ФЕНОМЕНОЛОГИЯ ДИАЛЕКТИЧЕСКОГО ПРОТИВОРЕЧИЯ Мамченков Д.В.

Российский университет дружбы народов


Номер: 12-1
Год: 2017
Страницы: 40-42
Журнал: Актуальные проблемы гуманитарных и естественных наук

Ключевые слова

диалектика, диалектическое противоречие, феноменология, принцип онто-гносеологической неопределенности, dialectic, dialectical contradiction, phenomenology, principle of onto-gnoseological uncertainty

Просмотр статьи

⛔️ (обновите страницу, если статья не отобразилась)

Аннотация к статье

Статья рассматривает возможность понимания диалектического мышления и, в частности, диалектического противоречия сквозь призму феноменологического подхода.

Текст научной статьи

Критики диалектического подхода очень часто обвиняют ее в неспособности или нежелании понимать то, каким образом диалектика осуществляет связь суждений, тем более, что во многих своих выводах диалектика резко противопоставляет себя формальной логике, за что последняя и критикует диалектику, дескать, в "диалектической логике" нарушаются основные правила логики формальной - тождества, исключенного третьего, противоречия, что ведет к отбрасыванию диалектического способа мыслить. Это доказывает то, что диалектический подход не является самоочевидным, само понимание диалектики представляет проблему. Но на пути разъяснения диалектического метода мы сразу же сталкиваемся с определенными трудностями: философы-диалектики принадлежали к различным, зачастую противоположным философским направлениям (Гегель - Маркс), вели диалектический вывод из совершенно различных первичных понятий, понимая при этом под субстратом диалектического развития совершенно разные вещи - дух, материя, мышление… Существует возможность пойти по пути формальной логики: абстрагироваться от конкретного содержания мысли, выделить в ней определенную общезначимую формальную структуру, которую впоследствии можно приписать и духу, и материи, и сделать общеобязательным законом мышления. Это путь, по которому пошли многие исследователи советской школы (например, Оруджев [5],[9]). Однако он несет в себе большие трудности, поскольку постулирует принципиальное отличие диалектической логики от формальной - ее содержательность, в которой сказывается и ее сила, и слабость, - с одной стороны, она способна связывать не только форму, но и содержание, но с другой - оказывается неспособна, как формальная логика, и отдалиться от него, организоваться в формализованную систему, в которой при помощи предзаданых аксиом и правил вывода можно получить всякое истинное высказывание. Пытаясь же сформировать некоторую систему, отдельную от конкретного содержания, в которой истинность высказывания обосновывалась бы отношением формы этого высказывания в этой системе, т.е. именно формулируя диалектику как диалектическую "логику", мы будем создавать некую метагносеологическую систему, которая самой диалектике не нужна, ибо она сама представляет совмещение онтологии и гносеологии, обосновывая свой метод в ходе его работы [2, 354 -436]. С другой стороны, мы приходим к невозможности понимания диалектики из самой диалектики, поскольку, оставаясь на определенном поле исследования, мы не сможем абстрагироваться от наполнения его понятийным аппаратом, будем вынуждены вечно повторять за каждым конкретным автором выявленные в работе его диалектической мысли категории, так и не разрешив ту проблему, с которой мы подошли к диалектике - возможность ее понимания. На этом пути даже уловить диалектику не получится, проблема не решается в лоб. Таким образом, мы можем сформулировать, что цель нашего исследования - не построение формальной диалектики, и не бессмысленное повторение мыслей диалектиков, но прояснение возможного способа мыслить диалектику. Так поставленная задача - выявление способов представленности некоторого предмета - определяет общую базовую методологию исследования - трансцендентализм, основываясь на котором возникает возможность объединить два кажущихся разнородными метода - диалектику и феноменологию. При этом здесь ставиться задача не столько провести феноменологическое исследование диалектики, сколько обнаружить и исследовать в диалектике характерные для феноменологии структур, описывающие разделение смысла и способа данности предмета. Начиная феноменологическое исследование - первая задача, которая встает перед нами - представление исследуемого объекта как феномена нашего сознания, для чего необходимо проведение трансцендентальной редукции - устранение всякого рода объективирующих полаганий предмета исследования. В случае изучения диалектики - это существеннейший и необходимый момент, ведь, как упоминалось ранее, диалектики в своих работах полагают развитие в различных субстратах, что заводит исследование в тупик; исследуя диалектику саму по себе, т.е. предмета, содержания категорий самого по себе, мы не добьемся успеха. Во-первых, необходимо отграничить область исследования от попыток выхода в объективный мир, ограничится областью чистого мышления, но оно само будет пытаться, согласуясь с выраженным выше принципом, связаться с содержанием; и здесь встает вопрос, возможно ли бессодержательное мышление - конечно, нет, если это не формальная логика, но возможно мышление, содержанием которого будет само мышление. Тут то мы и сможем ясно увидеть, проводя это различение достаточно последовательно, где происходит связь мысли с содержанием, а где она развивается внутри самой себя. К исследованию диалектики с той же позиции прибегает и А.