КОГНИТИВНЫЕ АСПЕКТЫ ПЕРЕВОДА РЕАЛИЙ-СОВЕТИЗМОВ В СМИ Багдасарова Э.В.

Московский политехнический университет


Номер: 4-4
Год: 2017
Страницы: 9-11
Журнал: Актуальные проблемы гуманитарных и естественных наук

Ключевые слова

ментальный, эквивалент, реалия, транслитерация, генерализация, mental, equivalent, reality, transliteration, generalization

Просмотр статьи

⛔️ (обновите страницу, если статья не отобразилась)

Аннотация к статье

Все нации имеют свои собственные языки, собственные культурные особенности, собственные обычаи и традиции, которые могут являться чуждыми, непонятными и порой совершенно неприемлемыми для других народов. Все это составляет сложности для межкультурной коммуникации, которая в XX веке приобрела очень большое значение. Статья посвящена особенностям перевода и понимания концепта «Душа».

Текст научной статьи

В когнитивной транслятологии развивается тезис о переводе невербальных форм, а концептов, разрабатывается представление о переводе как «лингвальной проекции ментальных структур переводчика, активизированных в процессе перевода». Суть переводческого семиозиса видят в «понимании и истолковании… информации в условиях совмещения разных картин мира и разных способов выражения» [Казакова, 2006: 139]. В современном мире происходит постоянное, непрерывное смешение народов, человечество все еще достаточно далеко от «довавилонского» состояния общества, в котором все народы говорили на одном языке, а, следовательно, понимали друг друга. Очень интересен вывод о том, что процесс поиска «эквивалента» слова ИТ в словаре связан с прототипическим концептом. «Когда слово в контексте употреблено в своем прототипическом значении, а в языке перевода есть слово, которое номинируеттот же концепт в качестве прототипического,переводчик, зная это слово или найдя его в словаре, переводит практически спонтанно» [Минченков, 2007: 168]. Выбор способа перевода той или иной реалии в значительной степени зависит от употребления реалии в исходном языке. Методы могут быть разными и зависят от различных факторов, таких как история, традиции и культура данной страны. При наличии определённого инварианта представления об окружающей действительности (в том числе и о ситуации речевого взаимодействия) концептуальные схемы, или программы коммуникантов могут значительно расходиться как в целом, так и в определённых частностях [Тамразова, 2016: 85]. Так как языковые и культурные различия иногда мешают передать исходный текст без каких-либо потерь, то в этих случаях переводчику следует прибегнуть к одному из способов перевода. [Багдасарова, 2015:147]. Как показало наше исследование, наиболее продуктивным способом перевода всех реалий, в целом, является - калькирование. При калькировании заимствуются не сами слова, а понятия, которые они выражают. Эта группа советизмов быстро росла и пополнялась все новыми и новыми понятиями. Рассмотрим примеры: «labour-day» - трудодень, «depersonalization» - обезличка, «self-critisism» - самокритика, «heatification» - теплофикация, «vernalization» -яровизация, а также закрепившиеся в языке назывные словосочетания по типу: «producers’ cooperative» - промкооперация, «consumers’ cooperative» - потребительская кооперация, «political guide» - политрук. Однако, стремление к передачи структуры русского выражения часто приводит неточности. Так, например, словосочетание: «производственное обучение» передается на английский, как «productive learning». Очевидно, что эта калька весьма неудачна в виду многозначности слова «productive» в английском языке, которое имеет множество значений помимо «производственный», совсем не вяжущихся в со словом «обучение», таких как: «производительный», «продуктивный», «эффективный», «плодотворный». В виду вышеупомянутых причин, многие авторы передают это словосочетание как: «technological learning». В таком способе как транскрипция рассматриваются так называемые «собственно-заимствования»: «soviet» - советский, «komsomol» -комсомол, «udarnik» - ударник. В основном все эти слова сохранили свою семантику неизменной, так же можно сделать вывод, что фонетических заимствований английским языком из русского сравнительно не много. Многие из них, получив широкое постоянное употребление, прочно вошли в английский язык. Другие со временем стали менее употребительными. Группа полных заимствований увеличивалась не так быстро. Следующим по продуктивности является уподобляющий перевод: так понятие «единоличник» передается лексемой «individual peasant», «бедняк» - «poor peasant», «середняк» - «middle peasant», «колхоз» - «collective farm», «колхозник» - «collective