КОНЦЕПЦИЯ «ДУХОВНОЙ ОЧЕВИДНОСТИ» И.А.ИЛЬИНА Скрыпник В.Р.

Московский педагогический государственный университет


Номер: 7-2
Год: 2017
Страницы: 27-30
Журнал: Актуальные проблемы гуманитарных и естественных наук

Ключевые слова

человек, духовность, вера, наука, государство, people, spirituality, faith, science, government

Просмотр статьи

⛔️ (обновите страницу, если статья не отобразилась)

Аннотация к статье

В статье исследуется содержание духовного проекта И.А. Ильина, его антропологическое, нравственное, религиозное и социально-политическое измерение, а также его корреляция с современностью.

Текст научной статьи

И.А. Ильин (1883 - 1954) - выдающийся русский философ, находясь в эмиграции, продумал и разработал духовный проект посткоммунистической России. В этом проекте были учтены исторические ошибки прошлого, особенности национального характера русского народа, приверженность русских людей к сильной единодержавной власти, духовное наследие Православия, особенности русской культуры и географии, многонациональный состав русской государственности. Этот проект создавался в твердой уверенности в исторической обреченности марксистской социально- политической утопии. И.А. Ильин создавал его в помощь русской людям второй половины ХХ - начала ХХ1 века. Иными словами, он создавался для наших современников, в надежде, что мы воспользуемся его идеями для возрождения России. Строить будущую Россию, - полагал И.А. Ильин, - надо опираясь на три источника: любовь к национальной России, чувство ответственности за все, что совершается в ней и чувство собственного достоинства, чувство чести. «Русский человек, пройдя через все национальные унижения, беды, лишения и страдания должен найти в себе духовное начало и утвердиться в нем, постигнуть и принять свое духовное естество и призвание; и только тогда перед ним откроются двери в грядущую Россию». (2, 261) К сожалению, его надеждам не суждено было сбыться. В конце ХХ века, крах коммунистического режима повлек за собой еще одну трагедию геополитического распада России и появления на обломках СССР квазибуржуазного олигархического государства. Изучая современное состояние России, невозможно отрешиться от впечатления исторического «дежавю», от твердой уверенности в том, что все происходящее с нами сейчас, уже было в нашей истории. Спустя столетие после Октябрьской революции, мы до сих пор не можем ответить на вопрос, что это было, благо или величайшее зло? Наложение исторического времени, лукавым образом смещает проблему с трагедии Октября 1917 года на сравнительный анализ современной России и её недавней инкарнации под именем СССР. Стремясь отыскать роковой момент начала исторической трагедии России, изменившей её судьбу, некоторые историки и публицисты указывают на Петра Великого и даже на царя Алексея Михайловича, который вместе с патриархом Никоном провел церковную реформу, подорвавшую Православие в России. В основе всех этих исторических контрапунктов лежат насильственные разрывы, нарушившие органическое развитие страны. Эту мысль можно выразить по-другому: главная причина катастрофического сценария истории заключается в том, что в его написание вмешивался , без достаточных на то оснований, самоуверенный человеческий рассудок. Путь к очевидности - это путь к возрождению посткоммунистической России, через внутреннее очищение человека, осознание и преодоление тех исторических ошибок, которые привели к революционной катастрофе, с последовательным воплощением в жизнь новой программы её обновления и развития. Первый шаг к очевидности, - полагал И.А. Ильин, -это религиозное обновление человека, преодоление агностицизма и безбожия. Только освободившись от вульгарного атеизма, вместив в свою душу всю полноту духовного мира, открыв в собственной душе частицу божественной веры, можно надеяться на успех в исторической реконструкции России. По слову славянофилов, истина открывается не самоуверенному в себе рассудку, а целостной симфонии всех духовных сил человека. И.А. Ильин строит свою концепцию человека, опираясь на духовную свято- отеческую традицию, на идею нравственной субъективной воли И.Г. Фихте и, наконец, на абсолютный идеализм Г. Гегеля. Методология исследования проблемы человека у Ильина несет на себе следы влияния феноменологии Э. Гуссерля. Человек, в понимании И.А. Ильина, это, прежде всего, духовное существо. В этом его особое качество и призвание. Его духовность не наследуется, а воспитывается долгим и систематическим трудом. Духовность возрастает, проходя определенные стадии и обогащаясь многообразными атрибутами, такими как любовь, справедливость, чувство ответственности, правосознание и др. Можно сказать, что человек соразмерен росту и масштабу своего духа. Духовность человека обладает имманентным свойством саморазвития, интуитивным устремлением к совершенству, к некой абсолютной инстанции Добра. Существует постоянная корреляция между духовностью человека и полюсом совершенства. То, что представляет в духовном смысле из себя человек, зависит от места, которое он занимает на пути к совершенству. Человек есть духовное существо, - подчеркивает Ильин. Но что такое духовность? Это не сознание, не мысль, не язык, не сфера рассудка. Духовность - это особое качество души, некая особая точка её духовного роста, связывающая её с божественным началом. Она скорее интуитивно угадываема, нежели рационально постижима. Важнейшим атрибутом духовности является вера. Веру нельзя навязать человеку не только потому , что это противоречит принципу свободы совести, но главным образом в силу того, что она уже имманентна его природе. Жизнь человека немыслима без веры: «Вера - это главное и ведущее тяготение человека, определяющее его жизнь, его воззрения, его стремления и поступки» (1, 43) Чтобы обнаружить в человеке крупицу духовного, божественного начала, И.