической сфере общения и, шире, в публичной сфере общения [4,299]. Основными функциями политического дискурса являются завоевание и удержание власти, всяческое препятствие деятельности политических противников, разъяснение и оценка политической ситуации в обществе, нужных мировоззрений и убеждений [5,34]. Такой подход представляется узким и не охватывающим в полной мере сферу влияний и функционирования политики в обществе. Е.И. Шейгал определяет использование языка политики в качестве инструмента политической власти, основной функции политического дискурса [7,50]. К частным проявлениям этой функции относятся: - функция социального контроля (создание предпосылок для манипулирования общественным сознанием), - функция легитимизации власти (объяснение и оправдание решений относительно распределения власти и общественных ресурсов), - функция воспроизводства власти (укрепление приверженности системе), - функция ориентации (через формулирование целей и проблем, формирование картины политической реальности в сознании социума), - функция социальной солидарности (интеграция в рамках всего социума или отдельных социальных групп), - функция социальной дифференциации (отчуждение социальных групп), - агональная функция (инициирование и разрешение социального конфликта, выражение несогласия и протеста против действия властей), - акциональная функция (проведение политики через мобилизацию или наркотизацию населения: мобилизация состоит в активизации и организации сторонников, наркотизация означает процесс умиротворения и отвлечения внимания населения) [7,36]. Политическую прессу можно рассматривать как информационное обеспечение общества. Содержание политической коммуникации на функциональном уровне можно свести к трем составляющим: формулировка и разъяснение политической позиции, поиск и сплочение сторонников, борьба с противником. Среди основных характеристик политического дискурса следует отметить следующие: 1. Доминирующая роль фактора эмотивности (эмоции способствуют укреплению социальной солидарности и приверженности системе, выступают как мотивационный импульс к речевым действиям, мотивируя как воодушевление, так и вербальную агрессию). 2. Значительный удельный вес фактического общения (в политической коммуникации более важным нередко оказывается не содержание сообщения, а сам факт его произнесения). 3. Смысловая неопределенность, связанная с фантомностью ряда денотатов и фидеистичностью (значимость момента веры как проявление иррациональности политического дискурса). 4. Опосредованность политической коммуникации фактором масс-медиа способствует регулированию дистанции между лидером и массами. 5. Театральность политического дискурса. Необходимость производить впечатление на публику заставляет политиков разрабатывать речевые стратегии и тактики создания привлекательного для публики имиджа. Отмеченные характеристики относятся к универсальным признакам политической коммуникации как институционального типа дискурса. Что касается лингвокультурной специфики политического дискурса, то она прослеживается по трем основным линиям: - национальные особенности политического мира и его вербального отражения, - различия в базовых ценностях культуры, определяющих политические ориентиры, - сложившиеся в том или ином социуме традиции и шаблоны речевого поведения. Соответственно, можно говорить об онтологическом, аксиологическом и структурном аспектах выявления специфического в политическом дискурсе различных лингвокультур. Онтологический аспект предполагает анализ политических реалий. Аксиологический сосредоточен на рассмотрении ценностей, к которым апеллируют участники политического дискурса в целях аргументации и манипуляции. В структурном аспекте выявляются особенности актуализации универсальных жанров политического дискурса, различия в поведенческих стереотипах и стратегиях построения дискурса. Рассматривая язык как определенное миропонимание, Гумбольдт отмечал, что он формируется в ходе длительного процесса познания мира и коллективного взаимодействия. Язык насыщен переживаниями прежних поколений и хранит их живое дыхание [3,223]. По мнению ученого, существующие в политической лексике категории складываются на основе исторического и социокультурного опыта и используются авторами для описания и структурирования окружающего их объективного мира. Помимо рассмотренных языковых явлений в политическом дискурсе присутствуют также и неязыковые средства передачи информации. Следует отметить, что вербально и невербально передаваемая информация воспринимается по-разному. Если вербально представленная информация влияет на сознание индивида рациональным путем, то использование различных паралингвистических средств автоматически переводит восприятие на подсознательный уровень [2,10]. Кроме того, визуально воспринимаемая информация вызывает у адресата большее доверие. Изображение, в отличие от слова, всегда представляющего чей-то интерес или позицию, принимается, как правило, в качестве некоей объективной картинки и не соотносится в сознании адресата с той или иной политической установкой адресанта. Наибольшее внимание исследователей современной визуальности привлекает соотношение словесного и визуального компонентов, в частности, в пределах текстов печатных средств массовой информации. Отбор языковых средств, используемых адресантом для именования различных событий/фактов внеязыковой действительности, позволяет говорить о реализации в тексте определенных дискурсивных стратегий, направленных на конструирование/поддержание образа государства в сознании единичного и/или коллективного адресата. Невербальные средства способствуют более полному раскрытию содержания сообщений, а в ряде случаев и предопределяют результат восприятия фактической информации, передаваемой вербальными средствами, а также ее интерпретацию. В настоящее время большинство самоопределительных концепций индивидов и групп задаются сегодня образами, создаваемыми средствами массовой информации. Например, чувство государственной принадлежности гражданина поддерживается официальной информацией, оперирующей понятиями и символами государственной власти. Природно-географический образ Земли в сознании людей формируется телевизионными фильмами-путешествиями. Известно также, что политическая карта мира для большинства людей заполнена лишь теми странами, о которых чаще всего упоминают средства массовой информации. Иными словами, для массы людей фундаментальные, вечные вопросы человеческого бытия стали осмысливаться в XX веке в образах, создаваемых не искусством, не наукой и даже не религией, но в образах, создаваемых системой современных массовых информационных сетей - сначала на базе газет, плакатов и кино, а позже - радио и телевидении. На наших глазах первенство в массовом репродуцировании постепенно переходит к глобальным компьютерным сетям, которые, по этой логике, тоже должны быть включены в понятие средства массовой информации.

Научные конференции

 

(c) Архив публикаций научного журнала. Полное или частичное копирование материалов сайта возможно только с письменного разрешения администрации, а также с указанием прямой активной ссылки на источник.