ПРОБЛЕМЫ НЕРАВЕНСТВА РЕГИОНАЛЬНОГО РАЗВИТИЯ В КИТАЕ Чимидов С.З.

Транспортная компания «Вэй Чэн», КНР


Номер: 1-1
Год: 2017
Страницы: 147-150
Журнал: Актуальные проблемы гуманитарных и естественных наук

Ключевые слова

Китай, региональная политика, неравенство регионов, China, regional policy, the inequality of the regions

Просмотр статьи

⛔️ (обновите страницу, если статья не отобразилась)

Аннотация к статье

В статье рассматриваются причины возникновения неравенства регионов в экономическом развитии в Китае. Показано, что выравнивание региональной дифференциации является необходимым условием для устойчивого развития страны, а недооценка данной проблемы может повлечь за собой задержку в социально-экономическом развитии. Автор приводит обзор региональной политики с начала периода реформ до настоящего времени, рассматривает проблемы и меры, предпринимаемые руководством страны для их решения в течение данного периода.

Текст научной статьи

На протяжении последних почти 40 лет Китай достиг небывалых успехов в развитии и стал экономической супердержавой, однако, существует ряд внутренних проблем, которые требуют повышенного внимания руководства страны. Дисбаланс в развитии регионов, увеличившийся за эти годы, является серьезной социально-экономической проблемой, и развитие экономически менее развитых западных и внутренних провинций является важнейшей стратегической задачей. В период быстрого экономического роста государство сосредоточилось на развитии приморских регионов, уделяя меньше внимания внутренним и западным территориям, и в итоге вынуждено выравнивать образовавшийся дисбаланс. Мировые кризисы 1997-го и 2008-го года показывают, что несбалансированная экономика неустойчива к кризисам, кроме того, приводит к социальной нестабильности и конфликтам. В течение периода реформ дифференциация между регионами по среднедушевому производству ВРП постоянно возрастала: если в 1979 г. количество регионов со средним по стране среднедушевым ВРП было больше половины - 18 из 31(75-125% от среднедушевого ВРП), то в 2004 г. таких провинций стало всего 6. Регионов со средним значением ВРП<75% стало 16, а регионов со средним ВРП>125% - 9. Налицо увеличившаяся за данный период разница в развитии регионов, из которых самые развитые - приморские, составляющие восточную макрозону. Диспропорция и неравенство в региональном развитии вызвала социальные проблемы и конфликты, мешающие стабильному развитию. Вырос разрыв между уровнем жизни горожан и крестьян. По оценкам Академии социальных наук Китая количество «массовых инцидентов» в 2010 г. превысило 180000, 17,1 % населения считают противоречия между разными районами довольно существенными [6, 110]. Развитие регионов на протяжении всего, почти 40-летнего периода реформ, шло неравномерно. Мао Цзэдун объявил принцип региональной экономической «самодостаточности», что, впоследствии снизило экономическое неравенство между регионами, пользу из чего извлекли, главным образом, сельскохозяйственные регионы, что также способствовало укреплению национальной безопасности КНР в период напряженной политической обстановки. На смену принципу «самодостаточности» Дэн Сяопин провозгласил принцип быстрого экономического роста, основанного на региональных конкурентных преимуществах провинций. Преференции получили те регионы, которые были лучше развиты и обладали лучшей экономической базой. Результатом этой политики стало быстрое развитие восточных и юго-восточных прибрежных территорий страны, где благоприятнее естественно-географические условия и инфраструктура. Первоначально в провинциях Гуандун и Фуцзян были открыты специальные экономические зоны (СЭЗ), а затем и еще 14 свободных зон в прибрежных городах, где инвесторам предоставлялись налоговые льготы и привилегии по распоряжению экспортной валютной выручкой. СЭЗ стали авангардом молодой китайской экономики, и следствием стало то, что за 17 лет развития (1978-1995 гг.) средний прирост ВВП в Китае составил 9,3%, что является одним из самых высоких показателей в истории. Прибрежные развитые территории в будущем должны были стать локомотивом экономического развития страны и «потянуть» отстающие территории, однако, уменьшения разницы добиться не удалось, напротив, дифференциация в развитии только возрастала. В 90-х годах тенденция усилилась, и неравномерность выросла еще больше. Динамика неравенства в развитии регионов, выраженная в коэффициенте Джини и индексе Тейла, показана в таблице 1 [11]. Капиталовложения в СЭЗ прошли в три этапа: 1. Начало 80-х - начало 90-х годов. Инвестиции в технически более развитые районы направлялись в развитие тех отраслей, в которых государство нуждалось в первую очередь. 