farmer»,«прогрессивная система оплаты труда» (прогрессивка) - «progressive piece-rate system». Эти примеры нельзя назвать кальками, так как в них очевиден пересказ переводимого понятия, а не воспроизведение этимологической структуры его лексем. Также существуют и так называемые «гибридные» заимствования, которые представляют собой словосочетания или выражения, образованные из русского и английского слова: «Soviet Union», «Soviet power», «stakhanovite movement» и пр. Иногда можно встретить один и тот же советизм в английском языке в разных формах, как кальку или в его материальной форме (уподобляющий перевод). Рассмотрим примеры: «komsomol» -«Young Communist League», «piatiletka» - «five-year-plan», «sovkhoz» - «state farm». Примерами подборки эквивалента могут служить: «киркомотыга» - «pick-mattock», «спецовка» - «smock». При использовании такого приема как освоение происходит изменение иноязычного слова, которое уже прочно вошло в язык, в соответствии с правилами языка перевода. Благодаря этому явлению появилось множество новых форм, уже существовавших слов. Так, например: «Communist» - «Communism» - «communistic», «Moscow» - «Moscovites» жителиМосквы, «collectivize» - «collectivization», «sovietic»- «sovietism» - «sovietize». Замена одного понятия на другое, близкое по значению встречается не так часто. Это применяется, например, при передаче на английский язык советских политических терминов теми, которые, по сути, отражают принципиально другую политическую систему. Например: «Председатель Совета Министров» очень часто становится «Premier», «Председатель Президиума Верховного Совета» - «President of the Sоviet Union»,«совет» - «council». Способ транслитерация в чистом виде не получил широкого применения в современной переводческой деятельности, так как фонетические и графические системы языков весьма различны. Примеров реалий-советизмов, переведенных этим способов совсем мало: «Bolshevik» - большевик. А на примере слова: «komsomol» - комсомол, мы можем увидеть, что иногда транскрипция и транслитерация совпадают, и мы не можем выделить один из методов. Они весьма взаимосвязаны между собой. Поэтому лидирующим способом перевода в современной переводческой деятельности все-таки является транскрипция с сохранением элементов транслитерации: «Communist» - коммунист. Прием генерализации (гипонимический перевод) применяется в случае, когда невозможно подобрать точный эквивалент в языке перевода. Рассмотрим пример из книги Булгакова «Мастер и Маргарита»: «Единственно, что вернет вас к жизни, это две стопки водки с острой и горячей закуской» (с.51). «The only thing that will bring you back to life is two measures of vodka with something sharp and peppery to eat» (p37). Один из самых редких по продуктивности приемов является контекстуальный перевод. Этот прием крайне сложен и требует творческого подхода и крайне редко встречается на практике. Рассмотрим один из таких примеров: «Ведь казенное же бельё мы с вас снимем и выдадим вам ваше одеяние» (с.69).Гораздо легче здесь использовать описательный (уподобляющий) перевод, но переводчик демонстрирует свой профессионализм: «We shall have to take away your hospital clothes and give you back your own» (p.46). К полукалькам относятся слова, состоящие наполовину из элементов исходного языка и наполовину из элементов языка перевода. Таких примеров немного: «Yarovisation» - яровизация, хотя, как уже было показано в примерах выше, этот же термин можно перевести способом кальки, и тогда мы получим «vernalisation», «dekulakisation» - раскулачивание. Иногда переводчики вынуждены создавать новые слова или выражения, так называемые «неологизмы», для того, чтобы читатель мог понять суть контекста. Так, например, английское словосочетание «shock brigade», имевшее до этого значение «аварийная бригада», приобрело в Советскую эпоху новое для себя значение: «ударная бригада». Такой вид перевода встречается не часто, но представляет научный интерес, так как иногда является единственно-правильным решением. Самый редкий прием - опущение реалий. Его использование обоснованно тогда, когда встречается избыток иноязычной лексики, не столь важной, чтобы акцентировать не ней внимание, как в данном примере: «Господи! Что же такое случилось? - прошептал я, с замиранием сердца входя в сени.» «My God! What’s happened here? - I whispered my heart sinking as I stepped in» .

Научные конференции

 

(c) Архив публикаций научного журнала. Полное или частичное копирование материалов сайта возможно только с письменного разрешения администрации, а также с указанием прямой активной ссылки на источник.