О РАЗВИТИИ ПОНЯТИЯ «КОНЦЕПТ» В ЛИНГИСТИЧЕСКОЙ НАУКЕ Махметова М.К.

Карагандинский государственный технический университет


Номер: 4-6
Год: 2017
Страницы: 46-48
Журнал: Актуальные проблемы гуманитарных и естественных наук

Ключевые слова

Просмотр статьи

⛔️ (обновите страницу, если статья не отобразилась)

Аннотация к статье

Текст научной статьи

Термин концепт появляется в трудах отечественных представителей когнитивного направления в лингвистике с 90-х гг. прошлого столетия. Иными словами, до недавнего времени отечественная наука обходилась без него, оперируя термином понятие, который, собственно, является переводным от латинского conceptus, что подтверждают философский словарь (концепт (лат. conceptus - понятие) - формулировка, умственный образ, общая мысль, понятие (концептуализм); в логической семантике - смысл имени и лингвистический энциклопедический словарь, где термин концепт не упоминается. В западной науке этот термин до сих пор остается единственным [1, 600]. Однако отечественная лингвистика ощутила потребность обозначить явление смежное, но по некоторым признакам отличное от традиционно именуемого термином понятие. Наиболее распространено объяснение различий в значениях двух терминов тем, что понятие - высвечивает преимущественно общефилософский, а концепт - лингвистический аспект значения. 2При этом термин концепт определяется как «оперативная содержательная единица памяти, ментального лексикона, концептуальной системы и языка мозга (lingua mentalis)», как единица познания (см., напр., работы А.П. Бабушкина, Н.Н. Болдырева, Е.С. Кубряковой, И.А. Стернина и других представителей когнитивного направления). Задачу дать более точную характеристику термина концепт решают иногда посредством его этимологического анализа, апеллируя к первичному значению латинского слова conceptus - зачатый, «зародыш», «зерно» и признавая тем самым априорный характер концептов и конвенциональный характер понятий. Такой подход подводит к заключению, что понятия как быденные, так инаучные, могут быть наивными, тогда как концепты всегда истинны, и «чем понятие ближе к концепту, тем оно менее наивно» [2, 606]. Однако здесь вновь звучит общефилософская тема концепта, еще в большей степени относительно понятия уводящая его от темы языка, ибо понятия в силу их конвенциональности формируются по преимуществу в процессе логико-рациональной (рассудочной) обработки информации, а она, как известно, находится в более тесной связи с речеязыковым аспектом когнитивной деятельности. В чем же лингвистическая составляющая проблематики концепта? Вопрос звучит все настойчивей, ибо в процитированных выше определениях она не высвечивается, либо просматривается очень застенчиво. В большинстве случаев представители отечественного когнитивного направления рассматривают концепт с лингвокультурологической позиции и проводят изучение того или иного концепта посредством анализа лексических единиц, реализующих его вербализацию, которых, полагают они, в пределах одного языка может быть несколько. А «из наблюдения над употреблением единиц разных языков - их лексем и конструкций - составляется представление об общечеловеческих стандартах тех или иных концептов, лишь приблизительно соположимых в ментальности людей, говорящих на разных языках». Если мы принимаем во внимание прозвучавшее выше определение концепта из словаря Е.С. Кубряковой, где он совершенно точно охарактеризован как оперативная единица мысли, то о концептах ли здесь речь? И что это, как не реакция отечественной науки на многолетние оковы материализма и внезапное освобождение от них в начале 90-х прошлого столетия. Ведь это платоновский мир идей (в более поздних концепциях - универсалий) предстает перед нами в процитированном выше описании априорного «мира концептов»; тот самый мир идей, который объективен и существует «до вещей», а сами идеи, согласно гипотезе «правильности/неправильности имен», могут быть названы неправильными именами, что и порождает множество именований одной и той же идеи. Это даже не аристотелевский мир вторых сущностей (представлений о первых сущностях - материальных объектах - в душе человека), что более органично вписывается в контекст современной науки, поскольку идея в устах Аристотеля это и мысль, и язык, и слово (=логос). Тождество в синонимичном ряду идея=мысль=язык=слово высвечивает лингвистическую составляющую человеческого (а не отвлеченного от человека, как у Платона) мышления, то есть природной и неразрывной связи между единицей мышления (сознания) и единицей языка. Еще более внятно идея о неотъемлемой лингвистической составляющей в единице мысли (в концепте) звучит из уст основателя и ярчайшего представителя средневекового концептуализма Пьера Абеляра (1079-1142). Абеляр был сторонником диалектического подхода к решению основного вопроса философии (спора об универсалиях). Будучи учеником одновременно и Иоанна Росцелина (крайнего номиналиста3), и Гийома де Шампо (крайнего реалиста), он мог судить как о сильных, так и о