ВОЗНИКНОВЕНИЕ ПРОТОТИПА ШКОЛЫ «ПОЛНОГО ДНЯ» В ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ПЕДАГОГИКЕ В КОНЦЕ XIX - НАЧАЛЕ ХХ ВВ Матюхина Н.С.

ФГАОУ ВО «КФУ им. В.И. Вернадского


Номер: 4-5
Год: 2017
Страницы: 46-49
Журнал: Актуальные проблемы гуманитарных и естественных наук

Ключевые слова

школа «полного дня», школа-клуб, семья, воспитание, school "full day", school club, family, education

Просмотр статьи

⛔️ (обновите страницу, если статья не отобразилась)

Аннотация к статье

В статье рассматривается этап зарождения школы «полного дня» как формы организации образовательного процесса в общеобразовательном учреждении. Раскрывается специфика социальных явлений, которые породили появление идеи возникновения школ данного типа.

Текст научной статьи

Школа «полного дня» - весьма непростое организационно-педагогическое и общественное явление. Наша заинтересованность к ней обусловлена тем, что она способна разрешить почти всю совокупность общественных и психолого-педагогических проблем, содействует увеличению связи школы с семьёй, внешкольными учреждениями, с обществом. Идея школы «полного дня», в которой воспитанники находятся намного больше, чем это нужно для освоения учебного плана, возникала в России в различные времена, у различных педагогов и по различным причинам. Вкратце проанализируем её формирование. На рубеже XIX - XX столетий эта идея обсуждалась в контексте задачи общественного воспитания. Мир в тот период переживал большие экономические потрясения, продовольственные и финансовые коллапсы, миллионные миграции. На фоне этих событий все явственнее обнаруживались две тенденции. С одной стороны, шло уничтожение семьи как основного института воспитания. Литературные произведения того времени рисуют классические для различных стран картины скрытого сиротства детей в семье. Бегство детей из семьи становится общим явлением не исключительно в малоимущей среде, но и в зажиточных сословиях. С иной стороны, завоевания политической свободы, демократизация жизни на большинстве территорий Западной Европы и в США оказывались недостаточно результативными при посредственном развитии общественной самодеятельности у широкой общественности. По этой причине философско-педагогическая мысль в преддверии XX века была ориентирована на исключение проблемности общественного воспитания. Но в вопросах о способах преодоления данных проблем представления ученых-педагогов разделились. Одни из российских педагогов-теоретиков (П. П. Блонский, Н. К. Крупская, С.Т. Шацкий) воспринимали кризисное состояние семьи как состоявшийся факт и считали, что чем ранее семейное воспитание станет публичным, тем лучше. С их точки зрения, демократические страны, существовавшие на тот момент, полностью способны компенсировать то, что не дает ребенку семья: соответствующие условия жизни и учебы, обучение труду и подготовку к грядущей профессии, веселый и цивилизованный досуг, а, ко всему прочему, полновесную гражданскую подготовку. Другая группа преподавателей (П. П. Каптеров, П. Ф. Лесгафт, А. Н. Острогорский) защищали мнение, что обычная семья есть ничем не заменимый орган общественного воспитания. Сообразно их понятию, идеал семьи постоянно выступает и как основная опора страны. Потому общество обязано как можно основательнее посодействовать семье экономически и юридически. Не считая этого, ежели правительство позаботится об отлично организованной системе дошкольных учреждений, о школе, о внешкольном досуге и общении подростков, то семья сумеет полнее открыть свои индивидуальные способности: общение с родственниками, заботу о членах семьи, приобщение к обычаям, сотрудничество родителей и детей. Еще одна группа педагогов-практиков (К. Н. Вентцель, А. С. Макаренко) считала, что лишь плотное и отлично организованное специалистами сотрудничество семьи, школы, внешкольных юношеских организаций приведет к целесообразному общественному воспитанию. Они обосновывали, что внутреннее оздоровление домашней жизни неотвратимо наступает, когда сообщество выходит из экономических кризисных явлений, укрепляется государственная администрация, и идут на убыль антисоциальные настроения и действия. Школа же даст возможность выйти нормальным общественным проявлениям детей, обучит их взаимопомощи, которая не зависит от государственного и общественного места семьи. Подростковые внешкольные организации не только отвлекут подростков от анархического влияния улицы, а соединят их досуг и необходимый труд, спорт и первоначальный опыт публичного поведения. С первых лет власти советов неокрепшее пролетарское правительство четко осознавало значимость общественного воспитания детей. Совершенно не верно полагать, что это была некая специфическая идея марксизма, что её декларировали лишь фавориты большевистской педагогики Н. К. Крупская, А. В. Луначарский, П. П. Блонский, М. Н. Покровский и др. Православный философ и преподаватель В. В. Зеньковский, который в 1919 году уехал в Европу, преподавал в Белграде, Праге, Париже, в 1918 году в статье «Социальное воспитание, его задачи и пути» писал: «Образование должно не только организовывать ум, не только прививать знания и навыки к умственной работе, оно должно также подготовлять к той гражданской самодеятельности, какой требует теперь от всех нас жизнь» [1, 