2. Инвестиции стали носить качественный характер, они направлялись в сферы, имеющие стратегическое значение для развития зон. Именно на втором этапе произошел чувствительный перекос в развитии регионов. 3. Конец 90-х гг. - начало 21 в. Для ускорения реформирования государственных промышленных предприятий активируется новая форма инвестиционных ресурсов - выпуск облигаций государственных займов, акций предприятий, облигаций местных органов власти, кредитных учреждений. Таблица 1 Решить проблему неравномерности регионального развития должна была бюджетно-налоговая реформа 1994 года. Причиной было то, что доля центрального бюджета в консолидированных доходах страны снизилась, и у органов власти не хватал средств для противостояния региональной дифференциации. В результате реформ все регионы стали бюджетными «реципиентами», то есть расходы местных бюджетов стали превышать их доходы. Доходы центрального бюджета в 1994 г. увеличились в 2,5 раза по сравнению с 1993 г. К 2004 году доля трансфертов в региональных расходах Китая достигли 72,2% по сравнению с 16,3% в 1993 году [4, 154]. Однако, анализ трансфертов из центрального бюджета на региональный уровень показал увеличение трансфертов в развитые приморские регионы - Пекин, Цзянсу, Чжецзян, Гуандун, Ляонин, а в неразвитые внутренние регионы - уменьшение. В 2004 г. приморские регионы получали трансфертных средств на душу населения 116% от среднего по стране уровня, в то время как неприморские - 88% [Там же], следовательно, снижение региональной дифференциации в результате трансфертной политики не было достигнуто. Данная проблема требует более глубокого анализа трансфертной региональной политики. Опыт показывает, что в период рыночных реформ макроэкономические факторы имеют большее влияние на региональное неравенство по среднедушевому ВРП. Ограниченность воздействия на региональное неравенство мерами бюджетной политики подтверждает переход к политике промышленно - инвестиционных мер в конце 1990-х годов. Катализатором, стимулировавшим принятие центральным правительством решения о сдвиге экономического развития во внутренние районы, стал Азиатский финансовый кризис 1997 г., который продемонстрировал слабости несбалансированной региональной экономики. Так, была поставлена задача переводить энергоемкие и материалоемкие производства, связанные с перевозками значительного количества грузов, из восточных в центральные (и западные) районы страны. Это относится, в частности, к электростанциям, которые начали строить преимущественно в Центральной зоне - с тем, чтобы вместо перевозки на дальние расстояния угля или нефти направлять на Восток электроэнергию. Сейчас Центральная зона развивается в направлении дальнейшего наращивания мощностей топливно-энергетической, химической и некоторых других отраслей тяжелой промышленности, а также отдельных отраслей сельского хозяйства. В период 12-ой пятилетки (2011-2015 гг.) в западном и центральном макрорегионах особое внимание было уделено развитию энергетики, основной упор при этом приходится на государственные вложения. В качестве примеров можно привести провинцию Хубэй, где сооружен гидроэнергетический комплекс Санься, или провинцию Сычуань, темпы экономического развития которой значительно возросли. Можно привести и пример г. Чунцин, отнесение которого в 1997 г. к городам центрального подчинения в значительной мере объясняется стремлением превратить его в региональную столицу Юго-Запада КНР. Чунцин уже стал одним из лидеров в Китае по привлечению крупных иностранных и китайских инвесторов, здесь созданы условия для развития кластера высокотехнологичных производств. Из закрытой Центральная зона превращается во все более открытую, также привлекающую иностранный капитал. С 2002 г. началась реализация правительственной программы по «Оживлению экономики северо-востока». С 2001 г. в Китае реализуется стратегия «Большого развития западных областей», одной из целей которой являлось достижение первичного уровня индустриализации, а также среднегодового роста ВВП в 10%. Пока предпочтение здесь отдается сельскому хозяйству, использованию местных минерально-сырьевых ресурсов, первичной переработке сырья. Наиболее благоприятны перспективы Синьцзян-Уйгурского автономного района, где растет добыча нефти и газа, расширяется освоение водно-энергетических ресурсов. В период с 2006 по 2010 гг. в западном макрорегионе среднегодовые темпы роста ВВП составили 11,64% при среднем уровне по Китаю - 9,64% [3, 54]. За короткий период в Западном и Центральном макрорегионе стартовали 120 ведущих инфраструктурных проекта в области водного хозяйства, энергетики, связи, градостроительства, транспорта, экономического