А. Ильин прибегает к методологическому сомнению Р. Декарта. Исходя из этого сомнения, Р. Декарт доказывал существование самосознания человека, его мыслящей души. И.А. Ильин, отталкиваясь от подлинного, глубокого сомнения в существовании Бога, открывает в этом сомнении волю к истине, как залог подлинной веры: «кто так сомневается в Боге, тот уже любит Бога и правду». (1,39) Вера не обретается стихийно, её необходимо сознательно и целеустремленно строить. И. А. Ильин формулирует нравственный закон, согласно которому «человек сам постепенно уподобляется тому, во что верит». (1, 48) Достигая веры в Бога, человек очищает душу от всего суетного, мелкого, недостойного и учится жить по лекалам божественной правды. И.А. Ильин анализирует мир ценностей человека, подразделяя их на чувственные, гедонистические и духовные. Гедонистические ценности могут прельщать человека своей привлекательностью, но они не выдерживают проверки временем и жизненным опытом. Рано или поздно обнаруживается их ограниченность и несостоятельность. И.А. Ильин приходит к выводу: «Человек отдает свою жизнь в борьбе за свое право, за свободу, за веру, за родину, за храмы, за свой народ, но отдать её за личные удовольствия - просто не стоит». (1, 53) Высшим критерием состоятельности жизненных ценностей является готовность за них умереть. По сути, Ильин затрагивает проблему экзистенциального выбора и его подлинности в пограничной ситуации, перед лицом смерти. Одним из распространенных предрассудков является убеждение, что знание есть нечто достоверное, истинное, а вера - это суеверие. Отсюда делается вывод, что знание полезно, а вера вредна и подлежит искоренение. Поскольку религия предполагает веру, то, естественно, делается вывод о необходимости борьбы с религией и церковью. Однако, достоверность научного знания вовсе не является абсолютной. Научная картина мира постоянно меняется, лежащие в основании науки фундаментальные принципы вовсе не являются самоочевидными и бесспорными. Изменчивость научного знания находит свое выражение в таких понятиях как «эпистема» Мишеля Фуко, «парадигма» Томаса Куна и в периодически повторяющихся научно- технических революциях. Продуктивность науки бесспорна, но её теоретические основания зыбки и проблематичны. Подлинный ученый осознает несоизмеримость объемов познанного и еще предстоящего познанию, поэтому его оценки науки скромны. Ему открыт безграничный мир непознаного и сакрального. Именно поэтому, по меткому замечанию Фр. Бэкона: «Поверхностная философия склоняет ум человека к безбожию, глубинная же философия обращает умы людей к религии». (3,386) Научное знание не противоречит вере в Бога,- утверждает мыслитель и приводит множество примеров высказываний великих ученых, для которых свет науки был отражением света божественного разума. Следует признать известное сходство методологии И.А. Ильина и немецкого теолога Фр. Шлейермахера в их доказательстве наличия веры в душе каждого человека, тем более, что Ильин был хорошо знаком с текстом «Речей о религии» и даже написал рецензию на эту работу. Материалист, отвергающий религиозную веру, очень узко трактует понятие «опыта», ограничивая его чувственной достоверностью. Между тем, он остается совершенно беспомощным в вопросах познания духовного опыта и духовной очевидности. «Этот внутренний, духовный опыт и есть истинный источник и истинная область веры, религии и всей духовной культуры вообще», - утверждает И.А. Ильин. (1, 68) Пренебрежение духовным опытом ведет к оскудению не только жизни отдельного человека, но и народа, лишает его творческой и продуктивной жизни. Напротив, свет очевидности, который открывает божественный характер мира, пробуждает чувство долга, любви, совести, деятельного служения высшим ценностям. В полном соответствии с традицией и духом подлинной веры, И.А. Ильин утверждает, что «Самым глубоким и могучим источником духовного опыта и религиозной веры является любовь». (1,70) Любовь невозможно логически определить, поскольку она целиком находится в сфере непосредственного, живого переживания. Её достоверность невозможно обосновать иным способом, как путем внутреннего погружения в её стихию. Мистический духовный опыт открывает человеку предметный характер его умозрения и удостоверяет его подлинность. Иного пути доказательства его подлинности не существует. Ильин строит феноменологию любви, выделяя её определенные этапы и специфические формы. Среди этих иерархических форм он выделяет: сосредоточение, интенсификацию духовных сил, их подъем, эйфорию, художественное отождествление с предметом любви, появление интуитивного ясновидения Сторонники «строгого» христианства иногда заявляют, что долг христианина - любить Бога и весь мир, безотносительно к своей родине и своему народу. У христианина, якобы, нет отечества, он, по определению, космополит. Те христиане, которые связывают любовь к Богу с любовью к своему народу и отечеству, изменяют, якобы, своему вселенскому призванию. И.