16]. Потому, сообразно идее В. В. Зеньковского, школа должна стать этим «органом социального воспитания». Преподаватели послереволюционной поры знали, что главными шагами в выбранном направлении должны быть такие формы школьной работы, какие учитывали бы самостоятельное желание детей и подростков к общению. Обычная дореволюционная школа преследовала все подростковые общества, кружки, самодеятельные газеты и таким образом загоняла их в «подполье». В 1918 году в больших населенных пунктах, в которых ещё сохранились детские кружки и сообщества, стали официально функционировать клубы для детей, площадки для игр, летние трудовые колонии. В Петрограде основной формой обучения и воспитания рабочих подростков с 1918 года стали школы-клубы. Работали они без определенных рекомендаций и программ, все достижения обеспечивались инициативой и творчеством преподавателей и самих учащихся. Дети ходили в школу-клуб по окончании работы. Организаторов не смущала разная степень образовательной подготовки учащихся: были здесь и закончившие городские училища, либо учившиеся в них до революции, были и малограмотные и совсем неграмотные. Естественно, для неграмотных были кружки ликбеза, однако главная доля времени отводилась работе секций клуба, связанных с художественной деятельностью (музыкальная, хоровая, художественная, драматическая секции), рукоделием (вырезание из древесины, столярная, вышивка, швейная), формировались кружки сообразно требованиям знания политграмоты, конституции РСФСР, спортивные секции (городки, единоборства). В связи с политическими либо культурными мероприятиями в школе-клубе временами проводились лекции, концерты, вечера. Однако обособленность школ-клубов от общеобразовательной подготовки приводила к тому, что только лишь досуговая работа не могла отвечать задачам общественного образования, правда и степень общей культуры подростков оставался чрезвычайно различным и в целом низким. Заместитель наркома просвещения Н. К. Крупская в одном из собственных выступлений в 1925 году выдвинула рекомендации: «Надо добиваться, чтобы при фабриках и заводах в достаточном количестве были школы-семилетки, через эти школы надо пропускать всю массу детей рабочих» [2, 341]. В данных словах, безусловно, ощущается внимание к ускоренному и масштабному образованию детей из рабочей среды, однако и четко виден характерный времени и большевистской методологии промышленный подход к образованию. В 1925 году в больших индустриальных центрах страны были сформированы 1-ые школы ФЗС (фабрично-заводские семилетки). В жизни их именовали «школы целого дня». По директиве ЦК ВКП(б) и по распоряжению правительства ФЗС формировались при больших промышленных предприятиях на их средства и, в основном, прямо на местности завода либо фабрики. Брали на обучение в ФЗС подростков, окончивших школу первой ступени (4 класса начальной школы) и поступивших на работу в данное учреждение. Их учеба начиналась с заводским гудком первой рабочей вахты. Рабочие шли в цеха, а дети - в учебные классы. После четырех-пяти занятий по образовательным предметам был обед (горячее питание обеспечивалось за счет предприятия), затем три часа работы в цехе под присмотром наставников. Дальше шли часы самоподготовки в библиотеке либо учебных кабинетах, потом спортивные занятия, художественная самодеятельность, кружки по увлечениям. К вечеру, действительно после целого дня, учащиеся ФЗС уходили домой. К 1927 г. в государстве существовало 92 подобных учебных заведения, разумеется, некоторые из них вскоре прикрылись в связи с недостающим материальным содержанием. ФЗС требовали специализированных комнат, оснащенных кабинетов и библиотек, экономических отчислений на продовольствие обучающихся, систему их досуговой работы. Отдельные из данных учебных заведений пробыли вплоть до начала 1940-х годов. Признаки продленного дня можно отметить и в массовой школе этого периода. Огромную роль с целью формирования обширной внешкольной деятельности с ребенком, с целью формирования их незанятого времени обладали клубные дни. В 1925 г. коллегия Наркомпроса РСФСР подошла к заключению о потребности внедрить в школах основной и 2-ой ступеней недельный клубный период, в который не велись бы уроки согласно расписанию, а весь без исключения период отводился бы делам кружков, непрофессиональных обществ, экскурсиям и социальному труду. Поддержку в формировании различной работы подростков в клубное время проявляли отец с матерью. Они зачастую вели единичные кружки и студии, сопровождали в поездки в собственные учреждения. Зачастую клубное время делалось основой с целью подготовки к большим социально-общественно-политическим кампаниям, новаторским праздничным дням. Впоследствии школа «полного дня» получила свое заслуженное развитие на территории нашей страны и за рубежом. В настоящее время все большее количество общеобразовательных учреждений выбирает для себя именно такой организационный режим. Тем не менее, именно в начале ХХ века известными отечественными педагогами и учеными были заложены основы этой уникальной педагогической идеи.

Научные конференции

 

(c) Архив публикаций научного журнала. Полное или частичное копирование материалов сайта возможно только с письменного разрешения администрации, а также с указанием прямой активной ссылки на источник.