строительства. К примеру, в 2009 году длина автомобильных дорог в западных провинциях составила 1477 тыс. км, увеличившись с 533 тыс. км в 2002 г., построены и обновлены десятки аэропортов. ВВП на душу населения в западных провинциях в 11-ю пятилетку (2006-2010 гг.) увеличился в 2,05 раза. В 2011 г. рост добавленной стоимости производства в восточном макрорегионе составил 11,7%, в центральном - 18,2%, в западном - 16, 8%, следовательно, внутренние территории развивались быстрее [5, 138]. Соответственно, в период 12-ой пятилетки (2011 - 2015 гг.) среднегодовые темпы прироста ВВП для Пекина и Шанхая были намечены на уровне 8%, для развитых провинций Гуандуна и Чжецзяна - 8%, для провинций северо-востока - 11-12%, внутренних провинций - 9-10%, для западных районов - 10-12%, Шаньси и Хайнань - 13%, что также говорит о внимании руководства страны к проблемам развития отстающих регионов. Характер эволюции китайской экономики говорит о том, что от экономики догоняющего развития страна давно перешла к реализации стратегии сравнительных преимуществ. Важным достижением является повышение научно-технического уровня промышленных предприятий Китая. В соответствии с планом к 2020 году Китай должен повысить долю расходов на науку с 1,34% до 2,3% ВВП, довести долю вклада технологического развития в ВВП до 60%, снизить зависимость от иностранных технологий до 30% [8, 2]. В 2015 году расходы на НИОКР достигли 368,7 млрд. юаней (2,05% ВВП). Лидерами в финансировании научных разработок являются города Пекин и Шанхай, развитые провинции Гуандун, Шаньдун, Цзянсу, Чжецзян. В 13-м пятилетнем плане (2016-2020 гг.) инновации занимают центральное место в национальном развитии, они должны способствовать появлению новых технологических решений, переходу от экстенсивного к интенсивному развитию. Уменьшение зависимости от конъюнктуры мирового рынка требует развивать производство продукции с высокой добавленной стоимостью, центральное место при этом отводится регионам, где имеется значительная ресурсная база и научно-технический потенциал - городам Пекин, Шанхай и приморским провинциям. Центральные и западные районы в этом случае должны стать центрами производственной и перерабатывающей промышленности. Прогнозируется, что в 2030 году удельный вес первичного сырья из баз Западного Китая во всех поставках сырья Китая составит 85%, тем самым энергетические базы Китая станут основой развития первичного сырья всей страны [3, 57]. При этом важно избежать сырьевой зависимости и дисбаланса, продолжая развивать вторичный, третичный сектор, сферу услуг, переработку сельскохозяйственной продукции. Руководство КНР делает большие усилия по диверсификации специализации регионов западной и центральной частей страны, внедряя более глубокую переработку добываемого там сырья. Для этого строятся новые предприятия обрабатывающей и перерабатывающей промышленности. Бо Чжиюэ и Чэнь Ган из сингапурского Института изучения Восточной Азии полагают, что именно кризис стал стимулом для своего рода «континентальной стратегии» экономического развития внутренних регионов Китая, в рамках которой промышленные предприятия стали в большей степени ориентироваться на внутренний спрос, и в этих условиях для внутренних и западных провинций открываются новые возможности. В процессе ускоренного западных областей следует учесть опыт развития приморских районов на основе развития специальных экономических зон. Ключевыми задачами являются создание благоприятного инвестиционного климата, развитие инфраструктуры и совершенствование инвестиционного законодательства. Многие компании вынуждены переносить производства с прибрежных провинций во внутренние регионы с более дешевыми земельными ресурсами и рабочей силой, что также создает благоприятные возможности для развития с использованием опыта кластерного развития в приморских регионах. В этих условиях важнейшими являются следующие задачи: - Проанализировать, какой тип инфраструктуры является наиболее рентабельным в каждом отдельном регионе; - Следует учесть отдаленность некоторых регионов. Окупаемость инфраструктурных проектов может быть долгой; - Развивать инвестиционный климат и законодательство; - Использовать переориентацию экономики на внутренний рынок; - Развитие городов в провинциях, которые могут стать локомотивами регионального развития, а также развитие традиционных видов промышленности, в которых накоплен опыт и имеется производственная база.

Научные конференции

 

(c) Архив публикаций научного журнала. Полное или частичное копирование материалов сайта возможно только с письменного разрешения администрации, а также с указанием прямой активной ссылки на источник.