слабых сторонах обеих концепций. Это позволило Абеляру занять в споре об универсалиях собственную позицию - позицию умеренного реалиста и положить начало новому направлению - концептуализму. Вдумаемся в размышления средневековых концептуалистов, ибо они актуальны и сегодня. «Концептуализм рассматривал концепты как универсалии, которые обобщают признаки вещей и созданы разумом для его внутреннего употребления, фокусируя в себе важную и актуальную информацию. П. Абеляр считал концептом совокупность понятий, связывание высказываний в единую точку зрения на тот или другой предмет при условии определяющей силы разума» [3, 119]. Актуальность использования термина концепт связана с развитием когнитивного направления в психологии, в языкознании и появлением специальных дисциплин: когнитивной психологии, психолингвистики и когнитивной лингвистики. Толчком к активации когнитивистики послужили исследования зарубежных ученых: Ж.Р. Андерсона, Т.Р. Андерсона, Л.В. Барсалоу, Б. Шварца, С. Шифера, С. Стила, Р. Джекенфорда, Дж. Лакоффа и др. З.Д. Попова и И.А. Стернин определяют концепт как «дискретное ментальное образование, являющееся базовой единицей мыслительного когда человека, обладающее относительно упорядоченный внутренней структурой, представляющее собой результат познавательной (когнитивной) деятельности личности и общества и несущее комплексную, энциклопедическую информацию об отражаемом предмете или явлении, об интерпретации данной информации общественным сознанием и отношении общественного сознания к данному явлению или предмету» [4, 24]. В современной лингвистике термин концепт используется как обозначение одной форм репрезентации знаний о мире с позиций когнитивной семантики. Как отмечают З.Д. Попова и И.А. Стернин в работе «Семантико-когнитивный анализ языка», в лингвистической науке столкнулись разные интерпретации термина, репрезентирующего знания о мире. Это «концепт» у Н.Д. Арутюновой, С.А. Аскольдова, Д.С. Лихачева, Ю.С. Степанова и др., «лингвокультурема» у В.В. Воробьева, «мифологема» у М. Лехтеэнмяки, В.Н. Базылева, «логоэпистема» у Е.М. Верещагина, В.Г. Костомарова, Н.Д. Бурвиковой и совсем новый термин «сапиентема» у Е.М. Верещагина, В.Г. Костомарова, еще не отмеченный авторами. Однако, как отмечают З.Д. Попова и И.А. Стернин, наиболее жизнеспособным оказался термин «концепт» и стал ключевым понятием когнитивной лингвистики. Существуют разные определения концептов. Например, «концепт - это «единица мышления, обладающая отдельным целостным содержанием и реально не разлагающаяся не более мелкие мысли, т.е. элементарная сторона внутреннего слоя»; концепт - это «познавательная психическая структура, особенности организации которой обеспечивают возможность отражения действительности в единстве разнокачественных аспектов»; концепты - это «смыслы, составляющие когнитивно базисные подсистемы мнения и знания» [5, 15]. Наиболее удачное определение, по мнению Р.М. Фрумкиной, дала концепту А. Вежбицкая, отмечая близость ее похода к идеям Гумбольдта. Под концептом А. Вежбицкая понимает «объект из мира «Идеальное», имеющий имя и отражающий определенные культурно-обусловленные представления человека о мире «Действительность». Сама же действительность дана нам в мышлении именно через язык, а не непосредственно. Р.М. Фрумкина отмечает, что концепт является объектом концептуального анализа, смысл которого - «проследить путь познания смысла концепта и записать результат в формализованном сематическом языке» [6, 3]. Концепт обладает ценностной характеристикой. Концепты - это, по существу, ключевые номинации фактов культуры, которые обычно в словарях сопровождаются стилистическими оценочными пометами: выс., сниж., груб. и т.д., а также на ментальном уровне оцениваются как хорошо, плохо, интересно, страшно, весело и т.д. Концепт отличается некой изменчивостью. В жизни языкового общества в связи с его историческим развитием в содержании концепта могут происходить изменения в семантике, в оценке того или иного события, обозначенного концептом, под влиянием экстралингвистических факторов. В отличие от концепта константа сохраняет свои признаки более длительный временной период. З.Д. Попова и И.А. Стернин в своих работах формулируют взаимосвязь слова и концепта. Слово, как и любая номинация - это ключ, открывающий для человека концепт как единицу мыслительной деятельности и делающий возможным воспользоваться им с мыслительной деятельности. Для описания концептослова в социополитическом дискурсе необходимо, во-первых, комплексное лексикографирование по данным не одного словаря, с обязательным привлечением новейших словарей. Во-вторых, опираясь на опыт методологических концептуальных исследований и на базовые характеристики концептов, выстроить порядок (структуру анализа).

Научные конференции

 

(c) Архив публикаций научного журнала. Полное или частичное копирование материалов сайта возможно только с письменного разрешения администрации, а также с указанием прямой активной ссылки на источник.