Ф. Лосев - он пишет о том, что задача диалектики - выяснить если есть предмет, то как он мыслим; диалектика - смысловой скелет вещей, обуславливающий сам себе и ни от какого эмпирического содержания не зависящий [6, 65-105]. Таким образом, мы избавились от субстанций, и нас теперь не волнует вопрос о происхождении диалектического мышления - повторяет ли оно объективное развитие или исходит из самого себя - мы имеем дело лишь с самим фактом такого мышления. Но и в области только мышления нас ожидают определенные проблемы. Каждое понятие, возникающее на пути диалектического развития, на этапе проникновения в его содержание, будет пытаться, согласно своим определениям, вновь постулировать свое существование вне нас: так, понятие "стол" полагает существование вполне реального, обладающего определенными функциями стола. Следовательно, помимо первоначального эпохе, нам придется очень тщательно на каждом шаге, при каждом вновь появляющемся понятии, избегать полагания существования в бытии этого понятия самого по себе, редуцировать его, возвращаясь от его объективности в свою субъективность. Таким образом, мы оказались в поле только мышления, здесь возникает необходимость как-то определиться с предметом дальнейшего исследования, то есть выделить в диалектической мысли те существенные и необходимые черты, которые мы и будем впоследствии подвергать феноменологическому рассмотрению. Безусловно, здесь мы не ставим задачу дать строгое определение диалектики (такое определение невозможно дать, пока мы не выполнили замысел нашей работы - понимание диалектики), но такое определение позволит выделить наиболее проблемные понятия, существенные для прояснения диалектики, сосредоточить внимание на тех чертах диалектики, которые вызывают наибольшее недоумение, и, соответственно, максимально продвинуться в понимании диалектики. Таким определением будет: диалектика - развитие содержания понятия; где развитие происходит от абстрактных понятий к конкретным через выявление их противоречивости; развитие включает моменты перехода, направленности, системности. Понятие, как и любое другое данное нашего сознания, включает в себя два аспекта: ноэматически-интенциональный, смысл понятия, и ноэтический - способ данности понятия, то, каким образом оно предстает в нашем сознании, определения понятия. Следовательно, разведя эти два уровня, мы получаем возможность различить два способа данности понятия, которое раньше казалось единым и неделимым. Таким образом, в понятии проявляется и возможность сохранения определенности его смысла - ноэма, и возможность изменения тех определений, которые формируют и отсылают к целостности понятия, но все же отделены от нее, поскольку находятся на ноэтическом уровне. При этом, хотя и определения также будут иметь свой ноэматический коррелят, но постольку, поскольку они будут оставаться определениями, т.е. способами явления понятия субъекту, они и будут составлять ноэтический уровень понятия. Итак, нам удается увидеть, каким образом в любом понятии, представленным нашему сознанию сочетается тождество и различие: данность понятия, т.е. интенциональная схваченность его содержания представляет понятие как нечто тождественное. Однако, далее мы начинаем анализ того, как это понятие явлено нам, исследуем способ схваченности его целостности, переходя к разбору его определений. Таким образом, в этом анализе определения отрываются от определяемого и подвергаются рассмотрению согласно правилам рассудка. В этом-то и состоит момент различия: после такого анализа определения меняются, но не теряют свою сущность - не перестают быть определениями. Как только этот анализ доходит до некоего момента, разум пытается вновь связать их с определяемым, осуществить интенцию к единому понятию, но не может использовать для этого прежнее понятие и ему приходится искать новое. Следовательно, два этих понятия оказываются в каком-то смысле тождественны (единство их определений), а в каком-то - различны, ведь их интенциональные корреляты будут различны. Таким образом, разведя в понятии два уровня - интуитивную целостную данность его содержания и логическую форму его определенности, отнесенности к познающему сознанию, мы ввели возможность перехода между ними, и, соответственно, и возможность перехода и связи между различными понятиями. Итак, переход понятия осуществляется при схватывании нового содержания, что, собственно, и делает диалектическую логику логикой содержательной, т.е. связывающей содержания понятий. Формальная же логика связывает формы - те структуры, которые накладываются на содержание объекта для представления его субъекту, в контексте вышеприведенного различения этими формами будут определения субъекта ("объект" и "субъект" понимаются, конечно, в феноменологически редуцированном смысле). Следовательно, формальная логика будет работать тогда, когда мы исследуем определения понятия, на ноэтическом уровне, диалектическая логика описывает переход между ноэматическим и ноэтическим уровнями, обосновывая необходимость перехода к новому содержанию. Особенностью этого нового содержания будет то, что оно не просто будет связывать все предыдущие определения, ибо это привело бы к схватыванию того же содержания и к бесконечному повторению тех же определений и содержания. Для того чтобы действительно сочетать в себе эти определения и содержание, новое понятие должно, кроме них, содержать в себе и выход на новый уровень, с которого отношения определений и содержания рассматривались бы под другим углом, т.е. привносить нечто новое, чего не было в предыдущем понятии. Именно таким образом и осуществляется диалектическое выстраивание нового содержания. Кроме того, понимание ноэмо-ноэтической структуры диалектического понятия позволяет установить корреляцию с принципом онто-гносеологической неопределенности в отношении предмета познания и, тем самым, прояснить возможность мышления предмета эволюционной науки [7].

Научные конференции

 

(c) Архив публикаций научного журнала. Полное или частичное копирование материалов сайта возможно только с письменного разрешения администрации, а также с указанием прямой активной ссылки на источник.