А. Ильин ставит задачу оправдать патриотизм, доказать, что любовь к своему народу и стране, вовсе не противоречит христианской вере. «Любовь к родине есть творческий акт духовного самоопределения, верный перед лицом Божиим и потому благодатный», - утверждает философ. (1, 172) Для Ильина родина это не просто территория, не кровное родство, а духовная реальность, духовная жизнь народа. В эпоху русского эмигрантского рассеяния, оторванный от родной земли, Ильин всеми силами ищет и утверждает чувство любви и духовного единения с русской культурой и народом. Нельзя забывать, что в наше время, после распада СССР, более 25 миллионов русских людей оказались, не по своей воле, за пределами своей родины. История ХХ века была для русской нации эпохой великих испытаний и невосполнимых потерь. Поражает масштаб катастрофы, не имеющей себе равных во всей человеческой истории. Еще большее изумление вызывает тот факт, что «цивилизованное человечество» прошло мимо этой серии катастроф, не высказав слов своего сочувствия, но полностью игнорируя и не замечая их. Еще в начале ХХ века Освальд Шпенглер, знаменитый автор «Заката Европы» писал: «Мы за многие годы научились почти не обращать внимания на события, которые до войны парализовали бы мир. Кто нынче думает серьезно о миллионах погибающих в России?».(5, 10) Характерно, что И.А. Ильин, говоря о патриотизме и родине, подчеркивает право каждого народа и человека на свободный выбор и своей веры, и своих национальных святынь. Для него главное, чтобы выбор веры и любовь к родине были духовно оправданы и не были результатом слепого инстинкта или будничной привычки, чтобы они были чужды крайностей шовинизма и религиозной нетерпимости. «Обосновать идею родины и чувство патриотизма, значит показать не только их неизбежность и естественность в историческом развитии народов, и не просто их государственное значение и их культурную продуктивность, но - их верность перед Богом, их религиозную священность, а потому их правоту перед всем человечеством», - утверждает И.А. Ильин. (1, 194-195) Особое место в проекте И.А. Ильина занимает проблема государства, его духовная природа и роль в историческом процессе. Марксизм, с которым полемизирует Ильин, определяет государство как политическую организацию господства одного класса над другим. В определении государства доминируют термины: «насилие», «диктатура», «машина для подавления господства интересов одного класса над другим», «сила, стоящая над обществом», «продукт и проявление непримиримости классовых противоречий», «организованный в господствующий класс пролетариат», «организация насилия». (4, 7, 20) Как видно, на первый план выступает не консолидирующая, не созидательная функция государства, а функция репрессивная и разрушительная. Для И.А. Ильина государство не является системой внешнего порядка, и принуждение не выражает его предназначения и природы. Государство - это духовный организм, объединяющий множество людей, с единой историей, культурой, правосознанием: «Государство творится внутренне, душевно и духовно». (1, 235) Государственная идея зарождается и зреет в душе человека, а оформляется и обретает она конкретные черты посредством правосознания. «Государство есть организованное общение людей, связанных между собою духовной солидарностью и признающих эту солидарность не только умом, но поддерживающих её силою патриотической любви, жертвенной волей, достойными и мужественными поступками», - полагает И.А. Ильин.(1,238) В государстве, у граждан, помимо частных интересов, которые они преследуют, должна быть общая, единая цель, воплощающая высшую ценность и делающая их единым народом. «Без общего интереса, без всеобщей цели, без солидарности государство не может существовать», - убежден Ильин. (1, 242) Между тем, в нашем обществе либерально-демократические круги культивируют представление о государстве, как внешней силе по отношению к частному лицу, как системе нанятых работников на службе граждан. Тем самым, человеку внушается мысль, что управление государством это не его миссия, что у него по отношению к государству нет никаких обязанностей, а только права. На деле, у граждан пропадает чувство ответственности за судьбу государства, растет отчуждение и безразличие к его судьбе. Между тем, у правящей элиты оказываются полностью развязаны руки в отношении текущей политики, как это было в 90-е годы в нашей стране. Гражданам, в этом случае, лишь остается наблюдать, как «менеджеры», якобы нанятые ими, используют государство в антинациональных, корыстных и разрушительных целях. «Высшая цель государства не держать граждан в трепетной покорности, не подавлять частную инициативу, не завоевывать чужие земли, а организовывать и защищать родину на основе права и справедливости, исходя из благородной глубины здорового правосознания», - убежден И.А. Ильин. (1, 239)

Научные конференции

 

(c) Архив публикаций научного журнала. Полное или частичное копирование материалов сайта возможно только с письменного разрешения администрации, а также с указанием прямой активной ссылки на источник.